Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Статистика применения закона 7/8/1932 г. ("о колосках") с августа 1932 г. по август 1933 г.

Originally posted by corporatelie at Статистика применения закона 7/8/1932 г. ("о колосках") с августа 1932 г. по август 1933 г.

В общественном сознании и даже в более академических дискуссиях  о законе 7/8 (про интернет-баталии я и не говорю) один из краеугольных нюансов - статистический масштаб применения закона- практически никак не отрефлексирован.
Меж тем более менее серьезный разговор об истории законодательного акта подразумевает оперирование репрезентативной статистикой его правоприменения.

Парадоксально, но цифры, приведенные ниже, встречаются в паре малоизвестных диссертаций. И все.

Скан публикуется в сети впервые.

Фрагмент из отчета о деятельности Верховного Суда СССР за 1933 г. со статистикой применения судебными органами Постановления ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности».

Статистика применения.jpg

Источник: Отчет о деятельности Верховного Суда Союза ССР за 1933 г. ГА РФ.Ф.9474.Оп.1.Д.77.Л.2. Опубликовано: И.Л. Лезов. Советский суд в 1917-1940 гг. : диссертация ... кандидата юридических наук : 12.00.01. - Москва, 1998.

Поскольку огромное количество дел по закону 7/8 отличало крайне низкое качество предварительного следствия, примерно половина приговоров отменялась вышестоящими инстанциями (в основном, Верхсудами республик).

Так, председатель Верховного Суда СССР А.Н.Винокуров 10 февраля 1933 г. в докладной записке Президиуму ЦИК о применении судебными органами постановления ЦИК н СНК СССР «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации, укреплении общественной (социалистической) собственности*. сообщал: " По имеющимся данным из 2 773 расстрелов, рассмотренных верхсудами, <утверждено 1274 (45%)>, причем наибольший процент утвержденных ВМН приходится на УССР (около 50%), на линсуды и военные трибуналы (около 45%), на РСФСР (42%), т.е. процент утвержденных расстрелов колеб­лется от 40 до 50 процентов. (ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 64. Д. 1254. Л. 4-7. Подлинник. Опубликовано:  История сталинского Гулага. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов: Собрание документов в 7-ми томах / Т. 1. Массовые репрессии в СССР. М.2004.)

Основываясь на этих пропорциях, можно осторожно предположить, что реальное количество расстрелянных по закону 7/8 по всему Союзу с августа 1932 по август 1933 г. равнялось примерно 7-8 тыс. человек (возможно эта цифра занижена, поскольку в отчете Верхсуда подчеркивается неполнота синтезированных в центре сведений или , наоборот, несколько завышена, поскольку весной 1933 г. могла измениться динамика отмены приговоров. В любом случае этот вопрос нуждается в дальнейшем исследовании и уточнении).
Помимо обыкновенных судов всех видов и уровней, наиболее крупные дела по закону 7/8 вело ОГПУ, которое также в это время имело право вынесения смертных приговоров через свою систему квазисудебных органов.

Так, в докладной записке от 3 ноября 1932 г.  председателя ОГПУ В.Р.Менжинского И.В.Сталину о количестве привлеченных к уголовной ответственности за хищения социалистической собственности по состоянию на 1 ноября 1932 г.  сообщалось, что " по линии ОГПУ находилось под арестом за хищения 31 488 чел.
Осуждсно органами ОГПУ 6406 чел, К ВМН приговорено после издания инструкции о порядке применения декрета от 7 августа 437 чел., а вместе с приговоренными до декрета — 501 чел." ( ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. On. 10. Д. 21. Л. 421. Копия . Опубликовано: История сталинского Гулага. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов: Собрание документов в 7-ми томах / Т. 1. Массовые репрессии в СССР. М.2004).

Вообще, приведенные выше статистические сведения ясно свидетельствуют о том, насколько плохо еще изучена первая половина 1930-х во многих важных аспектах, в частности в вопросе уточнения сводных цифр по приговорам к ВМН всеми судебными и квазисудебными органами СССР.

Ведь благодаря важной статье А.Г.Теплякова мы знаем, что известные еще с начала 90-х годов цифры так называемой "справки полковника Павлова" и сводок ГБ со статистикой расстрелов по делам органов ОГПУ за 1933 г. (2154 человек.) дефективны, занижены в разы и содержат серьезный недоучет. Приведем здесь выводы А.Г.Теплякова : "Таким образом, известные и в ряде случаев далёкие от полноты данные по Белоруссии, Украине, Ленинградской области, Казахстану, Западно-Сибирскому, Восточно-Сибирскому и Дальне-Восточному краям уже дают до 7,5 тыс. осуждённых тройками к расстрелу. Прибавив уничтоженных решениями Коллегии ОГПУ и Особого Совещания, а также расстрелянных во 2-м полугодии на местах, получим около 12 тыс. жертв. Поскольку неучтёнными остаются еще полтора десятка полномочных представительств, то даже минимально возможная численность убитых чекистами составит, скорее всего, 14–15 тыс. чел., не считая осуждённых по ст. 58 УК гражданскими судами и умерших в тюрьмах во время следствия. Но не исключено (если цифры, достигнутые в Сибири и Белоруссии, будут продемонстрированы для первого полугодия 1933 г. ещё в трёх-четырех полпредствах ОГПУ, а в оставшихся окажутся в среднем на уровне 100–200 чел. для каждого регионального чекистского органа), что общее число расстрелянных во внесудебном порядке по СССР в 1933 г. превысит 20 тыс. чел. и окажется выше, чем даже в 1930 г. Разумеется, цифра казнённых в 1933 г. будет ещё уточняться, но, как представляется, уже на данном этапе изучения можно считать доказанной ошибочность сведений, публиковавшихся с начала 1990-х гг."

Если сопоставить данные Теплякова (линия ОГПУ вообще) с цифрами из отчета Верховного суда (линия "обычной" юстиции только по "закону о колосках") получается, что по закону 7/8 у нас зафиксировано почти 14 тыс. расстрельных приговоров, вынесенных "обычными" судами (из них реально приведено в исполнение 7-8 тысяч приговоров с августа 1932 г. по август 1933 г. Данная цифра, бесспорно, не является окончательной и нуждается в верификации и дальнейшем уточнении) + 2 тыс. человек казненных органами ОГПУ в 1932 г.+ как минимум 12 тыс. и , как максимум, более 20 тыс. расстрелянных по делам ОГПУ в одном 1933 г.+ неизвестное количество казненных по приговорам обычных судов всех видов и уровней за остальные преступления в 1932-1933 гг.

Исходя из этой статистики деятельности "обычной" судебной системы и сопоставления их с аналогичными сводками квазисудебных органов ОГПУ можно сделать вывод, что период 1932-1933 гг. по активному применению высшей меры социальной защиты едва ли не превосходит пиковый год Великого перелома- 1930 г., когда было расстреляно около 20 тыс. человек. Просто историки, даже 84 года спустя, пока не сопоставили отдельные сегменты разрозненных и отрывочных статистических данных о применении высшей меры наказания разными ведомствами (НКЮ разных республик и ОГПУ).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments