Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

плехановские миллионы


(очередная порция во вспомоществование Галковскому,
как мелкий побочный бонус оцифровки публикаций относящихся к ГОТ и СРСД)














Выражения "дорогие товарищи" или "дорогие" в переписке членов ГОТ обозначают членов Союза Русских Социал-Демократов За Границей, с которым Группа находилась в резко-конфликтных отношениях.

Американские товарищи -- отсылка либо к переехавшим в США членам СРСД, либо, чаще, к организованной Ингерманом в Нью-Йорке "русской" (т.е. на деле преимущественно еврейской) с.-д. организации, периодически помогавшей ГОТ переводами средств.




"История с этими 4000 франков представляет некоторый интерес, так как она была связана с попыткою некоего г. Еваленко, давнего агента Департамента Полиции, освещавшего в 1890-х гг. революционные организации Нью-Йорка (разоблачен в 1909 г.), втереться в доверие заграничных с.-д. кругов. Подробности об этой попытке г. Еваледко мы находим в письмах О. М. Ингермана, который вел с Еdалеяко все разговоры. 8. I. 1896 г. Ингерман сообщал П. Б. Аксельроду [...]

Едва ли можно сомневаться, что деньги, которые г. Еваленко предлагал дать на издание «Листков Работника», как и те, которые он давал на «Летучие Листки», должны были идти из секретного фонда Департамента Полиции, — это был обычный путь, которым Департамент вводил своих агентов в интересовавшие его круги революционной эмиграции.

Но на этот раз чаша минула. Потому ли, что Нью-Йорк был слишком далеко и нью-йоркский агент не мог получить достаточно полных сведений о деятельности группы «Освобождение Труда», или потому, что прием г. Еваленко, несмотря на его деньги, был оказан все же весьма холодный, или по обоим этим причинам вместе,—так или иначе, но дело расстроилось. В следующем письме С. М. Ингерман сообщал о «неожиданных препятствиях»: [...]

В дальнейшем дело совершенно заглохло.

Надо заметить, что Еваленко, будучи агентом Деп. Пол., был одновременно большим любителем издательской деятельности и не только из материальных соображений, но и так сказать из любви к искусству. Так, им организовано мало кому известное дело — переиздания в 1895— 96 гг. в Нью-Йорке т. I «Капитала» К. Маркса. Организовано это издание, в целях ускользания от бдительного ока русской цензуры, весьма остроумно: Еваленко подобрал шрифты и в точности воспроизвел первое издание 1872 г., так что отличить нью-йоркское издание-подделку от издания 1872 г. очень трудно. Благодаря этому тогда удалось ввезти несколько сот экземпляров своего издания в Россию."






Subscribe
Comments for this post were disabled by the author