Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

К дню рождения Красной Армии


Телеграмма №551
Министерству иностранных дел [Германии]
от связного офицера Министерства иностранных дел при императорском дворе
21 апреля 1917 года

Главнокомандование армии сообщает политическому отделу
Генерального Штаба в Берлине:

Штейнвахс [резидент немецкой разведки в Швеции] сообщил из
Стокгольма:

"Ленин прибыл в Россию благополучно. Он работает в
точности так, как мы хотим."


"Germany and the Revolution in Russia, 1915-1918: documents from the Archieves of the German Foreign Ministry", ed. by Z. A. B. Zeman, Oxford University Press, 1958, стр. 51


Ф. Дан, "Позорная капитуляция" // газета Вперёд, №28, 21 (8) февраля 1918

Позорная капитуляция.



Все слова и все иллюзии развеялись, как дым, перед лицом грубых фактов.

Еще недавно безстыдныя перья казенных публицистов уверяли русских рабочих и крестьян, будто империалисты всего мира прижаты к стене и поставлены на колени красноречием Троцкаго. Еще 10 февраля Троцкий заявил в Брест-Литовске, что ни за что не поставит подписи русской революции под условиями мира, которыя "несут гнет, горе и ужас миллионам человеческих существ".

Еще 14 февраля он говорил на заседании Ц. И. К-та, что "согласие на требования немцев нанесли бы смертельный удар русской революции", что оно нанесло бы удар и международному пролетарскому движению, ибо Гофман и Кюльман могли бы сказать немецким рабочим: "вот, смотрите, как русские революционеры-социалисты подписали грабительский договор".

А через 5 дней Ленин и Троцкий слали уже телеграмму, означающую даже не сепаратный мир, устанавливаемый договором двух сторон, а безоговорочную капитуляцию перед всеми требованиями германскаго империализма. Преданы все принципы революции, преданы интересы русскаго и международнаго пролетариата, преданы поляки, литовцы, латыши, эстонцы, все народности, доверившияся революционной власти, предана Россия на поток и разграбление вооруженному до зубов иностранному капиталу. Революционные жесты и фразы оказались обманом. Достаточно было немецкому фельдфебелю показать кулак, чтобы совет народных комиссаров без малейшей попытки сопротивления бухнул в ноги фельдмарШалу Гинденбургу!

Нас уверяли, что советская зласть мобилизует и собирает все революционныя силы народа. Нас уверяли, что именпо она и она одна способна противоставить мировому империализму все силы революции, всю мощь революционнаго и социалистическаго энтузиазма. Но пришла критическая минута, и все эти уверения тоже разоблачились, как постыдный обман. Все красныя гвардии и ирасныя армии большевизма оказалась пригодными для ведения войны с русскими граждами, для междуусобия в среде демократии, для арестов, обысков и других видов полицейскаго попирания свободы. Они оказались неспособыми хотя бы единый выстрел противоставить наступающим полчищам германскаго империализма! Большевистская власть публично расписалась в своем безсилии, публично созналась в том, что своей политикой она обезкровила и обезоружила революцию, лишила ее всякой силы сопротивления, а себя самое превратила в смешную и и жалкую собаченку, которая рычит и скалит зубы, но униженно ложится вверх брюхом при первом взмахе хлыста.

Что же, эта капитуляция — несчастье или преступление, гражданин Троцкий? Во имя какого принципа, во имя какой социально-политической идеи распластана революционная Россия в ногах прусскаго вахмистра? Говорят во имя сохранения советской власти, во имя дальнейшаго проведения социалистической политики, во имя грядущаго пробуждения международной пролетарской революции. Но все вти разговоры — только новая попытка фразами и жестами отделаться от ужаса фактов и еще раз ввести в грубейший обман народныя массы.

О какой «советской», «социалистической» политике может идти речь, когда Троцкий сам признал, что брест-литовския условия оваачают смертельный удар русской революции? Смерть революции — вот что означают по собственному признанию большевистской власти эти условия. Удар по международному пролетарскому движению — вот чем отзовется принятие этих условий в пролетарском Интернационале, говорил нам Троцкий неделю тому назад.

Но, ведь, условия сегодняшней капитуляции еще безконечно хуже, чем условия, предлагавшияся в Брест-Литовске. Ведь большевистская власть капитулировала перед принцем Леопольдом Баварским после того, как он в своей прокламации заявил, что идет раздавить русскую революцию. Ведь, германцы уже ставят «дополнительныя» условия, сводящияся к вмешательству во внутренния дела России!

Ясно, что не ради сохранения «советской» или «социалистической» политики капитулировал Совет народных комиссаров, а ради голаго сохранения власти в своих руках. В борьбе ва власть ничтожный партийный кружок готов выбрасывать за борт все свои принципы. Он готов воздвигнуть свою власть на трупе русской революции. Он готов править Россией, как ставленник германскаго империализма.

После безстыдной, безпринципной капитуляции большевистской власти, сознательный пролетариат не может смотреть на нее иначе, как на шайку авантюристов, готовую ради власти пожертвовать всеми интересами революционной страны и мирового рабочаго движения.

Пролетариат может быть вынужден до поры, до времени, стпснув зубы, терпеть надругательство над русской революцией, чинимое германскими империалистами руками большевистской власти. Он никогда не может признать эту постыдную капитуляцию, никогда не может покорно склонить свою голову перед Вильгельмом и Круппом.

Революционный пролетариат России должен еще и еще раз громко сказать, что он заключеннаго большевиками мира не признает; что он требует пересмотра его; что он будет собирать силы и внутри страны, и на мировой арене для возстания против империализма, схватившаго русскую революцию за горло. И еще и еще раз должен он провозгласить, что только черев прекращение гражданской войны внутри демократии, через полновластное Учредительное Собрание и через международную социалистическую конференцию лежит путь к спасению революции.

Позорную же капитуляцию пролетариат бросит в лицо той большевистской власти, которая предательски взяла ее на свою ответственность.

Ф. Дан





Просто предатели.



Большевики усвоили весьма удобную манеру: каждый раз, когда терпит поражение их политика, они делают вид, что все идет так, как им хочется, а чтобы отвлечь внимание масс - выливают очередной ушат грязи н своих политических противников.

Этой манере неизменно следует «Социал-демократ». Усердный А.С. подвизавшийся на его столбцах, набил себе не мало шишек на лбу, стараясь во что бы то ни столо доказать правильность всех действий своих хозяев «народных комиссаровъ».

И этот А.С. изменил бы своей природе, если бы не попытался и теперь, говоря о создавшемся на фронте положении, свалить с больной головы на здоровую.

Меньшевики, видите-ли, «социал-прсдатели», ибо они были с буржуазией, отказались вместе с Муравьевым и Антоновым громить русские города — Киев и Иркутск, Астрахань и Москву, Саратов и Харьков, были готовы подписать позорный ыпр...

Забыл «С. Д.» что в доме повешеннаго не говорят о веревке: — Кто предатель?

Предали интересы России, интересы революции, интересы рабочаго класса те, кто, распустив армию, хотел красивыми, но пустыми фразами заворожить Гинденбурга и Гоффмана; кто в течение трех месяцев не только ничего не сделал для организации давления пролетарскаго интернационала на империалистския правительства, но всячески этому противодействовал. Предатели те, кто вселял в народныя массы уверенность, что безумная политика народных комиссаров зажжет мировой пожар и спасет Россию и революцию от сепаратнаго мира; кто еще вчера гордо восклицал, что «советская республика» не подпишет позорнаго мира, а сегодня униженно упрашивает Вильгельма положить гнев на милость и продиктовать революционной России свои условия, которыя она безоговорочно должна подписать.

Предатели те, кто уничтожил в стране ростки демократических свобод, кто разстрелял Учред. Собрание, кто усердно раздувал пламя гражданской войны и предал огню и мечу всю Россию.

Предатели те, кто своей насильнической политикой оттолкнул от дела революция и направил на путь соглашения с германским империализмом Украйну, Польшу, Литву, Эстляндию.

Предатели те, кто создал в стране режим террора, кто привлек к кормилу правления самыя темныя и грозныя силы со дна русской жизни, так что Шнеуры и Моисеевы составляют не исключение, а правило. Предатели они, распылившие русскую революцию, отнявшие у народа веру в нее и - безсильной и истерзанной — выдавшие страну Вильгельму.

Да, мы предвидели, что так будет. Да, «Вперед» предупреждал, что России, возможно, придется подписать позорный сепаратный мир. Мы считали себя обязанными предостеречь рабочих, и объяснить им, куда неизбежно приведет политика большевиков. И мы окавались, к сожалению, правы.

И после этого буттербродный писатель из буттерброднаго «С. Д.» (теперь ведь вся большевистская печать — казенная печать, издающаяся на общенародныя средства) позволяет себе заявлять, будто бы «Вперед» хотел сепаратнаго мира.

Это уже слишком. Всякому безстыдству должна быть мера. И в те минуты, когда хозяева «Соц.-Дем.» опускают уже перья в чернила, чтобы подписать мир на продиктованных Вильгельмом условиях, господам из «С.-Д.» лучше всего было бы помолчать...

В. Ежов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments