?

Log in

No account? Create an account
Sergey Oboguev's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in Sergey Oboguev's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Saturday, February 9th, 2019
8:59 pm
КАК ПЛАНОВАЯ ЭКОНОМИКА ПОДГОТОВИЛА ГОСУДАРСТВЕННЫЙ РАСПАД СССР

«В 1937 г. фондировалось около 250 видов продукции с детальными предписаниями в каждом индивидуальном случае способов и норм их использования, а также кому и в каком количестве отгружать произведенное. По мере роста производства количество видов продукции, как и количество связей, обусловленных ее централизованным распределением, возрастало стремительными темпами. К 1940 г. фондировалось уже 450 видов. К началу 50-х гг. этот показатель составил 10 тыс.

К этому времени Госплан СССР уже был не в состоянии централизованно оперировать ставшими неисчислимыми для него показателями. В итоге, в первой половине 50-х гг. в его ведении осталось менее 2-х тыс. наименований фондируемой продукции, а остальные были переданы в ведение республиканских Госпланов.

Это послужило началом развала СОЮЗНОЙ "единой фабрики”. Наряду с последней, в ее рамках стали расти РЕСПУБЛИКАНСКИЕ "единые фабрики”, собственные интересы которых все более приходили в противоречия с общесоюзными, что, в конце концов, привело к экономическому обособлению республик, настоятельно потребовавшему их выхода из Союза в качестве независимых государств.»
8:58 pm
КАК ПЛАНОВАЯ ЭКОНОМИКА ПОДГОТОВИЛА СВОЙ КРАХ

«В условиях существования в середине 6о-х гг. 42-х тыс. промышленных предприятий, стоявших на самостоятельном балансе и 19 тыс. строек производственного назначения создание республиканских "единых фабрик” не решило проблем централизованного планирования.

"Номенклатура централизованно распределяемой продукции, - писал в 1965 г. О. Некрасов, - включает примерно 6,2 тыс. наименований предметов труда и около 11,8 тыс. орудий труда, машин, оборудования и приборов. В качестве самостоятельных позиций в номенклатуру централизовано распределяемой продукции включены оборудование, машины и приборы по типам, диаметрам, грузоподъемности, маркам, емкости, напряжению и другим техническим параметрам".

В годовых планах предприятиям устанавливались до 500 показателей, регламентировавших их хозяйственную деятельность.

Проконтролировать выполнение такого множества показателей никакими административными мерами было уже невозможно. Централизованное планирование из основы тоталитарного порядка на деле превратилось в источник анархии, разрушавший этот порядок.

Между тем, кризис централизованного планирования, скреплявшего в единое целое многопрофильное индустриальное хозяйство "единой фабрики", продолжал углубляться. "Во всяком случае, - писал о советской экономике Алек Ноув в публикации 8о-х гг., - если продукт имеет неоднородный состав либо размеры, показатели плана должны иметь обобщенный вид. На самом же деле, план включает 12 млн. различных продуктов с их полной спецификой, соответствующей 48-ми тыс. плановым показателям. Другими словами, в среднем каждый "продукт" в плановых предписаниях заключает 250 разновидностей. Учет такого количества разновидностей не в состоянии стать объектом детального систематического планирования. На нем тяготеет "проклятие неисчислимости показателей"; необходимость рассчитывать бесчисленные варианты делает невозможным управление народным хозяйством".

Не случайно, С.Г. Струмилин, возглавлявший в течение многих лет теоретическую и практическую работу в Госплане, активно выступал против применения закона больших чисел к экономике СССР. Он прекрасно понимал, что централизованное планирование возможно лишь при условии ограниченности используемых показателей

Темпы разложения фабрики стремительно нарастали, все глубже втягивая в сферу своего действия не только экономический базис, но и политическую надстройку.»
Friday, February 8th, 2019
5:41 pm
Л. Кравецкий пишет:

«даже если принять аксиомы, используемые сторонниками рынка, то... можно без особых проблем доказать, что из всего этого вытекает нечто, весьма далёкое от теоретического оптимума эффективности. И даже от практически достижимого оптимума»

Некоторым известна и другая теорема:

1. Теоретический оптимум эффективности недостижим.

2. Попытка достичь теоретического оптимума эффективности приводит к ужасающей неэффективности.
12:37 am
Пимен Карпов, ранние стихи, ч. 3
Кто Ты?
Сонет.

Не кубок стонов Ты, Не смертоносный яд
А нектар для судьбы угрюмой и туманной!
Прислушайся: едва шумит миндальный сад,
Окропленный росой зари благоуханной.

Ни счастья, ни любви я в мире не нашёл
И тайну бытия разгадывал напрасно.
Но в трепетном луче ночной цветок расцвёл
И я молюсь ему свободно и всечасно.

Души моей печаль и радости начало
Ввряю я и мгле, и шепоту волны,
И дрогнувшей звзде, что в грудь мою упала.

Не все ль равно, кто Ты — борьба иль меч развязки!
Поет русалка мне, царю и богу сказки,
И колос наяву нашептывает сны.

* * *

За звездой

Ты подплывала в лунном сне
На лёгком облаке ко мне --
Счастливая, далекая,
Звезда голубоокая!..

Переливалась и цвела
И за собой меня звала,
И гасла над криницею
Туманною зарницею...

Цветок слагал тебе хвалу
Но покатилась ты во мглу;
Не ведала, не чаяла,
Как утопала, таяла...

Благословишь ли с высоты
Любовь и жизнь и счастье ты
Сны, тайной озаренные,
Мечтания влюбленныя?..

Иль, неприступна и горда,
Потонешь, милая звезда,
Следя за степью дальнею
Улыбкою прощальною?..

Ужели я не полюблю,
Не отыщу, не умолю,
Тебя, моя любимая,
Мечта невозвратимая?..

* * *

За туманом лесным,
В плеске сумрачных вод,
Теплым солнцем палим,
Голубой таял лед...

Серебрилась волна
И несла хрустали...
Огневая весна
Пела песню земли...

* * *

Дождь по Крыше шумит
Ночь темна,
Белый призрак стоит
У окна,

Белый призрак в саду,
У плетня,
Накликает беду
На меня

Ворожи и пророчь,
Белый сон!
В темноликую ночь
Я влюблен,

Сердце каплями рос
Окроплю
И дыхание роз
Уловлю...

Всё в природе привык
Я любить;
Тёмной ночи мне лик
Не забыть.

Новое Слово, 1909 №10 стр. 5
Новое Слово, 1909 №12 стр. 4
Новое Слово, 1911 №4 стр. 54
Новое Слово, 1911 №5 стр. 30
Sunday, February 3rd, 2019
6:52 am
6:44 am
Пимен Карпов, ранние стихи, ч. 1
В альманахе "Весна : Орган независимых писателей и художников"
№3 стр. 4, №5 стр. 9, №6 стр. 7, №7 стр. 8, №9 стр. 7, №10 стр. 8, №12 стр. 4, №17 стр. 9, №21 стр. 9, №22 стр. 10-11
Read more...Collapse )
Saturday, January 26th, 2019
1:15 pm
Ему не нужны люди, этому городу. Он давно замкнулся в себе, отстранился от суеты проспектов и улиц, закрылся в потаённом, скрытом от посторонних переживании своей самодовлеющей красоты. Он смотрит в себя в отражении каналов и рек, застыв в упоении собственным блеском. Он сам себе поэт и певец своего великолепия. Его дворцы улыбаются при упоминании иных столиц, а свои трущобы он возвёл в степень романтики. Он позволяет собою восхищаться, но ваши похвалы не трогают его. Он едва слышит ваши восторги, сосредоточившись в своей внутренней жизни, в которой вода и камень то ссорятся, то ревниво любят друг друга. Лучшим комплиментом он считает выражение «умышленный город», а худшей судьбой – похорошеть при Собянине.

Его зданиям едва ли больше ста, двухсот лет, трехсот лет, но у них такое выражение лица, будто они стоят тут тысячу лет. Он может десятками своих фабрик и заводов, лабораторий и конструкторских бюро работать на будущее, на так называемый прогресс и развитие, но в глубине души он понимает, что лишь следует условностям века, потому что сам он уже полностью состоялся, и никакой иной красоты теперь не родится, а без красоты ничего не имеет смысла. Он мыслит себя как спустившийся на землю в готовом виде подарок небес. И он настолько любуется собой, что иногда теряет эту связь с небом – что нависает над ним так близко...

Вы можете после долгой разлуки (а всякая разлука с ним – долгая) тихо, боясь оскорбить его фамильярностью, провести рукой по шершавому граниту набережных – но он не замурчит в ответ, словно привыкший к ласке кот. Его снисходительности хватает только на то, чтобы благосклонно принимать ваш оммаж – как должное. Если завтра люди оставят его, он вряд ли это заметит. Он будет тихо и величественно умирать, ветшать, осыпаться, сохраняя осанку и манеру…

Но есть две даты, разделенные десятью днями, десять зимних дней, когда город вспоминает о своих людях, и тогда город и его люди – одно, и город становится людьми, и тогда его глаза – это глаза Тани Савичевой, его голос – голос Ольги Берггольц, его дыхание – ветер на Пискаревском, его плач – вой воздушной тревоги, его пульс – стук метронома, его числа – 900 дней и 125 грамм, и его цвет – цвет несчётных букетов из четного количества алых гвоздик...

Thursday, January 24th, 2019
2:04 pm
Историк-алкоголик по телеграфу


Тут больше не про название и иллюстрацию пост, а про военно-медицинскую академию им. принца Ольденбургского. Ольденбургские, как часть императорской семьи, вели обширную благотворительную деятельность и наоткрывали множество полезных заведений, как на свои средства, так и пролоббировав строку в госбюджете. Соответственно, по стране было множество заведений им. Ольденбургских.

И вот, когда совок упал, в РФ много где решили повозвращать исторические названия. В некотором роде это такой каргокульт, мол вернём название советскому заведению, и оно волшебным образом начнёт работать не по-советски. Хохлы решили не отставать! А чё, они хуже что ли? Но у них получилось ещё смешнее - каргокульт каргокульта. В отсутствии своей внятной идеологии дергали отовсюду по чуть-чуть в надежде попасть хоть куда-то, в итоге и получалось что-то вроде «Краснознаменный императорский институт имени Степана Бандеры».
Sunday, January 20th, 2019
5:31 pm
Спросили про нынешнюю элиту РФ: "кто там большевики".

Все практически. Нынешняя элита РФ представляет обе фракции большевистской элиты ("блестящих ленинцев" aka "либералы" и "сиволапых сталинцев" aka "силовики") на современном этапе их существования.

Проводящих при этом очередной виток традиционной большевистской политики:

- насильственная вооружённая узурпация власти

- экспроприация собственности ("приватизация")

- разнузданная национальная травля русских (20/90-е) сменившаяся (в 30/2000-е) после потеснения блестящих ленинцев сиволапыми сталинцами расчётливым национальным подавлением русских

- расказачивание (геноцид русских на юге)

- поддержка и финансирование украинизации

- политизация и накачка ресурсами нерусской этничности

- этнотерриториальное устройство и раскармливание национальных кланов

etc.
Wednesday, January 16th, 2019
12:21 pm
Сборник "Вехи" (март 1909 г.) составлялся из отдельных статей, авторы которых не читали статьи других участников до выхода сборника. Ознакомившись после его публикации со "страшной фразой" в статье Гершензона

"Между нами и нашим народом – иная рознь. Мы для него – не грабители, как свой брат деревенский кулак; мы для него даже не просто чужие, как турок или француз: он видит наше человеческое и именно русское обличие, но не чувствует в нас человеческой души, и потому он ненавидит нас страстно, вероятно с бессознательным мистическим ужасом, тем глубже ненавидит, что мы свои. Каковы мы есть, нам не только нельзя мечтать о слиянии с народом, – бояться его мы должны пуще всех казней власти и благословлять эту власть, которая одна своими штыками и тюрьмами еще ограждает нас от ярости народной"


некоторые участники заявили, что если бы знали о ней заранее, то не согласились бы участвовать в сборнике.

То есть "Вехи" закончили там, где нужно было начинать.

* * *

А вот отрывок из Мережковского (очерк "Великий Гнев" // "Русское слово" 13 мая 1910 №108):

Собирались небольшими кружками от 12–20 человек и в закрытых собраниях, и в частных домах. Всякие вопросы подымались, но всегда было это: «вы и мы». Кто бы среди «нас» ни сидел, – молодой современный поэт, студент, революционер, марксист, сектант, учитель, – это всё для них были одинаковые «вы», интеллигенты, «господа»-враги. Крестьянин и рабочий, бывало, спорили до ссоры, чуть не ругали друг друга «интеллигентом» (новая ругань!), – но уходили вместе, там, где-то, на улице, вдали от вражеских ушей, сговаривались, к какому-то своему соглашению приходили и оставались-таки «мы».

Больной, озлобленный рабочий кричал и бранился; добрый, здоровый севастопольский матрос говорил детски-мягко; но по существу они были одно: кричала в рабочем его болезнь, желчь, а в матросе говорила его детская природа – об одном и том же.

Много других общих черт и общих душевных уклонов открыли нам эти беседы. Но пока я намеренно останавливаюсь на этом одном: на объединяющей ненависти «их» к «нам», народа к интеллигенции, – на великом гневе.

Это вовсе не зависть и злоба европейскаго рабочего к «буржуям». Это – что-то более стихийное, первоначальное, глубокое, уходящее корнями в историю, а главное – более безкорыстное. «Интеллигент» и «барин» вовсе не то, что «буржуа». Да и где она, буржуазия наша?

Боюсь, что многие из нас, не видящие этой ненависти, обманывают себя. Закрыть глаза тут очень легко. Но вспомним кое-кого из наших старых романтиков, «ходивших в народ», жизнь этому народу отдавших: не наталкивались ли они на ту же страшную стену? Не все скрывали правду от себя. Когда же и с другой стороны надвинулась на них ненависть правительственная, многие были раздавлены между этими двумя стенами. А память о них живет ли в народе? От декабристов до наших дней это для него – «интеллигенты», «господа», «баре», которые хотели своего.

[...]

– Хорошо вы ненавидите, только адресом ошибаетесь, – сказал однажды, не стерпев, умный и злой интеллигент одному из наших Степанов. Но тот, кажется, так и не понял, даже не услышал.

IV.

«Народ терпит настоящий строй, потому что он всё-таки меньшее зло. А сладко ли будет, если интеллигенция возьмет власть? Нет, уж не дай Бог! Лучше всё, чем это...»

– Ага, вот оно что! – может воскликнуть интеллигентный читатель. – Степаны-то ваши просто черносотенники!

Нет, слова эти говорил вовсе не черносотенник. Но, по правде сказать, я затрудняюсь определить привычными интеллигентскими словами политические убеждения моих собеседников. Оставив в стороне «черносотенство», как «союзничество», надо, однако, признать, что основная идея стараго порядка у них живее, искреннее, глубже, чем это принято думать. Не идея, впрочем, не сознание, а какое-то слепое подощущение, подсознание, если можно так выразиться. Встречаются, правда, монархисты и сознательные, но, повторяю, не про тех я говорю, кого мы называем «черносотенцами».

Вернемся же к объединяющей этих людей великой ненависти.

[...]

Имеют ли право говорить от лица народа люди, которых я слышал говорящими, – вопрос, конечно, спорный и даже неразрешимый. Но все они себя с народом утверждают, отрицая интеллигенцию, которая для них такая же сплошная среда, безличная, стихийная, как для нас – народ. Свои различия, своя лица они видят, наши – нет.

«Небось, давали нам какие-то брошюрки завалящие, по двугривенному сотня, а своё, настоящее, про себя берегли... Но полно, теперь уж никого не обманете! Знаем, где раки зимуют... Народ должен самостоятельно, без вашей интеллигентской помощи вырабатывать новые ценности, и эта работа уже происходит. И вам в ней части нет!» (Всё почти дословно из речи одного рабочего).

[...]


Да, враги. Везде, всегда. «Между нами и вами утверждена великая пропасть». Вот ещё одно доказательство российской тьмы и дикости, лишнее подтверждение необходимости света въ России, но не будем закрывать глаз: это было, это есть.


И вот в этой-то стране А.И. Гучков со товарищи мудро задумали устроить захват власти интеллигенцией.
Wednesday, January 9th, 2019
5:23 pm
9 января 1905, часть 2
На Парижской конференции 1904 года, организованной при участии и на средства японского резидента полковника Акаси, либералами, эсерами и польскими, грузинскими, латышскими и финскими националистами был принят план антиправительственной кампании. Одним из пунктов этого плана была организация массовых рабочих демонстраций с целью подачи петиций, содержавших требования либеральной оппозиции. Статья посвящена анализу механизма организации шествия 9 января 1905 года.

С.А. Нефедов, "Великая провокация 9 января 1905 года" // Новый мир. 2015. № 1. С. 153-166.




Часть 1 здесь: https://oboguev.livejournal.com/6266254.html
Tuesday, January 8th, 2019
12:40 am
Monday, January 7th, 2019
9:08 am
"В XVI веке – была кровь, топор и красный петух над Россией; в ХХ-ом – стала "книга"; а в ХХI-ом, может быть, опять будет и кровь и топор и красный петух."

(А. Блок)
8:42 am
о, времена!
Спелл-чеккер ORFO всё время норовит переправить "блоковский" на "блоговский".
Sunday, January 6th, 2019
7:46 pm
"Все-таки многих журналистов, судя по пресс-конференции, волнует слово «русский» в названиях передач. Я согласна с ними в том, что это понятие разъединяет".

Наталия Ростова, "Новая газета", в связи с появлением на ТВ телеканала "Спас".

https://www.facebook.com/bolotovski/posts/2090270254373381
Friday, January 4th, 2019
9:16 am
Кравецкий рассуждает, что его "культурное отечество -- всё человечество".

(Собрался было написать ему комментарий, но обнаружил, что в прошлый раз душа оного поэта не вынесла моего скромного фейс-value-контроля (то бишь, reality checking) его рассуждений, и он от них огородился.

Чтобы добру не пропадать, оставляю здесь.)





Это бывает.

А я вот про себя заметил, что в Русском музее и Третьяковке я хожу с большим интересом и внутренним эмоциональным движением, а в Лувре и Эрмитаже -- со скукой зелёной.

Попытался понять, почему, и понял, что все эти люди, которые изображены на полотнах висящих в Эрмитаже и Лувре -- они ан масс ко мне не имеют отношения или имеют самое отдалённое.

(Это относится и к библейско-христанским сюжетам, причём даже не по причинам чуждости евреев: как нетрудно заметить, западноевропейская живопись изображает вовсе не носатых евреев одетых в одеяния библейских времён, а западноевропейские антропологические типы в обыкновенно более-менее современных художнику одеяниях, чаще всего в окружении современной ему же архитектуры, в местных [тосканских etc.] ландшафтах и т.п. -- т.е. под видом "библейских сюжетов" представляет этническую живопись изображающую быт современного художнику испанского, итальянского и т.п. конкретного народа и прославляющую этот народ).

Мне они неинтересны потому что чужие мне. Так же, как мне неинтересно смотреть американское кино про негров или white trash. Чужие не только социально, но и экзистенциально.

А вот если попытаться на минуту представить, что старичок нарисованный Рембрандтом -- русский, то всё наполняется совершенно иным светом.
Увы, монитор реальности не позволяет вызывать в себе усилием такую иллюзию больше, чем на минуту.

Словом, полная "Европа и человечество" Н.С. Трубецкого.
Thursday, January 3rd, 2019
6:02 pm
По сравнению с Санкт-Петербургом, московское произношение всегда считалось сниженным: Москва – купеческая, Петербург – дворянский. Правда, сейчас москвичи все больше метят в "дворяне". Уже неприемлемо говорить старомосковское "коришневый". Следует произносить "коричневый". А вот "булошная" и "конешно" через "ш" остаются законной московской привилегией.

https://isralove.org/load/13-1-0-2051
Sunday, December 30th, 2018
9:16 pm
Татьяна Шабаева в ФБ
Алексей Навальный записал совершенно позорное видео про (в основном) Русскую православную церковь и Украину -- и про российско-украинские отношения в целом.
Егор Просвирнин сделал оочень подробный, поминутный разбор этого видео -- причём я не решаюсь его рекомендовать, поскольку там есть как острые, верные замечания, так и Егорово идиотничанье.
https://www.youtube.com/watch?v=S5W3RL1_Qnw

Но Навальный в своём стремлении понравиться украинствующей аудитории реально договаривается до того, что украинский народ существует, поскольку это "свободный выбор людей на этой территории", а вот русские... а кто такие русские? Дальше следует ахинея про то, что русские -- это мордва и т.д., просто они сейчас называются русскими. Да, он реально скатывается в колею, в которой пребывают самые дикие из заукраинцев.

От того, что он несёт про РПЦ и украинскую автокефалию, воротит с души даже у меня, несмотря на прохладное отношение к РПЦ. Просто запредельный уровень невежества в дискурсе. И это едва ли не единственный сколько-то медийно-заметный российский оппозиционер.

Что вызывает у меня недоумение в этом комментарии...
Навальный -- украинец. (В чистом виде: не русский национально, а именно украинец.)
Чего же ещё от него ожидать?
8:50 pm
А. Самоваров, "Иван Грозный и Сталин: кульминация жизни", ч. 2
Read more...Collapse )

Не действовало. Муж орал, но ничего не менялось. Тогда женщина застрелилась. И это был страшный удар. Сталин все понял, и он не случайно назвал это предательством. Он остался один. Без единой родной души, что было для такого как он, невыносимо. И Надежда Аллилуева это знала.

Кто там прав, а кто виноват, не мне судить, да это и не интересно. Для народа были важны последствия этого выстрела.

Большинство схваток в своей жизни Сталин выиграл, но вот жене своей проиграл.

* * *

Оставшись без любви своих подруг, Грозный и Сталин уже не имели противоядия против чудовищного подсознательного и сознательного страха. Они уничтожали своих соперников, и понимали, что в такой борьбе, соперники имеют право на любой поступок против них.

Грозный и Сталин могли только одним путем гасить этот страх - начать массовый террор. Они его и начали.




Official Nazi photographer Heinrich Hoffmann said of Raubal's death: "That was when the seeds of inhumanity began to grow inside Hitler."
8:49 pm
А. Самоваров, "Иван Грозный и Сталин: кульминация жизни", ч. 1
Важная статья (2010 года), на грани потери текста.
Чтобы не потерялся, копирую.




Read more...Collapse )
[ << Previous 20 ]
About LiveJournal.com