Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:

Кажется, в России научились писать правильные детские книжки

соответствующие современной ситуации.

Судя по возмущенной рецензии:
С декабря 2005 года в столичном метро расклеены рекламные плакаты книги некоего Н. Зерваса "Дети против волшебников", вышедшей в издательстве «Лубянская Площадь». На плакатах изображена группа «правильных» русских детишек, и один явно злобный «маг» семитской внешности, расположившийся за штурвалом истребителя.



По крылу самолёта к магу крадётся бравый усатый и голубоглазый десантник в тельняшке, вооруженный автоматом Калашникова. Намерения десантника понятны, особенно если учитывать слоган, сопровождающий рекламный плакат: «Хорошо горят волшебные палочки». Содержание книги полностью соответствует изображенному на рекламных плакатах: она посвящена борьбе русских детей с иноземными магами и волшебниками. Как утверждают издатели с Лубянки, «книга будет интересна читателям старше 12 лет, а также их родителям и педагогам». Первые читатели книги не оспаривают ее интересности, однако же имеют претензии к тому, чему именно и в какой форме она учит детишек.

Книжка, как вы наверное уже догадываетесь, учит фашизму и ксенофобии.
Сюжет таков:
Некая магическая школа в Англии стремится к мировому господству. Руководит школой профессор Гендальфус Тампльдор.

Но у школы есть проблема: остается одна непобедимая страна. Как вы догадались, речь идет о России. Неприятность заключается в том, что у русских есть своя, особая защита, которую магия "не пробивает". Однако профессора школы нашли метод снятия защиты и в Москву направляется один из лучших учеников школы – Лео Рябиновский. Он подготовит русских к снятию защиты, а школа завершит дело.

Снятие защиты в школе волшебства отработали на русских детях, отправленных туда ранее для обучения. После этого дети отказались возвращаться в Россию, проводя пресс-конференции и рассказывая о том, что в "в родных детдомах их избивают злые воспитатели".

Лео успевает наложить заклятие на милую девочку Надежду Еропкину, и практически одновременно с этим генерал Еропкин – дед Надежды – и его друг, а по совместительству генерал-полковник и "легенда Лубянки" доктор Савенков размышляют о том, как забрать детей из школы волшебства. Для этого нужно провести разведку, а на роль разведчика требуется некто молодой и сообразительный. Внучка Еропкина, решает во что бы то ни стало попасть в школу – только так по ее мнению, она сможет реализовать свой талант и стать белой волшебницей, как обещал Лео Рябиновский.

После импровизированной процедуры отбора кандидатом в разведчики становится некто Иван Царицын (прозвище – Царевич), грезящий белогвардейскими офицерами и царской Россией, удачно сочетающий это со стремлением стать сотрудником ФСБ (Федеральная служба безопасности России, наследница КГБ СССР) или ГРУ (Главное разведывательное управление – высшее разведывательное подразделение армии).

Такая комбинация интересов кажется просто невероятной, особенно если учесть, что книга весьма отрицательно относится к советскому режиму, а явным указанием на это служит пассаж о Лазаре Кагановиче, "одном из вдохновителей и организаторов большевистского террора и погрома русской культуры".

Кто же такой Иван Царицын? Это кадет суворовского училища, ради "правды" и справедливости нарушающий законы и устав училища. Так, он обиделся на некоего тележурналиста, заявившего о том, что солдаты российской армии кончают жизнь самоубийством из-за жестокости офицеров. При этом автор книги указывает, что в том случае, о котором говорил журналист, солдат свел счеты с жизнью из-за того, что не получил дозу наркотика.

На пути в школу волшебства Иван и его друг попадают на греческий остров. Там Иван встречается с неким старцем Герондой – православным священником, помощник которого зачитывает Ивану следующее:

"Диавол дает силы колдунам, потому что они соглашаются служить ему, становятся его рабами, и за это он позволяет им совершать "чудеса", глядя на которые другие восхищаются. Итак, если мы видим, что человек, совершающий "чудеса" не имеет ни малейшего родства со Христом, мы должны понять, что все совершаемое таким "чудотворцем" есть диавольский обман".

Параллельно Геронда делает весьма любопытную вещь, а именно, дает альтернативное толкование одной из основополагающих христианских заповедей – "Не убий". Давая наставления сопровождающему детей десантнику, Геронда успокаивает того, говоря, что убивать врага можно, но только если это не личный враг (за коего стоит молиться), а общественный. В этом случае, однако, убивать следует без злобы, а лишь по необходимости. И обязательно после этого помолиться и исповедоваться.

Школа волшебства кажется не более, чем Диснейлендом, где все чудеса – результат работы аттракционов. Однако Иван выясняет, что волшебство все же есть. Но для него нужно обязательно совершить какую-нибудь гадость. Например, чтобы провисеть полминуты в воздухе, обязательно нужно украсть у кого-нибудь ценную вещь. Именно этим гадостям в первую очередь учат в школе. И оказывается, что "русская защита" мешает русским детям делать эти гадости. Чтобы выиграть время и найти русских детей, разведчикам приходится стать студентами школы и посещать занятия, которые автор описывает весьма красочно.

Например, на одном из занятий по подавлению жалости профессор предлагает отрезать садовыми ножницами хвост беспомощно распятому котенку.

"Хвостик упал вниз с деревянным звуком, из обрубка толчками захлестала черная кровь. Кошка зашлась в хрипе, раздирая когтями пластиковую подставку штатива."

. . . . .

Словом, "всем втыкать".

* * *

А, вот еще, нельзя не процитировать:
Одна из наиболее неприятных особенностей книги заключается в том, что в ней нет ни одного гражданского или не подверженного влиянию христианской религии положительного героя. Они – или сотрудники спецслужб, или священники, или дети, обратившиеся в христианство. Таким образом в сознании читающего книгу ребенка закрепляется стереотип о том, кем надо быть, чтобы "все было хорошо". Это – или курсант суворовского училища, или офицер спецслужб или священник. На худой конец – просто верующий христианин.

А некоторые было переживали, что "погибла детская литература".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 22 comments