Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:
Идеолог "православно-цивилизационного империализма" Борис Межуев (magic_garlic), являющийся одновременно заклятым противником "этнонационализма" (т.е. идее той или иной степени потомственной преемственности нации предыдущим поколениям), рассуждает о месте отводимом в исповедуемой им доктрине национально-этническому фактору.

На поставленный прямо вопрос Межуев заметил, что отнесся бы совершенно спокойно к тому, чтобы его сыновья женились на негритянках и, соответственно, чтобы его внуки были с соответствующей вероятностью неграми.
Нормальными такими неграми -- с черной кожей, широким носом, прямо-курчавыми жесткими волосами и негритянским же IQ. (Как твердо установлено поведенческой генетикой человека, измеряемые посредством IQ умственные способности людей обусловлены во взрослом возрасте на 80% их генетическим наследием, и лишь на 20% -- воспитанием и обучением; при этом IQ американских негров примерно на одно стандартное отклонение меньше, чем у белых, а у африканских племен и того меньше.) Как видим, Борис Межуев готов поступиться не только расовой близостью своего потомства, но и его конкурентоспособностью, выживаемостью и его местом в мировой пищевой пирамиде -- впрочем, развивать эту специальную тему я здесь не стану.

Борис Межуев чистосердечно свидетельствует, что отнесся бы совершенно спокойно к тому, чтобы качать на колене чернокожих внуков. Что же, на вкус внуков и их цвет товарищей нет; нету соответственно и предмета спора.

Отметим однако контекст беседы: речь идет не просто о личных предпочтениях Б. Межуева, но о том восприятии вещей, которая исповедуемая Межуевым доктрина "православно-цивилизационного империализма" предписывает как надлежащее для всех русских людей. О месте русских национальных интересов и значимости судьбы русского этноса в рамках этой доктрины. Начиная с такого фундаментального фактора как преемственность родства и непрерывность общих очертаний антропологического субстрата русского народа.

Как видим, ставит она их очень невысоко и, скорее, смотрит как на нечто нежелательное, нечистое.

Читатель может удивиться: каким же образом при подобных-то воззрениях Межуев и его единомышленники намереваются убедить русских людей, что высшее счастье и интернациональный долг русских -- нести православие народам Африки и Азии и оставить в качестве потомков православных негров или метисов, которые в будущем и будут считаться русскими?

Удивляться тут однако нечему. Это обстоятельство мы с Борисом уже выяснили прежде: русских о том спрашивать никто не собирается. В политическом устройстве православно-цивилизационной империи прерогативы принятия всех решений будут сосредоточены в жреческой касте, тонком слое "духовных мудрецов" (каков окажется национальный и вообще кадровый состав этих мудрецов, к гадалке не ходи), каковая каста и будет принимать решения об участи бессловесного и безгласого русского быдла.

Как заметили по этому поводу pavell и В. Соловей:

Чтобы не говорили имперцы, смысл их идеологических построений всегда один — русский народ обязан совершить коллективное самоубийство во имя высокой миссии. Насчет того, для какой миссии нужен убой русских, меж имперцами идет продолжительная дискуссия. Впрочем, нам все равно. Хоть во имя полета на Марс и посева репы, что проповедовал в свое время известный критик Пирогов.

Этот тезис — «русские должны сдохнуть, но построить нам нашу великую империю» — является единственным, объединяющим всю «имперскую» пропаганду, связывающим её риторику. Будет справедливым отделить третьеримских мух от жирных русофобских котлет, и признать, что данный тезис составляет единственное содержание имперства.


. . .

Главное устремление русского национализма -- придание имперской власти национального и русского характера. Тем самым объективно он вступал в противоречие с основополагающими принципами континентальной империи — полиэтничным характером элиты и, главное, эксплуатацией русских этнических ресурсов как источнике имперского развития. Империя в ее самодержавной и коммунистической модификациях могла существовать только и исключительно за счет русского народа. Любые преференции русским или даже их равенство с другими этносами подрывали ее устои. Последнее легко доказывается на примере разрушения Советского Союза. Как только русские в робкой форме потребовали равенства (всего лишь равенства!) «своей» республики в составе союзного государства, оно было обречено.


Образ мысли Бориса Межуева, конечно, явление не новое. У него были предшественники. Про одного из них Н. Соколов в далеком 1904 году написал:
Чего же собственно хочет г. Милюков? “Прародители” видели свои ближайшая цели и умели достигать их. Свою деятельность они соразмеряли не с потребностями далекого будущего, а с потребностями настоящего. Г. Милюков хочет сказать, что они не знали русской истории XVI и XVII веков. Но ведь и он не знает русской истории XX и XXI веков, и никто его за это не укоряет. Вот обман, насилие, скопидомство, утягивание татарской дани - это уже черты личной “тенденции” автора, слишком субъективной и односторонней убежденности.

Но есть одна причина, по которой умные советы и гениальные проекты г. Милюкова не приносят всей той пользы, которую они могли бы и должны были бы принести. “Прародители”, московские великие князья и московские государи - умерли. Они мирно спят в своих гробах и “невежественные”, как и при жизни, упорно проявляют “наивное непонимание” потребностей будущего. А это жаль: при Иване III г. Милюков мог бы писать великолепные передовые статьи против политики государя и тогда, может быть, татарская дань полностью поступала бы в ордынскую казну.

Отрицание "этнонационализма", т.е. роли преемственности народных поколений в основании нации, это собственно и есть в самом концентрированном виде разрывы №3 и №5 по соколовской каталогизации "интеллигентских разрывов".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment