Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:

могут ли большевики разменять неразменный пятак?


Разговорились здесь о советском компьютинге и особенностях советской системы, я развспоминался о младых летах, и вспомнилась мне поучительная история...

Существует знаменитая легенда о злостных капиталистах, которые заныкали и положили под сукно несгорающую лампочку, дабы не упустить свой профит.

Так вот, со мной произошла точно такая же история -- только в СССР.

Было это в середине 80-х годов, когда я как раз начинал трудовую деятельность в одном учреждении (кто знает, тот знает, а пальцами показывать не станем) относившемуся к ведомству средмаша, хотя эта принадлежность тогда не афишировалась по причинам отчасти видимо секретной параноидальности, а отчасти необходимости иметь внешний интерфейс не отягченный мыслями о советской угрозе.

Одной из ключевых частей деятельности этого учреждения был обсчет результатов экспериментов. Проводился эксперимент, результаты с датчиков записывались на ленту, лента ставилась в очередь на обсчитывание. В очередь -- потому что наличных вычислительных мощностей не хватало ужасно. При наличной мощности имевшихся компьютеров (это были четыре, по-тогдашним временам, миди-фрейма с производительностью ~ 1 MIPS, несколько лет спустя добавились дополнительные чуть побыстрее) архив лент подлежавших обсчитыванию тянулся лет на 10 вперед.

Поглядев на это безобразие и немного поразмыслив, я пришел к старшим товарищам с предложением:

Вместо того, чтобы тратиться на миди-фреймы (точные их тогдашние цены я сейчас не припомню, но под миллион "инвалютных рублей" каждый), покупаем платы с моторолой 68020 (стоившие тогда что-то такое по 1-2 тыс.). Процессор, память, внешняя шина, больше ничего. Платы вставляем в стойки. Стойку подключаем к машине-диспетчеру, котрая читает ленты и разбрасывает "события" по процессорам. Процессоры их молотят, если событие оказалось полезным (такими были лишь незначительное меньшинство событий), посылает сообщение диспетчеру. Если нет, запрашивает следующее событие на обработку.

В деталях там были варианты, например с выбором внешней шины (времена были еще до "взрыва ста шин", по совокупности факторов наиболее практичным из существовавших тогда опций был Fastbus), с выбором процессора (68020 были хороши наличием средств кросс-разработки и перенесенностью на них уже всех требовавшихся для задачи математических библиотек) и т.п., но контурно общая идея была такова.

Сейчас это может казаться очевидным, но тогда об этом никто не думал.

Между тем, эффект от внедрения такого подхода обещал быть просто колоссальным: скорость обсчета, бывшая общей головной болью, увеличивалась в десятки и сотни раз (десятки -- на пилотной версии, сотни -- при сопоставимых с мейнфреймом инвестициях). Вложения требовались, но в общем маленькие в общей схеме вещей, не говоря уже о том, что стоимость обсчета одного события падала в десятки раз, если не более (т.е. для экономов подчеркиваю: "берегутся народные деньги"). Разработки тоже требовались весьма умеренные (внешних ресурсов программа обсчета практически не требовала и, загрузившись, работала в режиме "буфер вошел, буфер вышел", т.е. с программной точки зрения всё что нужно -- простейший резидентный монитор, плюс диспетчер на host-машине; маленький файловый обмен был, но это всё тривиально реализовывалось message passing).

Дело было, что называется, верное -- со всех сторон.
Кроме, как выяснилось, одной.

Итак, пришел я к старшим товарищам и изложил свое предложение.

Понимаешь, -- сказали старшие товарищи, выслушав его -- то, что ты говоришь, очень правильно и верно. Однако есть одно "но". Чтобы двинуть проект этого рода, требуется одобрение N (начальника соседнего отдела, в компетенции которого находились разработки электроники). А N никогда не даст на него визы, потому что он пишет докторскую диссертацию о том, как сделать микровакс на бит-слайсах; а ведь если реализовать то, что ты предлагаешь, то этот микровакс здесь нахрен никому не нужен, вместе с его диссертацией.

Умудренные жизненным опытом старшие товарищи оказались правы. Ну, я немного подергался, но "возмущающая волна" даже до N не дошла, заглохло всё еще на дальних подступах. А устраивать революцию и перестройку я по младости лет как-то постеснялся.

. . . .

"Прошло два года", как пишут в субтитрах, и из "обратно-пропорциональной" организации по другую сторону океана докатились препринты, а потом и публикации о реализации "в стране потенциального противника" той схемы, которую я предлагал. И ее успешного использования -- несмотря на то, что в фондах и мейфреймах они, по сравнению с любимым отечеством, были куда как менее стеснены и нуждались в этой схеме, по сравнению с советскими коллегами, относительно меньше. Схема эта была ими названа "processor farms".

Делали они всю эту затею несколько меньше, чем два года, т.е. я свое предложение высказал одновременно со своими заокеанским аналогами (counterparts) или даже раньше их.

Так вот вспыхнула и погасла в подмосковных снегах лампочка Ильича.

И было это не фантастической (хотя и остроумной) страшилкой про капитализм, а кондовой правдой соцреализма.

P.S. Ах, да, для полноты нужно добавить: легендарный американский изобретатель хотя бы получил деньги за свой патент, русскому же левше и того достало радостью, что не получил по шапке.

P.P.S. Нужно ли говорить, что микровакс на бит-слайсах никогда не был реализован?

* * *

Ох, диты, диты. Это я еще вам не рассказал о начальниках, которые выходили из секретарей парткома. Вот это тормоз так тормоз. Помещаешь одного такого в середину "вертикали" -- и всё. Перерубает в обе стороны, и сделать ничего нельзя. То есть вообще ничего.

А если таких собирается двое -- это равносильно удару в 20 кт.
Tags: советская_обречённость
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 9 comments