Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

занятный исторический факт

(читаю книжку по системам управления ядерным оружиям)

В 60-х гг., когда еще не существовало системы позволяющей удаленно осуществлять автоматические пуски ракет, все пуски должны были осуществляться личным составом части по получении шифрованных сигналов из центра (т.н. система "Монолит"). Эти сигналы должны были расшифровываться с помощью содержимого специальных пакетов, заблаговременно доставлявшихся в часть курьерами из генштаба.

(Надо полагать, что в пакете содержались скорее всего не "шифры" в криптографическом смысле слова, а ключи верификации связи и полётные задания, которые однако обретали завершенную форму после подстановки значений содержащихся в радиосигнале.)

Периодически проводились учения, в ходе которых, естественно, требовалось вскрывать пакет. За проведением учений наблюдали инспекторы из Москвы.

И вот что они заметили: при вскрытии пакета руки офицеров-ракетчиков дрожали так, что на вскрытие пакета ножницами уходило до 2 минут.

Неясно, что пугало офицеров больше -- то ли воображаемая ядерная война, то ли спокойный взгляд инспектора наблюдавшего за процедурой разрезания пакетов.

Так или иначе, но пока офицер возился с ножницами, уходило драгоценное время. Проблема ножниц была признана настолько серьезной, что войсковым конструкторам было поручено найти ее решение. Решение было найдено в форме шнурка вставлявшегося в пакет, потянув за который пакет можно было распечатать быстро и без употребления ножниц. В отчетах указывалось, что среднее сэкономленное время составляло 18 секунд, хотя, как замечает автор, в реальности оно было скорее всего больше.

* * *

Он же вспоминает, как во время Карибского кризиса находился в части под Нижним Тагилом, и во время его дежурства был получен верифицированный приказ привести ракеты в состояние высшей боевой готовности. Приказ был исполнен квалифицированно, четко и быстро (хотя на побледневших лицах как офицеров, так и женщин сидевших за телетайпами читалась нервозность и мука).

Так что, возможно, "московский ревизор страшнее ядерной войны".

* * *

Оттуда же:

Во время путча в августе 1991 г. командующие РВСН, ВВС и ВМС договорились между собой не исполнять приказы ГКЧП или его членов, отказывать им в запросах на предоставление специалистов, оборудования или документации, переключить системы управления СЯС из автоматического режима в ручной, выполнить ряд предваряющих мер в своих войсках (которые были немедленно осуществлены) и поддерживать с собой непрервыную связь на предмет развития положения.

Офицер находившийся при Горбачеве с "ядерным чемоданчиком" был отозван ГКЧП и отправлен в Москву. По некоторым сообщениям, на борту самолёта он стер информационное содержимое чемоданчика (коды и т.д.). По другим утверждениям, чемоданчик еще ранее, в доме в Форосе был отсоединен от всех каналов связи. После того как президентский чемоданчик "исчез с экранов", операторы системы "Казбек" в Москве (терминалами которой являются чемоданчики) деактивировали два остальных чемоданчика -- маршала Дм. Язова, министра обороны, и начальника генштаба Мих. Моисеева. Язов был членом ГКЧП, Моисеев считался его "теневым" членом. Было также принято решение не предоставлять доступа к системе "Казбек" Янаеву, претендовавшему на должность главы государства и ряд др. подобных мер.

Интересно, что подобным же образом, в последние дни нахождения Никсона на должности президента, тогдашний министр обороны США Джеймс Шлезингер отдал распоряжения командующим всеми видами войск не подчиняться каким-либо необычным приказам из Белого Дома без подтверждения их Пентагоном.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 16 comments