Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:

либеральная демократия


Нецые вопрошают, что я думаю про либеральную демократию.

Я о ней не думаю ;-)

Если немного серьезнее, то смотря что понимать под этим термином -- а понимают под ним разное.

Однако если обращаться к сути вещей, существуют два несколько различных устройства: национальная демократия и либеральная демократия (назовем ее пока так).

Естественный процесс становления и развития демократии в обществе проходит следующие фазы:
догражданское состояние общества -> (через нациогенез) -> национальная демократия -> либеральная демократия

Национальная демократия возникает в обществах со слабым гражданским сознанием и гражданскими навыками, обществах находящихся в догражданском состоянии. Сознание принадлежности к общей этно-национальной группе при этом предоставляет скелет обеспечивающий первоначальную общую идентичность, чувство принадлежности к сообществу
(и потому сознание общности судьбы и необходимости торговаться и договариваться, приходя к взаимному согласию, каковой процесс составляет ядро демократической системы, а также модерирования остроты конфликтов) --
скелет на который можно постепенно наращивать мясо гражданских навыков и гражданского сознания.

Национализм при этом (именно банальный этнический, а не "гражданский" национализм) играет роль несущей конструкции, подпорки и лесов строительства демократии и гражданского общества [1].

Переход к либеральной демократии подразумевает обратный процесс. Когда гражданское сознание (сеть гражданских структур, гражданские навыки) в обществе окрепло настолько, что не нуждается более абсолютным образом в подпорке этно-национализма, эта подпорка ослабляется, и гражданское сознание несет общество само по себе, как основная конструкция. Национализм при этом переносится с этничности именно на гражданскую конструкцию и становится "гражданским".

Предусловием возможности перехода от национальной демократии к либеральной демократии является таким образом развитое гражданское сознание, плотная и активная сеть гражданских структур, высокий уровень гражданских навыков и отцивилизованное гражданами государство (развитое законодательство, некоррумпированный и дееспособный аппарат и т.д.).

Либеральная демократия поэтому принципиально не может быть выстроена в обществе только недавно находившемся или еще находящемся в догражданском состоянии, каковым является Россия.

Все современные общества относимые к образцовым либеральным демократиям прошли в своем развитии фазу национальной демократии и лихорадки этно-национализма. Эта фаза занимает несколько поколений и в обход ее демократическое общество не может быть построено. Только после обучения общества в "школе" национальной демократии, через несколько поколений такой школы, общество может попробовать перейти к либеральной демократии. Восточно-европейские и центрально-европейские государства как раз сейчас проходят такую школу. Старые демократии прошли ее во второй половине XIX и первой половине XX вв.

Призыв к введению в России именно либеральной или "общегражданской" (а не национальной) демократии, подразумевающий необходимость подавления русского этно-национализма, поэтому означает на деле подрыв выстраивания в России демократии вообще. Либеральная демократия в современной России не может быть построена заведомо, а подавление русского этно-национализма устраняет ключевую несущую конструкцию для построения национальной демократии.

Именно поэтому, полагаю, призывы к построению либеральной демократии мы в ближайшие годы услышим часто -- и не только от людей недалеких и заблуждающихся честно и идеалистически, но и заинтересованных в сохранении в РФ номенклатурного строя и властвования (как его части и одной из важнейших опор) этнических кланов.

* * *

Нелишним будет также заметить, что даже общества с наиболее высокоразвитой гражданственностью, как Англия и (с оговорками) Франция, а также Германия обнаружили на своем опыте, что либеральная демократия предназначенная работать вне зависимости от этничности граждан, захлебнулась на импортированных арабах и (в меньшей степени) турках. Оказалось, что штамповать из импортированных арабов граждан либерально-демократического общества не получается, и оптимистическая эйфория 60-х по поводу возможности такой штамповки была необоснованной. Опыт показал, что "делать из арабов граждан" не получается без этнического давления, давления конформированию основной этнокультурной группе общества и ее нормам, для чего требуется сохранение известной степени этно-национализма.

Если уход в чистый "либеральный национализм" не вышел даже у старых и самых опытных гражданских наций, то о шансах его в России и говорить беспредметно.

(Жизнеспособность либерального национализма в США поддерживается ключевым образом тем, что основной иммиграционный пул у США, в отличие от Европы и России, составляют иммигранты из христианских народов, а остальные фактически фильтруются по квоте квалифицированных специалистов, т.е. берутся из просвещенной и вестернизированной страты. И то...)

* * *

[1] Если кому сие банальное замечание представляется потресением основ, отошлю хотя бы к его копии в "Crisis of Democracy" (Крозье, Хантингтон, Ватануки; © Трехсторонняя комиссия, 1975, стр. 5 -- первое попавшееся под руку):
"The viability of democracy in a country clearly is related to the social structure... in that country. A social structure in which wealth and learning were concentrated in the hands of a very few would not be conductive to democracy; nor would a society deeply divided between two polarized ethnic or regional groups."

Очевидно далее, что способность к демократическому функционированию общества, т.е. способности установления в нем консенсуса, обратно пропорциональна фрагментированности общества. Слишком высокая степень фрагментации ведущая к эффективному исчезновению общих интересов делает достижение удовлетворительного консенсуса нереалистичным, а демократическое функционирование общества -- невозможным. Фрагментация может быть как экономической, так и по границам ценностных и культурных норм (которые в свою очередь связаны с этничностью) и формируемых ими норм естественного права, общественной этики и правового сознания; так и банально по границам конфликтующих интересов этнических групп. При слишком высокой степени разрыва становится также невозможным достижение приемлемого уровень доверия и кооперации между гражданами.

Поддержание социального контроля в фрагментированном обществе императивно требует сохранения в обществе госаппарата радикально изолированного от граждан, их нужд и их интересов. (Порождая порочный круг отчуждения граждан от государственного управления, что в свою очередь еще более подрывает возможность торгов и достижения согласия.)

Не говоря уже о ситуации наличия в обществе групп (как то, в российском случае, "гостей с Кавказа"), общественная этика и правосознание которых фундаментально несовместимы с минимальными требованиями демократической системы.

* * *

Если же смотреть на термин "либеральная демократия" сугубо в рамках определения википедии, то в зависимости от условий национальная демократия вполне может быть либеральной (в википедиевском смысле), а может ею и не быть -- как демонстрируют примеры соседних на Запад от РФ государств, где "почему-то" "не сложилось", скажем, кавказских и вообще влиятельных "нетитульных" мафий.

Проблема с википедиевском определением состоит в лакуне, в том, что оно не трактует существенные (и особо важные именно для зачинающихся демократий или пред-демократических обществ, как в случае России) аспекты связанные с ролью национализма в генезисе демократии в обществе (за исключением маленькой отсылки на книжку Чуа).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments