Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

СССР втайне пытался осуществить свою лунную программу. Уже была определена команда космонавтов для высадки во главе с Алексеем Леоновым. Однако предназначенные для полета ракеты-носители N-1 упорно взрывались на старте (четыре раза в период с 1969 по 1972 год).

В конце концов, у правительства лопнуло терпение. Новым генеральным конструктором был назначен Валентин Глушко, скептически относившийся к лунной программе. Он направил основные усилия на развитие возвращаемых летательных аппаратов, но и из этого мало что вышло.

Громкие неудачи, в том числе и аварии, происходившие с космическим кораблем "Союз", гибель популярного космонавта Владимира Комарова, а затем и экипажа в составе Волкова, Добровольского и Пацаева охладили пыл советских лидеров.

Если раньше подобные трагедии, связанные с гибелью людей, удавалось держать в тайне, то теперь это становилось невозможным. И рисковать своим имиджем брежневское руководство не желало.

Какой смысл вкладывать колоссальные средства в пропагандистские победы над Западом, если гибель космонавтов производит эффект, противоположный желаемому. Лучше обходиться спускаемыми зондами, "луноходами" и так далее.

Закрытость советского режима, необходимость контроля над информацией, капризность партийных лидеров - все это было плохо совместимо с открытым, поневоле прозрачным соревнованием в космосе.

. . . . .

И, наконец, пришло время "звездных войн". Еще один парадокс - вопреки пропагандистской риторике, советские лидеры гораздо серьезнее воспринимали возможность создания реальной системы космической противоракетной обороны, чем западное общественное мнение.

В начале 1980-х годов я присутствовал на закрытой лекции начальника отдела Госплана СССР, который без обиняков заявил: в случае успеха военно-космической программы Рейгана Советскому Союзу угрожает банкротство.

СССР просто не обладает средствами для того, чтобы успешно соревноваться с такой программой. А потому позарез нужна передышка. И если не удастся путем пропагандистских усилий остановить Рейгана, придется идти на разрядку, надеясь выиграть время и как можно скорее приступить к реформированию советской экономики.

Лекция вызвала в аудитории состояние, близкое к шоку. Стало понятно, что внутри советской политической системы зреют перемены. Но прошло еще несколько лет, прежде чем Горбачев стал выразителем подобных настроений на самом верху.

Поражение в космической гонке таким образом стало одновременно и симптомом и катализатором разрушительных процессов, которые закончились крахом советского государства и цементировавшей его идеологии.


* * *

Моралитэ: Рейган сделал возможным Горбачёва.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments