Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Мало что объясняет и расхожая идея о том, что Запад "не принял" постсоветскую Россию, обошелся с ней эгоистично, и теперь Россия, так сказать, берет свое.

Вопрос в том, а что же такое это самое "свое"?

Судя по всему, исследователи из Национального колледжа обороны подошли близко к первопричине нынешних нестроений - американское и российское руководство, и, шире говоря, образованные сегменты обоих обществ слишком по-разному смотрят на окружающую действительность.

Несмотря на свой прагматизм, Америка и ее политический класс остаются во многом сообществом идеалистов.

Американцы не просто убеждены в универсальной ценности таких идей, как свобода, демократия, разделение властей. Они считают, что распространение этих идей по всему миру - залог безопасности Америки.

Более того, история и практика XX века и начала века нынешнего убедили американских политиков и общество в том, что это правильный подход. Ни возрождение Западной Европы и Японии после второй мировой войны, ни интеграция бывших стран социалистического лагеря в трансатлантическое сообщество после окончания войны холодной было бы невозможно без активной поддержки Соединенных Штатов.

Расширение НАТО, превратившее некогда компактную военную структуру в клуб военно-политических дебатов с довольно эластичными понятиями о членстве, в этом смысле симптоматичный пример. Это результат не прагматизма, а идеализма американцев, которые после краха Варшавского договора действовали исходя из своего рода комплекса вины перед Центральной и Восточной Европой.

Американский идеализм на международной арене дает сбои - Ирак в этом смысле последний по времени пример - но не меняет общей картины.

Более того, с момента нападения Японии на Перл-Харбор 7 декабря 1941 года эпоха изоляционизма в американской внешней политике закончилась, и, возможно, закончилась навсегда.

Будет ли Америка единственной сверхдержавой или нет, но и через 50 лет ее политики будут говорить о свободе и демократии как о главных ценностях.

И если посмотреть на демографический тренд, США будут оставаться страной с растущим населением и широчайшими возможностями для самореализации индивида - а именно это лежит в основе сохраняющейся привлекательности "американской модели".

Современный российский политический класс в этом смысле являет собой полную противоположность американцам.

Он глубоко убежден, что идеи ничего не значат в мировой политике, а значение имеет только голый национальный интерес. В этом смысле российские политики поразительно напоминают китайских. Они всегда искренне недоумевают, когда речь заходит о "ценностях".

Однако Китай - страна с пятитысячелетней историей государственности и конфуцианской этикой. Китайцы убеждены в своей "особости", самодостаточности и превосходстве над всеми.

Россия - иной случай. Здесь суперпрагматизм правящего класса - скорее защитная реакция, попытка скрыть тот факт, что российское общество пока не обрело новых моральных и идейных ориентиров.

В принципе, российский образованный класс - как и большинство граждан вообще - едва ли признает свою страну азиатской. Россия - часть "глобального Запада", с этим утверждением по всем опросам согласно и большинство россиян.

Более того, Запад и Америка тоже числят Россию в общем скорее "своей". Именно поэтому многие в Вашингтоне раздражаются, не понимая, почему россияне не торопятся последовать примеру поляков или эстонцев.


* * *

В смысле "числения потенциально своей" примечательно, что ни Китай, ни Индию, ни даже Испанию с ее "в два раза большим ВВП" не позвали в G8/P8. А Россию позвали, и до сих пор терпят. Кредитом, безусловно -- но в виду именно потенциальной "свойственности", больше на за что.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 43 comments