Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Пока некоторые товарищи переживают на счёт "НАТО не пройдёт", жизнь идёт своей чередой.
И это не может не радовать.

* * *

27 марта Космические войска России с космодрома Плесецк успешно запустили ракету-носитель “Космос-3”, которая вывела на орбиту немецкий спутник-шпион SAR-Lupe — четвертый из пяти запланированных к выведению аппаратов радиолокационной военной разведки ФРГ. Три SAR-Lupe были так же успешно выведены на орбиту нашими Космическими войсками 19 декабря 2006-го, 2 июля и 1 ноября 2007 года. После очередного старта немецкие военные заявили, что очень довольны совместной работой, и теперь орбитальная космическая система радиолокационной разведки ФРГ сможет заступить на боевое дежурство. Кстати, сама Россия подобных аппаратов не имеет. У США их сейчас тоже всего четыре — маловато, чтобы вести непрерывное радиолокационное наблюдение за всеми необходимыми точками Земли. Но благодаря нашим Космическим войскам Вашингтон сможет теперь отслеживать цели с помощью спутников Германии — своего союзника по НАТО.

17 марта национальный российский оператор спутниковой связи — ФГУП “Космическая связь” — заключил контракт с ФГУП “ГКНПЦ имени Хруничева” на создание нового суперсовременного аппарата связи “Экспресс-АМ4”. Это огромный аппарат, состоящий из платформы и закрепленной на ней радионачинки. Платформа создает терморегулирование, электроснабжение, а начинка обеспечивает работу десятков каналов, в первую очередь закрытой правительственной связи. Контракт поначалу вызвал недоумение специалистов: почему выбран Центр Хруничева? Он же никогда не собирал спутники такого класса, а делал только ракеты-носители? Но, оказалось, хруничевцы выступили в сделке лишь посредниками. Спутник будет делать европейская компания Astrium, входящая в концерн EADS. Центр Хруничева должен только забрать готовую продукцию, привезти на завод и соединить платформу с начинкой с помощью отверточной сборки. При этом почти все бюджетные средства, выделенные на создание спутника, уйдут в EADS. Важная деталь: EADS — военный концерн, который является основным поставщиком альянса НАТО. Фактически спутник, обеспечивающий правительственную и президентскую связь на территории России, мы заказываем в НАТО.

Почему? Да потому, что сами не можем делать такие аппараты. На днях глава Роскосмоса Анатолий Перминов сказал, что “более 80% производственного оборудования космической отрасли находится за пределами сроков эксплуатации в 20 лет и не соответствует уровню сегодняшнего дня”. Раньше мы собирали герметично закрытые платформы, в которых поддерживались специальная среда и температура для аппаратуры. Закрытые — потому, что наша элементная база была не в состоянии выдержать космической радиации и работала не более 3—4 лет. Европейцы же научились делать спутники, где аппаратура на открытой платформе работает до 15 лет. Естественно, нам теперь приходится с ними сотрудничать. Но сотрудничать тоже можно по-разному. Можно так, как фирма “Информационные спутниковые системы” из Красноярска. Кооперируясь с французами, она постепенно расширяет собственное производство космической аппаратуры. А можно — как Центр Хруничева: стопроцентное западное оборудование и наша дешевая ручная сборка.

С НАТО мы активно сотрудничаем не только в космосе, но и в авиации. Когда блок активизировался в Центральной Азии, Афганистане и Ираке, то НАТО объявило тендер среди транспортных авиакомпаний на перевозку своих военных грузов. В январе 2006 года его выиграли Россия и Украина (правда, у нас предпочитают вспоминать только про Украину). Самолеты “Ан-124-100” “Руслан” победили в конкурсе американский военно-транспортный “С-17”. Контракт предусматривал создание для НАТО транспортного флота из 6 самолетов “Ан-124-100” сроком на 3 года. Два из них сразу прибыли в Германию на аэродром постоянного базирования Лейпциг-Галле, а еще 4 остались в резерве России и Украины. В Лейпциге европейцы создали базу по ремонту и модернизации “Русланов”. И уже есть предложения сделать сотрудничество постоянным.

29 февраля на авиабазе Слячь состоялась торжественная передача Словакии 12 самолетов “МиГ-29СД”, модернизированных в нашем РСК “МиГ”. Словакия вступила в НАТО в 2004 году, и без этой модернизации старые советские “МиГи” пришлось бы просто списать в утиль. Теперь же они полностью соответствуют жестким требованиям НАТО и могут выполнять боевые задачи до 2030—2035 гг. Все это время бригады российских специалистов будут тщательно следить за их состоянием, выполняя любой сложный ремонт.

Словацкие “МиГи” уже осмотрели поляки. У них на вооружении их сейчас 45, у Венгрии — 26, Болгарии — 20, Румынии — 18. Как сказал первый замгендиректора и генконструктора РСК “МиГ” Сергей Цивилев, “у нас имеется большой потенциал для наращивания объемов модернизации “МиГ-29” в странах Восточной Европы”. К концу 2008 года специалисты РСК “МиГ” обязались вернуть в боевой строй болгарские “МиГ-29”. Это наверняка станет ярким примером улучшения “оперативной совместимости вооруженных сил России и НАТО”, о котором в Бухаресте говорил Владимир Путин.

Вооружение нашей собственной армии, в плане оперативной совместимости с НАТО, пока хромает. Мешают ведомственные приказы, запрещающие принимать на вооружение силовых ведомств технику, оснащенную западным оборудованием. Но, оказывается, если очень нужно, то от приказов можно и отступить. Например, в 2006 году Россия подписала с Алжиром контракт на поставку большой партии “МиГ-29”. Затем контракт расстроился, и 15 готовых истребителей, от которых отказался Алжир, теперь поступят на вооружение российских ВВС. Причем в той же комплектации, что собирались для Алжира. А это значит, оборудование, вооружение, электронная начинка там западные. Видимо, скоро в теленовостях нам с гордостью расскажут, что ВВС РФ получили целую эскадрилью новеньких “МиГов”. При этом об их натовской начинке, скорее всего, промолчат. На таких вещах внимание обывателя у нас стараются не акцентировать.

Обыватель должен быть уверен: наше оружие — лучшее в мире. Зачем ему знать, что это заслуга не только российских умельцев? К примеру, главный учебный самолет ВВС “Як-130” мог бы не состояться без итальянской фирмы Aermacchi. Другой учебный “МиГ–АТ” имеет французские двигатели Larzac фирмы Snecma. На патрульном самолете “С-80”, который создается под требования Минобороны, ФСБ и МЧС, стоит американский двигатель, а на учебном вертолете “Ансат” — движки канадской фирмы Pratt&Whitney…

Да что там движки, большая часть предприятий нашего ВПК давно уже принадлежит Западу. Та же Pratt&Whitney владеет 25% акций Пермского моторного завода, рыбинский “Сатурн” имеет два совместных предприятия с французской Snecma. В 2005 году американская фирма Alcoa купила 95,8% акций Самарского металлургического завода. Он всегда считался стратегическим и оборонным, так как был основным производителем в России всех материалов из алюминиевых сплавов для отечественного авиастроения, ВМФ, ракетостроения и космических аппаратов.

И что? Может, в Москве по этому поводу кого-то хватил удар? Или кто-то испугался, что когда для обещанного перевооружения нашей армии потребуется много алюминиевого проката, то неизвестно, как себя поведет иностранный собственник?

Нет, конечно. На заводе говорят, что из Москвы к ним всего лишь поступил запрос: можно ли разделить производство продукции на гражданское и оборонное? Им ответили, что технологически это невозможно. Вопросов больше не было. Завод как работал, так и работает. Проката выпускает даже больше, чем раньше.

[...]

“НАТО — не пройдет!”

И оно не пройдет. Куда ж ему идти, если оно куда надо уже дошло?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments