Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

На второй день, в полдень, на лагерь [советских военнопленных] налетели три советских самолета. Когда в лагере увидели эти, свои, самолеты, сотни голов поднялись кверху и со всех сторон понеслись радостные восклицания:

- Ребята! Наши! Наши летят! Немцев бомбить летят! Эх, всыпят!

Наши, действительно, всыпали, но только не немцам, а своим же. Когда на лагерь и кругом лагеря посыпались бомбы, радость быстро сменилась недоумением и испугом. Но мы все думали, что бомбят по ошибке, и что сейчас полетят дальше, к городу, где сосредоточены немецкие силы и склады.

Однако, когда самолеты произвели второй налет и с них снова посыпались бомбы, сомнений уже быть не могло. Никаких немецких частей по близости не было. Бомбили именно нас - лагерь военнопленных.

Распластавшись на земле, оглушенный трескотней зениток, гулом самолетов, грохотом взрывов, я чувствовал полную растеряность. Так дико, безобразно казалось то, что творилось вокруг. Свои, русские, нас бомбят, а немцы, наши враги, которые только что убивали нас, теперь нас защищают.

Немцы сбили один самолет. Неужели мы должны были радоваться гибели нашего летчика и точности немецких зенитчиков? Два других самолета улетели, оставив изрытый воронками лагерь, убитых, раненных и искалеченных, вчера - врагом, а сегодня своими.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments