Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:
Всё было как-то неохота, но решил наконец написать о своём главном разногласии с Константином Крыловым.

Не единственном, конечно, и может быть даже не самом большом, но главном в том смысле, что после него говорить об остальных -- беспредметно.

Это различие таково (и я приватно указывал не раз на него Константину, но без толку, т.е. это не недоразумение, а именно фундаментальная черта склада его характера):

Константина не интересует действительное устройство мира, его событий и механизмов, его история и история собственной страны в мире. Знакомиться с ними он не хочет и не желает.

Не потому, что "ума не хватает" или "нет умственной культуры чтения" (этого, конечно, не скажешь -- было бы у него желание, он безусловно с легкостью мог бы), или по каким-либо подобным причинам, но именно не желает. Полагаю, действительность ему просто кажется неинтересной, недостаточно цветастой. Сдерживающей безудержный полёт спекулятивного воображения и фантастической выдумки.

Мир, где летают драконы и правят жидомасоны пьющие кровь в подземных бункерах на пятой авеню ему интереснее, чем реальный мир.

Как устроен и работает мир в действительности, каковы его действительные события и история, Константина не интересует, "это скучно". Драконы и вампиры куда интереснее.

Зачем интересоваться устройством и деятельностью политических механизмов западных стран; тем, как и что думают западные политики и как мыслит общество ан масс; западной политической мыслью; действительной историей стран Запада и их взаимоотношений с Россией и т.п. объемными материями, когда можно цветасто написать, что основной смысл существования Европы -- это не дать жизни России. Зачем знакомиться с действительной западной внешнеполитической практикой и образом политического мышления и принятия решений, когда есть закрытые лекции Лео Штрауса, а это гораздо цветастее?

Драконы, масоны и вампиры куда интереснее реальной политической действительности -- но еще важнее, что они дают гораздо более цветастый литературный материал.

Константин как-то сказал, что "в Михаила Харитонова" у него идёт то, что написалось, но в формат политической публицистики не подходит.

Полагаю, вероно обратное. В Константине (образе его мышления) первичен не публицист Крылов, а писатель Харитонов. То, что у Харитонова написалось, но не подходит в формат художественной литературы, идёт в политическую публицистику Крылова.

Политическая публицистика и философия Константина -- это прежде всего игра. Литературная игра, и игра ума, в которой вообще вся реальность, но в частности судьба России и русских людей выступают лишь материалом для игры.

Мне это не нравится, потому что мне не нравится когда судьбами людей играются; пренебрегая ответственностью перед судьбами и жизнями людей, их горем и счастьем.

Таково одно моё расхождение с Константином.

А второе -- на мой вкус, американская политическая мысль и политическая литература (историко-политическая, научно-политическая) куда интереснее и захватывающее с сугубо интеллектуальной точки зрения не только чем сочинения писателя Харитонова, но и детективы и фантастика вообще. Но о вкусах не спорят, некоторым интереснее драконы и фэнтэзи.

* * *

При всём том, я отдаю себе отчёт, что российские библиотеки и книжные магазины будут победнее американских, и что amazon далеко. Это практическая причина отчасти извиняет неадекватность представлений и знаний русской публики о истории собственной страны, ее окружения и отношений с миром, и о странах и явлениях, знание и понимание которых жизненно важно для русского будущего. Но она не извиняет отсутствие желания восполнить этот пробел; не извиняет отсутствие ответственности перед русским будущим и пренебрежение этой ответственностью.

* * *

Если б меня спросили, как это сейчас принято, "назвать три книжки" из этой области, которые стоит прочитать всякому русскому читателю пытающемуся здраво узнать историю своей страны, ее окружения и взаимодействия с этим окружением, то это не был бы легкий вопрос. Всегда сложно выбирать "три" из множества. Но может быть в качестве начальных книг я назвал бы такие:

Ronald E. Powaski, "Toward an Entangling Alliance: American Isolationism, Internationalism, and Europe, 1901-1950", NY, Greenwood Press, 1991

Marc Trachtenberg, "A Constructed Peace: The Making of the European Settlement 1945-1963", Princeton, NJ: Princeton University Press, 1999 (долгая и тщательная, но хороша как раз тем, что досконально показывает, как думали западные политические деятели этого периода и как они принимали решения)

Vojtech Mastny, "Russia's Road to the Cold War: Diplomacy, Warfare, and the Politics of Communism, 1941-1945", Columbia University Press : NY 1979

Michael Lind, "The American Way of Strategy: U.S. Foreign Policy and the American Way of Life" , Oxford University Press, 2006
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 74 comments