Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Запись из дневника udod99 за 1.6.2007. Появившаяся, сейчас уже не помню, немного после или немного ранее нашей краткой телефонной беседы, в которой выяснилось, что мы смотрим на скорбные русские дела сходным образом. Выделение жирным шрифтом я добавил.

НА СТУПЕНЯХ АНЫТКАБИРА

Я всё же сделал это – в прошедшее воскресенье съездил в Аныткабир (мавзолей Ататюрка). Я считал нужным, покидая страну, сказать человеку, который там погребён, большое личное спасибо. Ритуальный акт, ни больше, ни меньше, да… Ну так что же, пусть будет ритуальный акт.

Редко случается так, что мы бываем за что-то благодарны политическим деятелям ушедших эпох. Я, представитель одной из типичных европейских культур 20-го века, корни которой в равной степени лежат в христианстве и в эпохе Просвещения, которая некогда сама внесла немалый вклад в развитие просвещенческих идей, а теперь, задрав штаны, бежит впереди мрачноватой процессии "нового средневековья", благодарен Мустафе Кемалю Ататюрку. Вовсе не за какие-то исторические свершения. А исключительно за то, что он сделал для меня лично и моей семьи.

Мы прожили в этой стране четыре далеко не самых плохих года нашей жизни.

Мы не чувствовали отчуждённости от страны и её народа. К нам везде хорошо относились. Никто ни разу не упрекнул нас за то, что мы не так одеваемся, не то едим или пьём, не так смотрим и не то делаем. И даже то, что в любом иностранце турок видит потенциальную жертву коммерции, которой можно впарить какие-нибудь, по его мнению, бессмысленные побрякушки или бумажки за реальные деньги, не вызывало особых проблем. Лучше уж так, чем мрачное "вы чё-то конкретное ищете?", так характерное для московских торговцев.

Ататюрк, как мне кажется, правильно понял характер своего народа. После столетий империи, где турок был в основном солдатом и крестьянином, генерал прописал своему народу простой и понятный рецепт: торговля, торговля и ещё раз торговля. Причём – глобально и во всём. Лозунг, который тут висит повсюду - "мир в стране, мир во всём мире" – похоже, и отражает это прозрение Мустафы Кемаля. Это более изощрённый вариант слогана "торговать, а не воевать".

За более чем 80 лет республики Турция стала огромной торговой площадкой. Эти люди нашли себя в стихии мелкого рынка и вполне им довольны. Это – их национальная идея.

Но торговля – это глубинный механизм, переделавший Турцию. Я же буду говорить о том, что "лежит на поверхности". О том, что делает жизнь европейского человека в этой стране приемлемой.

Так вот, на поверхности лежит очень простая вещь: Турция похожа на восточноевропейскую страну. На Россию, Украину, Румынию, Болгарию. И не похожа на типичное исламское государство вроде Саудовской Аравии. Даже на светский Египет не похожа.

Если возможны какие-то реальные сравнения, то больше всего Турция похожа, наверное, на Казахстан. Вообще, на центральноазиатские постсоветские республики. И это, на мой взгляд, хорошо. Это довольно высокий уровень модернизации.

Ататюрк и его соратники понимали, что секрет успеха – это следование западным рецептам строительства политической, экономической, социальной жизни. Им и только им. Я не знаю, насколько глубоко они осознавали этот секрет, но, думаю, как раз очень глубоко. Собственно говоря, единственная страна вне западного и "полузападного" лагеря, которая это тоже реально прочувствовала – Иран. Что бы мы там ни говорили, а "исламская республика" – это попытка хоть как-то связать западные демократические ценности и ислам. К этой попытке Западу следовало бы отнестись снисходительнее, с большим пониманием.

Турция Ататюрка пошла другим путём. В 20-е-30-е гг. ислам пережил эпоху мощного давления со стороны государства. Его считали "реакционной религией" и третировали. Как мне кажется, Мустафа Кемаль мечтал о создании "национальной версии ислама", отсюда и пресловутый перевод эзана (призыв с минарета) на турецкий язык. Я даже подозреваю, что, будь у генерала такая возможность, он сделал бы турок православными (поскольку там есть понятие национальных церквей). Но так далеко он, конечно, не пошёл.

Правильно ли поступал Ататюрк? С моей личной точки зрения – абсолютно правильно. Да, его действия были подавлением и оскорблением религиозных чувств огромного количества людей. Но не это было ошибкой, а то, что программа "национальной деисламизации" Турции не была доведена до конца. Именно поэтому опасность провала в историческую тьму (а что такое нынешний исламский мир "в чистом виде", как не историческая тьма?) здесь всё ещё сохраняется.

Тем не менее, я всё же надеюсь, что Турции это не грозит. "Западнизация", какой бы топорной она ни казалась, привела к тому, что теперь спор в стране ведут вокруг понятий, характерных для единственной цивилизации в полном смысле этого слова, которая существует на земле. Для западной цивилизации. Цивилизации, которую транслировала сюда турецкая армия.

И понятия эти чрезвычайно просты.

Свобода. Демократия. Рынок. Закон.

Базовые ценности современного Запада, каким бы он ни был.

Ни одно общество, отрицающее хотя бы одно из четырёх перечисленных понятий, не выживет в исторической перспективе.
Другое дело, что вокруг этих слов ведётся борьба. Каждая политическая и общественная сила стремится вложить в эти понятия свой смысл. Смыслы эти весьма различаются, а сами понятия очень растяжимы. Но они знаменуют широкие границы ЦИВИЛИЗОВАННОГО ПОЛЯ. Всё, что вне этих границ – это и есть историческая тьма. Вычеркните из этого списка хотя бы одно слово, и мы получим типичное failed state. Поэтому ни одно нормальное политическое течение не вычёркивает их. Вносит своё содержание, часто полностью расходящееся с пониманием других – но не более того.

И эти вещи постепенно проникают на бытовой уровень, делаются частью обычной жизни. Именно поэтому человеку Запада (а Россия – это всё-таки часть Запада, хотя и своеобразная) комфортно жить в Турции. Да и сами турки не особенно жалуются.

Можно сколько угодно говорить о прессинге со стороны Запада и ужасах потери самобытности. Но если "самобытность" строится на отсутствии свобод, тирании, подавлении экономической инициативы и беззаконии – то в печку такую "самобытность".

Либо национальная культура (в широком смысле слова) вырабатывает своё понимание этих четырёх понятий – и тогда она выживает. Либо не вырабатывает – и постепенно скатывается в небытие.

Нынешние турецкие "исламисты" всё время подчёркивают, что они "демоисламисты". Что они выступают за совмещение ислама с демократией (вещь, кстати, почти невозможная) – и им это даже удаётся. Поэтому их движение мне кажется разумным и в перспективе успешным.

Между тем, ситуация в России выглядит, на мой взгляд, существенно хуже (хотя, в силу ряда причин, по многим параметрам мы турок обгоняем).

Пресловутые четыре понятия в 90-е гг. были "приватизированы" феодальной номенклатурой. Которая, между прочим, понимала их значение. Поэтому "свобода" в России в основном означает право на самовыражение представителей господствующих кланов, "демократия" – политический балаган с тасованием одних и тех же карт, "рынок" – госмонополистический капитализм в его самых примитивных формах, а "законность" – чистую фикцию.

Это ужасно, но намного ужаснее, на мой взгляд, другое.

А именно – то, что людям вбили в голову, будто другого понимания свободы, демократии, рынка и законности попросту НЕТ. Что власть феодалов вечна и бесконечна. И что те, кто может им противостоять, должны играть НА ДРУГОМ ПОЛЕ.

То есть люди, которые выступали против такого понимания демократии и свободы, должны были не предлагать своё понимание, а ходить с плакатами типа "сталинбериягулаг", "всех убить" и так далее. Тем самым вычёркивая себя из цивилизованного поля.

Феодалам, естественно, такая ситуация выгодна. Они остаются монопольными владельцами этих четырёх слов. И могут считать себя единственными представителями цивилизации в стране.

Кого из наших "националистов" ни спроси – почти все, среди прочего (зачастую – вполне разумного), предлагают какую-нибудь мерзость. Например, закрыть 99% СМИ. Или устроить тиранический режим. Или всё национализировать – то есть вообще всё. И так далее.

Так вот.

До тех пор, пока русское национальное движение будет упёрто и тупо отстаивать ценности, лежащие вне цивилизованного поля, оно обречено на маргинальность и на бесперспективность. Никто и никогда с ним даже разговаривать не станет. Более того, даже если оно, такое, победит, ему грозит скорый и неминуемый кирдык.

Ну, или оно начнёт, наконец, предлагать решения, выдержанные в духе понимания цивилизационных ценностей. Тогда у него появится хоть какой-то шанс.

А вечно изображать "ужасное дитя", клацать зубами и кидаться булыжниками – удел дебилов. И покуда у нас этого не осознают, русские так и будут оставаться людьми третьего сорта в собственной стране.

Подумайте об этом.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment