?

Log in

No account? Create an account
Sergey Oboguev's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Friday, July 27th, 2001

Time Event
11:10p
Наш пострел, оказывается, всюду поспел
Из записок Хилтунена:

«В 1965 году меня из Петрозаводска, а Ленку из Москвы отправили в “Орленок”, где мы тогда не встретились, хотя жили за стенкой. Но мы были оба ушиблены “Орленком” – тогда была, наверное, самая сильная “коммунарская” смена, одна из последних, прекрасная в своей трогательной конвульсии. За год до того я побывал в “Артеке” и полной мерой почувствовал разницу.»

«Гостем смены была Пахмутова, но я, маленький дурачок, в начале смены с большим энтузиазмом пел не ее “Звездопад” а про какого-то пушистого беленького котенка. Я был по причине малорослости флажковым, на линейке стоял возле самой трибуны и слышал, о чем переговариваются начальники. Пахмутова в политику не лезла – сетовала, что уж больно детишки сутулые.»

«Но вообще-то над трибунами уже витала тревога. В “Орленок” уже собиралась по наводке большого ЦК и КГБ спецкомиссия во главе с Юрием Афанасьевым, который в тот год то ли еще не был диссидентом, то ли так ловко замаскировался, что отчет он составил разгромный – пошли клочки по закоулочкам […] Вытекающие последствия оказались ужасными – коммунаров стали гнать отовсюду поганой метлой, а кое-где задушили в обкомовских объятьях, навязав им занятия всякой галиматьей во всяких школах комсомольского актива.»

«Я думаю, что “Орленок” короткого периода с 1963-й до 1965-й был самым мощным духовным и интеллектуальным синхрафазотроном для юношеской элиты СССР. Еще бы немного, еще чуть-чуть, не подстрелили бы орленка на взлете, он бы расправил мощные крылья – куда там Итон и Гарвард! Я знаю, что говорю – меня поносило по разным кампусам планеты. Я протирал штаны и в швейцарском Ландегге – всемирной духовной академии, и по Ауровилю бродил, что на картах значится как “всемирное утопическое поселение с лучшей в мире учебной базой ЮНЕСКО”. Мог ли выжить “Орленок” в условиях тоталитаризма? Могли ли его выпускники, собравшись со временем в какую-нибудь партию-стаю, вывести Россию из системного кризиса, да чтобы цена была бы не столь ужасающей, как получилось в 90-х? Я отвечаю: “Да!” Но мне было в тот год слишком мало лет... А старшие товарищи мои оказались не на высоте – подрастерялись, приуныли, им вождя недоставало, да и четкой идеологии. Ни сам Иванов, ни ближайшее его окружение не хотели и слышать о том, чтобы выпушенный ими на волю джин занимался чем-то большим, чем педагогика. “Наша цель – счастье людей!” Мы – наследники Макаренко. Иванов был и остался примерным и честным сыном офицера НКВД, он не хотел претендовать на создание какой-то альтернативной партии или, того смешнее, духовно-рыцарского ордена атеистов, “мыслящих глобально и действовавших локально”. Юные бузотеры пытались сами, как умели, объяснить себе и миру, что это за птица такая – “Орленок”. Листали ранние работы Маркса, перелопачивали Кропоткина, Чернышевского, эсеров, плакались о судьбах русской общины и земства. Гибель “Орленка” стала для меня – и думаю, что для многих – личной трагедией. Это как знаете, тот библейский Енох, которого боги (а может, это были всего-навсего прищельцы?) за уши втащили в иное, сверкающее пространство – на, смотри. Как и ты МОГ бы, а потом с размаху шмякнули о ту же грешную землю, откуда он был уродом. Есть и еще одна аналогия – только она уж и совсем тошнотворная: Павлов давал собакам ПОЧТИ сглотнуть мясца на веревочке, а потом медленно, по садистски выковыривал то, что осталось, из желудка. Со мной происходило примерно то же...»

Из «Истории молодежного движения в России»:

«Безусловной же заслугой Газмана явилось то, что он сумел сохранить “Орленок”, как центр неформальной педагогики.  […] все эти вольности почему-то не давали спокойно спать некоторым бюрократам-функционерам от комсомола и наробраза, и коллектив педагогов, и курировавших “Орленок”, был просто-напросто разогнан. Многим из них было запрещено даже появляться в “Орленке” под угрозой запрета на профессию. И лишь благодаря стараниям ряда педагогов, возглавляемых Газманом, согласившихся работать в рамках системы и играть по навязанным ей правилам, “Орленок” избежал бюрократизации и еще надолго остался центром неформальной педагогики...»
11:24p
Из «Истории» же:

«Но вернемся к взаимоотношениям неформального молодежного движения с советским правительством. Примерно в 1967 году коммунарская наглость достигла наивысшего предела, когда перед Всесоюзным Коммунарским Слетом на мятом, небрежно выдранном из тетради листке в ЦК ВЛКСМ было послано приглашение к участию в слете с правом совещательного голоса. Именно после этого случая обалдевшим от такой наглости комсомольским функционерам было указано на то, что у них под носом разворачивается самоуправляющееся движение, и не пора ли взять его под свой контроль. Началось давление на коммунаров сверху, куча проверок, и под влиянием бюрократического напора коммунарское движение рассыпалось, с нашей точки зрения, на четыре основные ветви...»

<< Previous Day 2001/07/27
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com