?

Log in

No account? Create an account
Sergey Oboguev's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Tuesday, August 7th, 2001

Time Event
9:24a
Положительное рассуждение
По ссылке налетел на некую дискуссию между “западниками” и “почвенниками”. Перепалка довольно традиционная. Одни говорят – Россия должна с кровью изблевать из себя всё, что отличает ее от Запада, и тогда, может быть, её “допустят к причастию”. Другим, наоборот, подавай полномасштабную цивилизацию, соразмерную западной (или, на худой конец, китайской).

Последнее, конечно, очень мило, и могло бы даже состояться, если бы не “эксцессы” коммунистической революции, однако у современной России для отстраивания полномасштабной цивилизации элементарно нет ресурсов – причем по всем измерениям: ни экономических, ни культурных, ни демографических.

Однако и “западнические” предложения тоже нереализуемы. Дело в том, что самооплевывание, себя-распинание и обезьянничание не только бесполезны для заявленной цели (вхождения в Запад), но и контрпродуктивны. Они не только ведут в противоположную от цели сторону, но попросту в другую ветку (незападную, в глазах западных людей, что единственно имеет значение).

Вползти в Запад на карачках, во всём нарочито уподобляясь модельному западному человеку, а от себя отрекаясь – нельзя. Так Западом не становятся. Этот метод вхождения никогда не будет признан действительным (имеющим силу) самими западными людьми, а потому невозможен. (Почему не будет признан – история отдельная; хотя бы потому, что он представляет из себя подчеркнуто-незападное поведение, заведомо инвалидирующее любой основываемый на нем “акт вхождения”.)

Обезьянничающих западные люди могут, на худой конец, признать человекообразной обезьяной, но никак ни подобным себе человеком.

Войти в Запад можно только поменяв Запад. То есть насильно врезав в ядро цивилизационного комплекса западности некую специфически-русскую компоненту, причем врезав так, чтобы ее оттуда уже было не вытащить. Чтобы помышлять о Западе стало невозможным, не помышляя одновременно об этой компоненте.

При этом совершенно неважно, желают нынешние западные люди чтобы им эту компоненту врезали или нет. Их дело маленькое: стерпится-слюбится. Становление полюсом (см. дальше) вовсе не подразумевает умасливания, во многом скорее наоборот.

Так вот. Принимая во внимание существующие реалии и ограничения: что Россию с Западом многое связывает в культуре (с Востоком же – почти ничего), но с другой стороны налицо существенная обособленность в культуре и самосознании, однако при этом и “полностью самостоятельной” цивилизацией в обозримой исторической перспективе России тоже быть не под силу, как могла бы выглядеть формула русско-западного соотношения, с одной стороны реалистичная, с другой – приемлемая для русских (сохраняющая их идентичность)?

Быть может, так: для России стать одним из полюсов западной цивилизации. В которой ныне числятся три полюса: Старый свет, США, Израиль.
(Австралия и Новая Зеландия, видимо, полюсом не являются, потому что в голову навскидку в таком качестве не приходят; Канада, аналогично, является не полюсом, а аппендиксом).

При этом для России было бы естественным отличаться от этих полюсов так же, как они отличаются друг от друга.

Ближайшей моделью, собственно, может быть Израиль: с одной стороны, как бы отдельная полуцивилизация, с другой – часть (или 3/4-часть) западной.

Однако следует понимать, что для большой страны вход в Запад возможен только через самоутверждение и завоевание силой в нем места одного из доминирующих полюсов.

“Царство небесное берется силой”, а вовсе не “разоружением перед партией”. Если русским вообще когда-либо суждено “стать европейцами”, то только в качестве мощной страны, творчески взрезающей самостоятельно-значимый путь в истории, и никак иначе.
(Поэтому, если отвлечься от обсуждения самóй провозглашаемой цели “западников”, их прескрипции по достижению этой цели совершенно неверны и её не реализуют.)

В брежневские и особенно раннегорбачевские времена Советский Союз стоял на этом пути и был довольно близок к достижению цели. Врезаемой компонентой при этом, по-видимому, был бы “демократический социализм с человеческим лицом”, гуманистическое общество с акцентом на альтруизме, взаимопомощи, коллективизме и культурном целомудрии и антиредукционизме (то есть осуществляющем некий Кайрос, эволюционный прорыв в будущее состояние человечества, стоящее выше по эволюционной вертикали).

Теперь дела хуже. Много хуже. Однако и другого пути – если в Запад всё-таки “входить” – всё равно нет.

* * *

Из сказанного, в частности, следует, что всякая мерзость от, прости господи, “реального обезьян-либерталианства” до “Санта-Барбары” есть, кроме всего прочего, девестернизация страны. [1]

==============

[1] Разумеется, Россия внесла в западную цивилизацию (и мировую вообще) огромный вклад отрицательного опыта, опробовав на себе в XX веке – его начале и конце – дегуманизирующие крайности двух утопических доктрин, основанных на экономическом детерминизме и предназначенных в замысле для глобального употребления.

Однако отрицательный опыт не то чтобы “не засчитывался” вовсе, но он имеет гораздо меньший положительный вес для целей идентификации Запада с Россией, чем опыт творческий и конструктивный, и общий его знак поэтому скорее неположителен.
9:24a
О сроках
Следует, к тому же, иметь в виду момент, который обыкновенно забывают обсудить, когда речь заходит о “вхождении в западную цивилизацию”: сколько времени сама эта западная цивилизация еще просуществует?

Ведь план-то, как ни крути, расчитан на длительное время. Поэтому необходимо рассматривать и граничные условия.

Причем если в отношении США перспективы демографической композиции изредка обсуждаются, то про самый важный для России вопрос не говорится почти ничего: Каков будет через 100 лет этнико-демографический баланс западноевропейского населения?

Понятно ведь, что Европа, в которой большинство населения – мусульманского происхождения, это уже не та Европа, которую мы знали, и камни которой некоторые порывались целовать. Ясно, что этим миграционно-демографическим сдвигом может быть, собственно, и обозначен цивилизационный конец западного мира. (И, соответственно, осмысленности особой российской аффилияции с ним.)
Причем французы, знающие толк в ассимилировании, с окультуриванием своих арабов может быть еще управятся. А вот немцам их “чувство вины”, сдается мне, дорого обойдется. Но это только ближайшие события...

П.З. некогда спрашивал, откуда возьмутся новые гунны. Вот откуда они возьмутся. (Развитие транспортных технологий, конечно, поспособствует новому великому переселению народов; и может быть даже сделает его неизбежным.)

Привет Л.Н. Гумилеву и его теории, с фазой обскурации.

Нельзя, конечно, ручаться, что чаша сия минует Россию, весьма уязвимую. Однако допустим пока оптимистичное предположение: что “мультикультуралистическое воспитание”, “китайские куклы”, “чувство вины” и прочая мерзь, направленная на фрагментацию и подавление русской идентичности, отправится туда, где ей и место, и российской мрази, называемой “элита”, свернут шею до того, как они успеют организовать неконтролируемую иммиграцию неассимилируемых групп. (Если нет, всякое обсуждение бессмысленно.)

Итак, возможно, что российский роман с западным миром окажется исторически недолгим по причине кончины последнего, и через 100 лет западная цивилизация будет находиться в процессе прекращения своего существования, а Россия (при оптимистичном предположении) выживет. (Во всяком случае, пока для этого предпосылки есть.) В этой ситуации цивилизационное ассоциирование с западными странами будет терять для России смысл по мере того, как они будут переставать быть Западом. Следовательно, при построении ассоциирования с Западом нужно предусматривать возможность оперативного отделения (и заведомо и принципиально – автономной иммиграционной политики. Последнее нужно полагать категорическим императивом, выше которого никакой другой приоритет стоять не может.)

Главное же: ограниченность временной перспективы следует иметь в виду при планировании ожиданий, дабы не разжигать последние сверх меры отведенного.

То есть нужно сознавать и не забывать, что если мы сейчас и войдем в Запад, то наступит момент, когда силой вещей мы будем поставлены перед необходимостью оттуда выходить.
11:48a
Фотографии
Решил было обзавестись фотографией и полез по полкам разыскивать, что есть под руками. Против ожидания, не обнаружилось ни одной приличной фотографии из недавних (если не считать фотографий на документах, весьма сомнительного вида). Всё остальное по ту сторону уральских гор...

Зато нашел пачку фотокарточек нежного возраста. Если просматривать подряд, выходит просто театр одного актера, несколько десятков выражений рожицы, отражающих всемыслимые эмоции. (Снимал мой отец.) Даже жалко, что при 100x100 большая часть художественности и артистизма теряется.

Ими пока что и воспользуемся, нарцистически. Благо, предыдущими насельниками тропка уже протоптана... :-)

<< Previous Day 2001/08/07
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com