January 22nd, 2002

kluven

(no subject)

> оказалось, что какую-то жизненную картину можно удивительно тонко вылгать. Ложью можно писать как красками, нанося в нужных местах мазок за мазком.

Или наоборот: не нанося (не)нужных мазков.

Примеров масса; хоть тот же сегодняшний (вчерашний уже) день Мартина Лютера Кинга, при праздновании которого редко упоминается, что к концу жизни политическая ориентация и повестка Кинга стали если не открыто-коммунистическими (в чем его упрекают некоторые "реакционные" критики), то такого уровня социалистичности, который вряд ли был и тогда приемлим для какой-либо политической силы в США, кроме радикалов образца 68-го года, и тем более неприемлим сейчас ни для одного хоть сколь-либо мейнстримного течения. А вот поди ж, икона...
kluven

(no subject)

Все переживают про ТВ6. Поговорим лучше о приличных людях.

Меня вот что интересует: полгода назад Третьяков ушел создавать газетный концерн, да так и не вернулся. Что происходит?..
kluven

(no subject)

kirill пишет however об обращении Вл. Добренькова к президенту с требованием отмены моратория на смертную казнь:

kirill: [. . . . .]

however: К тому же, судя по легкости ваших высказываний – у вас никого не убивали. У меня – да.

kirill: Примите мои искренние соболезнования.

Однако, дело не в том, убивали кого-то у меня или не убивали. Дело именно что в тексте. В том, как он конструируется. В том, для чего он конструируется.

however: Т.е. я хочу сказать, что не информация (в том числе и эмоциональная) для вас важна, а то – в какую образную форму вы ее втолкали...

kirill: Нет информации “как таковой”, существующей просто так, в безвоздушном пространстве. Всякая информация исходит от кого-то, всегда так или иначе оформлена, в любом случае опубликование информации имеет какую-то цель. Это, типа, азбука. “Ради информации” ничего не говорится, по крайней мере, вслух.

Я, когда писал то, что писал, имел в виду текст, да. Социальный текст, который пишется в настоящее время. Текст, по которому Вам предлагается жить. Текст, по которому Вас заставляют жить (информация как агрессия). Неумение или (что происходит в Вашем случае) нежелание читать этот текст создает иллюзию освобождения от ответственности за этот текст.

Другими словами, не вчитываясь в текст, Вы как бы снимаете с себя ответственность (соглашаетесь с текстом), принимаете точку зрения автора.
Дело в том, что количество информации сегодня больше, чем может переварить и пропустить через себя любой индивид. В силу этого, Вы читаете по принципу паззла – выбираете только то, что так или иначе для Вас актуально. В итоге (я, конечно, схематизирую) Ваша жизнь, Ваш личный текст складывается из невесть кем невесть для чего написанных фрагментов.

То есть для Вас – невесть кем и для чего. те, кто эти фрагменты писал, очень хорошо представляют, зачем и как они эти фрагменты создавали. Вас устраивает?

* * *

Я так понял, что это попытка политически аннулировать социально-враждебный текст посредством его деконструкции.

Как любопытно! никогда раньше вживую не наблюдал подобного действа. Читал, что бывает, но чтобы своими глазами зреть возниковения духа деконструкции из политической стихии – не доводилось.

(И как говоряще о персонажах!)

P.S.  Да, о результатах... заклинание не подействовало.


P.P.S.  «Всякая информация исходит от кого-то... в любом случае опубликование информации имеет какую-то цель... “Ради информации” ничего не говорится, по крайней мере, вслух... Текст, по которому Вам предлагается жить. Текст, по которому Вас заставляют жить (информация как агрессия).»

«Неумение или ... нежелание читать этот текст создает иллюзию освобождения от ответственности за этот текст. Другими словами, не вчитываясь в текст, Вы как бы ... соглашаетесь с текстом, принимаете точку зрения автора... те, кто эти фрагменты писал, очень хорошо представляют, зачем и как они эти фрагменты создавали...»


Учтём, учтём...
kluven

(no subject)

egmg интересуется, что это за зверь:



При поиске по картотеке ФСБ были установлены два возможных совпадения: capybara и gopher.

Правда, для первого разыскиваемый зверь маловат, а для второго – великоват.