February 19th, 2002

kluven

предыдущему (http://www.livejournal.com/talkpost.bml?itemid=22752942))

о. Александр Чумаков:

Решение позвонить друг другу у меня и у Кордонского возникло одновременно. И повод тоже был общий: остановить начатую благотворительную акцию “Спасём бездомных детей от смерти в мороз”.

Кордонский свою версию высказал.

Я высказываюсь параллельно не могу молчать!

Прекратить проведение акции меня заставили следующие причины: прежде всего, “Светлый Дом” и безо всяких акций каждую зиму занимается обустройством потока бездомных детей, спасающихся в морозы от замерзания, и, как для нас, то никакие специальные акции в этом случае не нужны.

[...]

Мы – благотворительная организация, пытающаяся латать дыры там, где фигового бюджетного листа не хватает для прикрытия жизненно важных органов народонаселения. Наше участие в акции “Спасём бездомных детей от смерти в мороз” не является проявлением желания оказать помощь детям – этим мы занимались, занимаемся и будем заниматься вне зависимости от каких-либо факторов. В данном случае мы хотим помочь сытым людям, которые в период рождественских каникул вполне по-человечески хотят быть уверенными в чистоте своей совести перед родиной. И мы по детски счастливы тому, что в менее чем миллионном нашем городе нашёлся почти что десяток действительно богатых людей, для которых комфорт гражданской совести значим не менее (если не более), чем меню рождественских столов. В моих словах нет иронии!

[...]

Проблема в другом. И “Светлый Дом” с маниакальным упорством талдычит её с 1995 года. Как мячиком об стенку!

1. Создание приютов для бездомных детей абсолютным образом не решает проблемы их наличия. Логика, господа, логика... Бездомные дети появляются не вследствие наличия приютов, а совсем наоборот! Вода хлещет через пробоину в корпусе судна не потому, что работает помпа. И увеличения количества помп и их мощностей никоим образом не изменит ситуацию, ведущую к затоплению. Тем не менее, окружающая действительность настроена именно на увеличение количества приютов, нагнетания их мощностей и изобретения их модификаций...

2. Видно, не только с логикой у нас проблемы, но и с диаматом... Если бы мы только помнили о том, что “количество переходит в качество”!.. Ещё семь лет тому назад “Светлый Дом” детальнейшим образом аргументировано обосновывал нарастание своего рода “экологической катастрофы” в детской среде. Мы говорили о “воронкообразном процессе”, наподобие водоворота, когда при всеобщем обнищании увеличивающееся количество маргинальных детей будет втягивать в своё сообщество сперва минимально, а затем и просто социально благополучных детей. Таким образом начнёт происходить переформирование детской среды как таковой, а затем, в силу естественного взросления детей, и взрослого сообщества в целом. Мы были услышаны настолько же, насколько была услышана вещая Кассандра!

[...]

Не имеет смысла перечислять всё то, о чём своевременно предупреждалось. Не имеет смысла делать это сегодня, когда ситуация приближается к итогу. Всё то, что должно было быть сделано пять лет назад, робко делается теперь, вопреки тому, что процесс деградации детской среды вошёл в новые фазы, и нынче требуются совершенно иные методы и технологии... Если вообще ещё требуются...

Вопреки имеющемуся опыту апелляции к государственно-общественной тугоухости, считаю своим долгом задать вопрос, ответ на который, по моему частному мнению, может оказаться “ведущим звеном” в решении проблемы.

Господа! Послушайте!.. Значит, это кому-нибудь нужно? Значит, кто-то хочет, чтобы они были? Или “не были” – поскольку беспризорщина, дети-БОМЖ – это социально абортированные, вне-живые...

Значит, кто-то ХОТЕЛ не слышать и не принимать во внимание своевременных предупреждений? Значит, кто-то хотел интерпретировать анализ социальной ситуации как “нагнетание чернухи”? Значит, кто-то по сей день остаётся, пусть неосознанно, но заинтересованным в создании десоциализированного человеческого сообщества на территории бывшего СССР? В выращивании новой асоциальной генерации, которой предстоит воспроизводиться и никоим образом не предстоит обретать гражданственность? Кто так устойчиво и настойчиво вбивает нас в историческую колею, приводящую единственно к трансформации народонаселения страны в сообщество БОМЖ? Кто и по каким мотивам?

Перед лицом нарастающей деградации “человеческого ресурса” я позволю себе отказаться от простейших ответов, типа: во всём виновато примитивное корыстолюбие и рвачество. Да, на наших глазах происходило заторможивание процесса своевременного разворачивания сети приютов. [...] Да, на наших глазах разворачивалась “битва за гранты” между заказным образом возникавшими общественными организациями, во главе которых почему-то так часто оказывались номенклатурщики, чаще всего очень далёкие от проблем, на которые Запад по прогнозам “собирался давать”... Для нас, привычных к “социалистическим соревнованиям”, это не вопрос. Вопрос (зададим его с детской наивностью) в том, почему такие вышколенные в проблемах мониторинга “западники” позволили себя... как бы это сказать... по уличному выражаясь, “кидануть”? Или же (с одесским акцентом) что они с этого имели?

Да, на наших глазах “жёлтая пресса” удушила единичные попытки отдельных журналистов разобраться в нарастающей проблеме, подменив анализ ситуации сентиментальным размазыванием соплей по стенам “бомжатников” – а чем ещё вздрочишь электорат в процессе дурно пахнущей избирательной гонки? Проплачено – извольте!

Все эти вопросы действительно на сегодняшний день не проблемны и малозначимы. Ответы на них не сулят открытий: дети – имущество, дети – собственность, разменный фонд, валюта в межнациональных “гуманитарных” отношениях, средство для добывания средств, особенно если их можно разменять непосредственно – целиком или частично... Мы даже не первые на этом рынке.

Боюсь показаться циничным, но даже вырвавшийся у меня вопрос: “Может быть, кому-то они действительно НУЖНЫ НЕ ЖИВЫМИ?”, – на самом деле пустой.

Как не страшно это сознавать, но похоже, что дело не в этом.

Мой друг Михаил Кордонский в непривычные одесские морозы на средства, предоставленные действительно достойными и благородными богатыми людьми, поднял по тревоге своих неформалов, чтобы спасти от смерти в мороз бездомных детей. Я сделал в это же время то же самое.

Мы оба ещё раз обнаружили то, о чём всё время знали: подземный Детский Мир, который не желает изыматься из своего андерграунда. И я смею утверждать – для которого вхождение в соприкосновение с миром Наземным болезненно, страшно и враждебно.

Я могу дополнить информацию Кордонского и указать на подвалы в пятиэтажках спальных районов, например ул. Филатова, 49, вход в подвал через третий подъезд. К одиннадцати часам вечера туда сползается за полтора десятка детей. Там достаточно тепло. Там есть свой быт с занавесочками, которые мы бы назвали тряпками, с обломками бывшей нашей мебели. Все возникающие конфликты там решаются мгновенно, поскольку шумно конфликтовать – опасно. Там тихо-мирно отваливается куда-то детвора, надышавшись клеем. Там всё хорошо, лишь бы не вломились менты и не начали выволакивать в мир, где всё плохо.

Этот Детский Мир вполне обустроен. В нём организована мощная система информационного обмена. Это мир вполне общественный, солидарный, взаимоподдерживающийся и взаимопомогающий. От мира “наверху” его отличает совершенно иная (не противоположная, а именно иная) система ценностей, нравственности и мировосприятия. Грамотность, образование, культура, чтение, жизненные перспективы – пустой звук, отсутствующее нечто.

И этим они нам страшны. На их весах мы, как библейский деспот, “взвешены, измерены и найдены пустыми”. А мы с этим категорически не согласны! Что отнюдь не отменяет приговора.

Мы утешаемся тем, что бомжующие дети-паразиты нуждаются в нас – источнике питания. Не потому ли всовываем копеечки в замурзанную ладонь, протянутую к окну автомобиля? Подать милостыню – это как бы купить досадного бродяжку и оприходовать его в собственном мире. С довеском удовольствия по поводу личного альтруизма.

И по страусиному прячемся от догадки о том, что в мире “детей подземелья” напрочь отсутствует даже отдалённый привкус альтруизма; что они, облагодетельствованные нами, “за лохов нас имеют” – и это правда. Что мы для них, в общем-то, не существуем, как не существует для вши личности потребляемого индивидуума. Вошь не связывает исчезновения личности с исчезновением потребляемого тела, поскольку в её вшином мире ни того, ни другого не присутствует. Существует (или не существует) пища, коей мы с вами и являемся.

Парадокс же состоит в том, что именно это паразитарное существование делает “детский андерграунд” воистину свободным, а потому и таким привлекательным для наших с вами детей. Причем не в смысле “свободы для”, а как раз “свободы от”: от общественных стереотипов, обязанностей, конвенций, культурных накоплений, Десяти Заповедей, в конце концов.

Свободным – и потому опасным.

И мы судорожно изобретаем, насколько позволяет нам это наше социальное убожество, способы ликвидации свободы маргинальных детей, как то: приюты, реабилитационные (!) центры, комнаты временного пребывания, приёмники-распределители, социальные гостиницы, разномастные “спецухи”.

Подлые дети с не меньшей изобретательностью сопротивляются нашим инициативам по ликвидации их свободы и, в конце концов, находят единственное беспроигрышное решение – возможность сдохнуть вне нас, не по человечески. Например, замёрзнуть в мороз и не где-нибудь, а у самого порога нашей квартиры! Или в люке около булочной, куда мы с детских лет привычно бегаем за бубликами к завтраку. Какая невозвратимая оплеуха!

Мы давно перестали замечать, что под видом “решения острой социальной проблемы”, мы примитивно воюем с определённым контингентом детей, которые в свою очередь с нами не воюют, а спокойно паразитируют на нас, воюющих с ними. И, как все милитарные общности, мы пускаемся в охи и ахи только тогда, когда терпим поражение, например, когда дети предпочитают замёрзнуть насмерть вне нас и по собственному выбору. А если к тому же таких становится всё больше и больше...

Нет, не даются нам школьные уроки истории. А может преподавали не так? Мы ведь научены воспринимать всё через призму “борьбы классов”, вот и пропускаем аналогию, а вместе с ней догадку о всё более проявляющейся сущности процесса.

Древний Рим погиб не тогда, когда дикие варвары ворвались на форумы “вечного города”, а тогда, когда на арене Колизея “выродки-христиане” предпочли сдохнуть вне Рима и по собственному выбору. И не зря, совсем не зря римские власти и обыватели единогласно признавали первых христиан “человеконенавистнической сектой”. Что этому отребью, поклоняющемуся Повешенному, сделавшему своим гербом крестообразную виселицу, грамматика и риторика, гекзаметр, буколики и диспуты о юридических основах власти? Что им стоическая или эпикурейская мораль? Для них-то и богов не существует!..

Но когда таких становилось всё больше и больше, рушилась одна цивилизация и сквозь обугленные руины прорастала другая, иная.

Быть может и мы просто-напросто становимся свидетелями прорастания новой цивилизации – цивилизации Детей БОМЖ? Мы, угрохавшие все свои цивилизационные возможности на поиски путей к свободе и так бешено сопротивляющиеся малейшим признакам её проявления...

Позволю себе предположить, что моя страна в очередной раз служит остальному человечеству “испытательным полигоном истории”. И так же как в прошлом веке нас протащили через эксперимент существования в лоне искусственно созданной цивилизации “коммунального типа” – в назидание всем остальным прогрессистам и либералам, так и теперь “глаза всего прогрессивного человечества устремлены” в сторону великого народа, разделяющегося на “отцов” и “детей”. На отцов, привычно пожирающих (ассимилирующих) детей, и на детей, не отвечающих за отцов по причине изначальной социальной абортированности.

Быть может мы – всё тот же исторический испытательный полигон, на котором идёт сканирование особенностей очередного глобального социального процесса – прорастания новой цивилизации сквозь дряхлое тело старой, отеческой? И кто-то внимательный уже делает выводы и спорит с коллегами, изобретая варианты “мягких переходов”?

Значит, не всё так безнадежно. Значит, весь этот кошмар кому-нибудь нужен. И мы всё так же служим человечеству... Как собаки Павлова...

Только, “если Царствие Божие и грядущая гармония оплачены слезинкой хотя бы одного ребёнка, то я такого Царствия не желаю и билет свой туда возвращаю”...

С благодарностью за всё, молитвами и благословением сердцами бездомных детей, нашедших приют в Светлом Доме, отец Александр

kluven

(no subject)

ЛИБЕРАЛИЗМ – ЭТО ПОРЯДОЧНОСТЬ НЕГОДЯЕВ.

(Гаврилин, записные книжки, в оригинале подчеркнуто)