March 9th, 2002

kluven

(no subject)

Там же: "Если еврей переходил в другую веру, то вся семья должна относиться к нему, будто к умершему."

Милые дела.

* * *

А что, если еврей становится... ах... агностиком?
kluven

(no subject)

Там же: "Для вас Березовский, может быть, и еврей, но для меня, он к еврейству не имеет никакого отношения."

Интересно, можем ли мы вослед считать, что Е.Т. экономист-великий, Павел Николаевич Милюков или там, упаси Боже, Владимир Сергеевич Соловьев ни в одном глазу ни русские, "кроме как генетически"?
kluven

(no subject)

ПОСЛЕДНИЙ

Лоси знали, что они боги. Над речкой, в лесу, сохранились их священные изображения, выцарапанные кремневым ножом по красному песчанику. В древности они снисходительно принимали поклонения жалких существ, ютившихся в землянках, и столь же снисходиетльно отнеслись к их отступничеству, когда появились ложные боги. Но и после того, сотни лет, презренный человек трепетал и воздевал руки, когда белоногий зверь с ветвистыми рогами царственно выходил из леса.

В те дни все принадлежало лосям и не было границ их владениям.

Первая, чуть заметная, тревога началась с Рюрика. Но тогда еще никто ничего не понимал. Лет через триста, пришли рыцари меченосцы; начался отход с побережья Балтики. В хронике доктора Тростиниуса из Упсалы сказано: в дни счастливого правления магистра Вальтера фон Платтенберга, лоси покинули владения высокомощного ордена и ушли за озеро Пейпус, в землю великого герцога Московского.

В те же годы, на берегах Наровы видели белого лося, о чем записано в Рижской Хронике. Его видели под Псковом и на Ловати, и под Ладогой. Везде появились надкусы сделанные им на коре осин и толстых ольх. Он первый обозначил границы лосиного царства. Они были объявлены вечными и неизменными после того, как родился лосенок с пятном на боку, воспроизводившим их очертания.

Но Ливонская война отогнала зверей от Нарвы, от Копорья; после Смуты потеряны были владения за Гдовом, а при Петре пришлось уйти от Невы и от Ладоги. Стал строиться Петербург.

Правда, в тревогах тех лет было много спокойствия. Петербургский шум не долетал, столичная знать охотилась больше на зайцев, скакала по полям, в лес не заходила, а у мужиков не было ружей. Изредка выезжал из своего гатчинского дворца сумасшедший Григорий Орлов, он стрелял из семиствольного ружья, но ни одного лося не убил. Действительный статский советник Загорулько, представивший в Императорскую Академию Наук сочинение “Лоси в царствование императрицы Екатерины II”, полагает, что время правления этой государыни было самым счастливым для них. “Токмо один волнительный и слезного рыдания достойный случай, возле селения Трохинского происшедший, омрачил счастливый век лосиного народа и тень зловещую, яко длань смерти на оный простер”. Это, когда мужик топором зарубил лося, провалившегося по брюхо в трясину.

Новая эра открылась в царствование императора Александра I.Collapse )
kluven

(no subject)

Всё смешалось в доме Облонских; чего ни хватишься, ничего на месте нет. Сегодня час разыскивал эмоскоп, только месяц назад специально выписанный. Так и не нашел. А ведь где-то лежит!