April 6th, 2002

kluven

Союз Правых Сил

По-английски (вычитано в St. Petersburg Times) это очень хорошо звучит: Union of the Right Forces.

Сразу же читается: Union of the Wrong Forces, и лучше не скажешь.

Впрочем, возможно сказать и по-русски: «Союз левых сил», но это требует привлечения сленга.

* * *

Между тем, кажется никто не замечал, что СПС представляет явление хорошо известное в русской истории, современное его воплощение.

Имеется в виду, разумеется, самозванство.

Во-первых, буквальное: СПС – такие же правые, как Лжедмитрий – царевич.

Т.е. лжеправые (хотя это как-то не звучит и – см. далее – есть слово получше).

Далее, оба самозванства облечены в другие совпадения. Так, оба с одинаковыми основаниями претеднуют на «трон». Или, скажем, главная национальность в СПС – та же, что, по уверениям историков, и у Лжедмитрия. И т.д.

* * *

Насколько же велик русский язык, описавший это явление емким словом: воры.

Как ни крути, а более исчерпывающего определения для сей публики не подберешь.

Одним словом, а почти всё сказано!
kluven

Бывают странные сближенья

В музыке и в литературе иногда обнаруживаются как бы точные двойники – по мироощущению, по стремлениям, по отталкиваниям – словно две половинки одной души (или близкородственные души), брошенные по раздельности в мир вообще и в искусство в частности.

Таковы, например, Малер и Кафка.

Основная тема (точнее, экспрессия) обоих – распад еврейского сознания, непреходимая маргинальность, при одновременной отчужденности от бытия окружающего общества (и, собственно, всякого подлинного, т.е. укорененного и обладающего бытием общества); а через это – отчужденность от бытия как такового, выморочность.

Добавил бы: «этнокультурный бобок», но это будет повторением и лишь основой, из которой расцвели эти своеобразные болезненные и опустошенные цветы.

Другая столь же разительная пара двойняшек – Бродский и Шнитке.

У обоих – совершенно одинаковая тональность и мировосприятие, причем как художественное (что нам здесь интереснее всего), так по-видимому и личное.

Затем, как Бродский – «поэт нескольких стихотворений», так и Шнитке – композитор нескольких музыкальных фрагментов (нужно заметить, наброски к «Маленьким трагедиям» весьма хороши).

За пределами этих нескольких – нудная, вымученная и мертворожденная тягомотина. Тоже совершенно одинаковая у того и у другого.
kluven

(no subject)

Вот Вы будете смеяться, но у меня на работе есть браман. Настоящий. С пятном во лбу.

Кругом XXI век, цитадель эгалитаризма, а человек принадлежит к касте.

Молодой причём.

Я у индийцев спрашивал, они говорят, что даже в США и даже среди молодых есть немалая часть таких, которые придают кастовой принадлежности большое значение.
kluven

(no subject)

Азбука политэкономии

На самом деле за шесть месяцев после 11 сентября Соединенные Штаты преуспели в одном: они доказали всем, что нет никакого права, кроме права сильного. Даже в экономике. Вот сейчас функционеры Евросоюза ноют по поводу того, что европейский проект оказался аутсайдером, в то время как экономика США демонстрирует мощные признаки выздоровления. А что еще она должна демонстрировать после того, как в нее влито более 100 миллиардов долларов, а всех основных конкурентов заставили ползать на карачках перед лицом изумленных инвесторов? При этом все эти 100 миллиардов, настоящие и будущие, изъяты именно у тех самых конкурентов, ползающих на карачках.

Отнюдь не ликвидность и экономическая эффективность, а именно подавляющая военно-политическая мощь позволяет Соединенным Штатам поднимать свой фондовый рынок, привлекать капиталы, финансировать возрастающие дефициты свои. Соединенные Штаты превратили военное доминирование в рыночный экономический фактор номер один. Это очень полезный урок открытия любых дверей перед лицом благородных взломщиков.

[...]

Чему учат нас наши бледнолицые братья, что сила – она является реальным, мощнейшим экономическим рыночным конкурентным фактором.


А ведь давно сказано: «Будет сила, будет и благо кое-какое.»
kluven

Святая простота

Не раз приезжал Леонтьев по приглашению членов правительства. Каждый визит в Петербург не обходился без встреч с мэром города А. А. Собчаком, на которых Василий Леонтьев, духовный отец экономического чуда Японии, старался помочь родному городу. [*]
kluven

(no subject)

Толстой мечтал стать мучеником и даже умолял писателя-славянофила Константина Леонтьева похлопотать при дворе, чтобы его сослали в Сибирь [*]