May 11th, 2002

kluven

(no subject)

Терпеть не могу змей. Терпеть не могу змей. Терпеть не могу змей.

Вернее сказать, люблю их любовью Рики-Тики-Тави: всех бы повбивав.

Утром отправился наверх в холмы, неподалеку от работы, дофотографировать шмелей собирающих мёд. Имея в виду портретную фотографию, а также картины шмелей взлетающих с цветка и приземляющихся на него.

Прихожу на намеченное место, и вот пожалуйста – поперек тропинки разлеглась полутораметровая колбаса. Причем именно в том самом месте, где нужно лезть в траву к цветам.

Поди разбирайся, ядовитая она или не очень.

Я был настолько потрясен (в самом плохом смысле слова), что хотя меня и достало чтобы машинально присоединить телеобъектив, загрузить пленку и сделать десятка полтора кадров с расстояния 3-4 метров, но про то, чтобы присоединить 1.4-кратный телеувеличитель я попросту забыл; напрочь из головы вылетело.

Сейчас я думаю, что гадина была скорее всего неядовитой. Немного успокоившись, я рассмотрел её в объектив и не обнаружил погремушек на хвосте (что, впрочем, еще ни о чем не говорит, иногда они теряются), а также ямок-теплолокаторов на голове. Кроме того, тело было светло-пятнистым, а не темно-пятнистым. И голова была не шире тела (т.е. не было с’ужения на шее).

Однако рационально эта информация была обработана лишь позднее. В то время, когда я снимал гадину, я исходил из априорного предположения что это гремучка, причем молодая (а это хуже всего, т.к. молодые не умеют владеть собой и при укусе разряжают в жертву весь запас яда).

Известно, кроме того, что гремучие змеи в этом месте водятся. Прошлым летом одну (а значит, она тут не одна) видели на дорожке, ведущей с холма к конторе.

Еще в прошлый раз, когда я лазил с камерой вослед шмелям вокруг цветов в траве и кореньях, изрытых норами, меня посещало чувство, что это небезопасно.

Всё, отправляюсь покупать армейские ботинки. (И в следующий раз если соберусь туда лезть, обязательно захвачу пару сойеровских шприцев для откачки яда.)
kluven

Как ставятся великие демократии

“I am exactly as much opposed to English-Americans as to German-Americans. I oppose all kinds of hyphenated Americans.”

“A hyphenated American is not an American at all ... Our allegiance must be purely to the United States. We must unsparingly condemn any man who holds any other allegiance.”

“There can be no fifty-fifty Americanism in this country. There is room here for only hundred percent Americanism, only for those who are American and nothing else.”

“We have room in this country for but one flag, the Stars and Stripes ... We have room for but one loyalty, loyalty to the United States ... we have room for but one language, the English language.”


– President Theodore Roosevelt