September 7th, 2002

ph4

Подумалось, что внешняя «путинская политика»

никак не нова, и даже архетипична в русской истории; прежде ее проводил Александр Невский:
Признать общую подчиненность Орде, при этом выторговав максимум внутреннего суверенитета и таким образом получив возможность отлежаться. Отлеживаться же тихо, ни в коем случае не подымая шума и демонстрируя полную лояльность Орде, а тем временем зализывать раны и ремонтировать-отстраивать «внутреннюю структуру». Покуда же время выхода из под ордынской власти не пришло, получать ярлык на большое местное княжение от Великого Хана (= американского президента), символически брататься с ним или его сыном (Сартаком; в сегодняшней реализации – кататься с Бушем в SUV и называть друг друга «Джорджем–Владимиром»), получить ханское согласие на суверенный сбор налогов и централизацию выплаты дани орде через «федеральное правительство», а не через баскаков, при случае служить местными военными отрядами в операциях Орды и т.д.

А там, если приведется, «Бог переменит Орду».

С золотой на западную, с западной на китайскую.

В промежутках же можно поцарствовать и самим, самодержавно. (При условии, конечно, что получится подчинить и поставить себе на службу остатки прежней Орды, усилившись за ее счет и вступив в права наследия относительно ее исторических и геополитических претензий и фундируемых ими «прав».)

Разумеется, сам Путин скорее всего не сознает, что следует этому архетипу, но такое поведение естественным образом «исторически вынуждается» в конструктивной фазе цикла отката.

* * *

Отсюда в частности вывод, объясняющий, зачем понадобился закон об экстремизме.

Очевидно, для того, чтобы «прогрессивные патриоты» (Путин Невский со товарищами) могли вынимать очи «непрогрессивным патриотам» (изоляционистам-новгородцам, вроде Проханова и проч. ультраконсервативной «русской партии»), под музыкальное сопровождение риторики о том, что человеку, который ничего не видит, глаза всё равно не нужны.

Исторически – это утешительно.
ph4

(no subject)

Этим летом я заезжал к приятелю, живущему неподалеку от Чикаго, и мы с ним катались по окрестностям. Проезжали через городок, “отцом” которого некогда был Аль-Капоне.

Любопытно, что старожилы до сих пор вспоминают об Аль-Капоне с теплотой – какой он был хороший, обходительный, добрый [*] человек, как приятно было иметь с ним дело, и как при нём всё было налажено. (Вероятно, по прошествии времени так – или, вернее, в лучшем случае вполовину так – будут вспоминать о Лужкове.)
[*] Было за что так считать. Например, во время “великой депрессии”, когда многие люди голодали, Капоне открыл за свой счет благотворительные столовые.

Боюсь, вряд ли кому из нынешних российских “олигархов” отыщется что-либо сходное в оправдание на Страшном суде.

Говорят, что городок и ныне управляется теми же методами – “всё схвачено”, мимо нынешних отцов никаких дел делать нельзя, и чикагская полиция туда особенно не суется.

* * *

Но мир тесен. Заехав сегодня вечером в местный птичий заповедник, разговорился с пожилой женщиной – любительницей птиц, которую однажды там уже встречал, и которая некогда работала в этом заповеднике чем-то вроде рейнджера на общественных началах.

Оказалось, родственница (если верно помню, тетка) этой женщины была замужем за человеком, который в 20-30-х гг. работал в ФБР, и в частности был секретным подставным (undercover) агентом при расследовании дела Аль-Капоне. С которым он лично общался, перед тем как того арестовали.

У него тоже сохранились об Аль-Капоне самые лучшие личные впечатления. По его воспоминаниям, Аль-Капоне был приятным в общении, дружелюбным, вежливым и мягким человеком.

По нашему говоря, – интеллигентным.