March 26th, 2004

kluven

простота превосходящая всякое вероятие

kluven

(no subject)

bowin: [...] 5 лет - это рубеж, после которого шансы России на эксплуатацию "интеллектуальной ренты" будут полностью упущены, когда мы эту ренту полностью про...ём.

Еще одна подкрепляющая цифра. Актуальный возраст научно-инженерной разработки сейчас 10-20 лет. С начала 1990-х НИОКР в научной системе был полностью заморожен. Значит, нашим "передовым" разработкам осталось максимум 3-7 лет активного коммерческого использования, пока они полностью не станут неактуальны.

Отсюда простой вывод. Если Путин имеет амбиции лидера, который не просто "поддерживает штаны" ("при мне страна не разваливалась, я ушел - развалилась"), а действительно созидает - ему придется вплотную заняться построением наукоемкой экономики. Значит, сразу после президентских выборов надо будет развертывать реформы по всем направлениям, [...] Вероятность этого, экспертно оценивая - от 1/4 до 1/3. Активность мы увидим (или не увидим) в течение 1-2 лет. Если активности не будет - можно смело считать, что Россия надолго (окончательно) выбрала свой путь развития, это путь "сырьевого придатка" бурно развивающихся экономик ЕС и Дальнего Востока. Тоже путь.

Если активности не будет - тема с наукоемкой экономикой закрыта. Зубры вымерли, система научно-инженерной деятельности (в т.ч. воспроизводство кадров) ветшает с колоссальной скоростью, "задела" ВПК больше нет, Россия спозиционирована где-то ниже Малайзии и Южной Африки (у которых хотя бы есть программы развития наукоемкой экономики и активное их госпротежирование, дающие свои результаты).


alll: Жена у меня имеет странное хобби - учительницей в школе работает. Судя по ее рассказам - тема с наукоемкой экономикой действительно закрыта. На уровне фундамента. Так что мы уже упали, а что не болит - так просто еще не долетели. [*]
kluven

(no subject)

likh: наука могла бы и на экспорт работать - удовлетворять потребности более развитых гос-в.

bowin: не работает. Знание - рычаг богатых, и богатые (экономики ЕС, НАФТА, ЮВА) не хотят делиться компетенцией или отдавать ключевое конкурентное преимущество. Наука была потенциально экспортоспособна, но многим ТНК оказалось проще через сети индустриального шпионажа выкупить по дешевке разработки советского ВПК (разработку, стоющую 10 млн., можно было легко купить за 300 долл. в 1992 г. - это был бизнес с фантастической окупаемостью). Никому не интересно платить российской науке, а не выжимать ее досуха. Увы. [*]