May 20th, 2004

kluven

"Что значит быть Русским сегодня?"

(замечено у arkaim77)

В прошлом году при Государственной Думе проходил конкурс школьных сочинений на тему "Что значит быть русским сегодня?". Теперь при Изе Кобзоне такому конкурсу и не бывать. Конкурс закончился, были выбраны и награждены "официальные" победители. Вот некоторые из сочинений:

Богданчикова
Борисов
Кудрявцев
Панкратова
Сосняков

ПОЛЯКОВ Андрей Николаевич
Родился 04 июля 1988 г.
Проживает: Брянск.
Родители: Поляковы Н.С. и Н.Г., русские

Ко всем моим 8-ми сочинениям (единого замеса).
Чтобы раскрыть тему "Что значит быть русским сегодня", я, конечно же, буду говорить, исходя из настоящего времени, из реалий нынешнего дня. Но при этом сама история и логика событий вынуждают меня обращаться к ретроспекциям. То есть, чаще всего, к недалекому прошлому – начала 90-х годов ХХ века, иначе, на мой взгляд, трудно будет понять наше русское "сегодня"; оно же возникло не на пустом месте – ведь ничто из ничего не возникает. Думаю, тем самым, не сделаю тему скучной и неинтересной, не утомлю тех, кто будет читать мои сочинения. Зато будут видны и понятны корни событий... Важно обнажить эти корни.
Факты и фамилии во всех сочинениях – подлинные. Эти сочинения – не выдумка, не моя фантазия. Я постарался проанализировать реальные и даже, может быть, многим известные факты. Но со своей точки зрения. По-своему. Опираясь на свои взгляды, убеждения. Я брал только факты. Ибо факты священны, комментарий – свободен.
Автор – Андрей ПОЛЯКОВ

СОЧИНЕНИЕ ПЕРВОЕ

РУССКИЕ – В НИЖНЕЙ ТОЧКЕ???
А НИЖЕ... СМЕРТЬ ?

Я не думаю, что можно знать кого-либо,
кроме своих соотечественников.

Сомерсет МОЭМ

Не было на свете ближе и милей,
Не было прекрасней Родины моей,
Вечная святая, добрая страна,
Ты не знала, что придут такие времена...

Была страна—необъятная моя Россия,
Была страна, где встречала с мамой я рассвет,
Была страна, где влюблялась я под небом синим,
Была страна, а теперь мне говорят, что – нет...

Русская современная песня

Мне 15 лет. Как говорит мой дедушка, Бог не обидел меня ни разумом, ни ростом, ни силушкой, потому что слились во мне воедино три нации, три крови : русская, украинская, белорусская. Я рано осознал, что я – русский.
Это случилось в выходной день осенью 1994 года. В то время мне шел седьмой год. Мама на два дня уехала из Брянска на свою родину, в село Чернооково – это на границе трёх республик: России, Украины и Белоруссии, чтобы проведать своего 80-летнего отца, моего дедушку Гришу – Григория Михайловича (ныне ему – без малого 90, и он единственный из оставшихся в живых моих дедушек; живёт один).
Мы с папой были дома. Папа просматривал местную рекламную газету, пытаясь найти себе подходящую работу. Неожиданно кто-то робко позвонил. Я открыл дверь: передо мной стояли худенькая девочка (наверное, моя ровесница) и совсем крошка-мальчик, который хотел есть и просил хлеба, размазывая слезы грязными тоненькими ладошками по глазам.
Я впервые в жизни увидел такое. И, взволнованный, потрясённый, с ущемленным сердцем, подбежал к папе и сказал, что пришли чужие дети. Вернее, я хотел сказать совсем иное, но не смог: комок подступил к горлу. Папа продолжал спокойно сидеть на стуле. Очевидно, он сразу и не понял, что за дети. Или подумал, что это пришли ко мне поиграться , как обычно, соседские ребятишки. И тогда я страшно заплакал и закричал:
– Дай ребёнку скорее хлеба, а то он умрёт!..
Папа, ошарашенный, удивленно глядел на меня.
Я в выплаке-крике снова повторил свои слова.
Мы пригласили детей в квартиру. Они были бедно и грязно одеты. Изношенные не по размеру башмаки. Великоватая, не по росту одежда... В те минуты, пока папа готовил для малышей обед, я завел их в ванную, дал им мыло и свежее полотенце...
Когда они поспешно, жадно, не стесняясь меня ели украинский борщ, быстро уминая и беря новые скибки хлеба, их большие голодные глаза пронзали меня, как бы говоря: "Не спрашивай ни о чём – дай нам вволю спокойно поесть..." Дети словно боялись, что мы в какой-то момент отберем у них еду. Это были братик и сестричка. От их пшеничных волос на голове, в которых запутались травинки, на кухне стало светлее. Кто же они? Дети тихо ответили, почти в один голос: "Беженцы мы. Русские."
Мы с папой узнали, что их папу и маму, бабушку и самого младшего братика Алёшу убили в Узбекистане, где они родились и жили. Убили за то, что не хотели "злым" узбекам отдавать свою большую квартиру. Дети хорошо запомнили иззверённые гневом, лоснящиеся жирные лица, кричащие и на них: "За-арэ-эж-жэм на шишлик, рускай свиньня...", "Вон с нашэй зимля..", "В своя Расия едз-жай...". Спасла этих сироток одинокая соседская русская тетя, не родная им, которая привезла их на свою историческую родину – в село Супонево, под Брянском. И они теперь жили с ней в деревенской, пустовавшей до них, хате – с протекающей крышей. Ничего у них не было. Спали они на охапке нажатой серпом травы.
Я дернул папу за рукав и прошептал:
– Пап, дай им еды с собой.
Папа дал им довольно вместительный пакет с едой. И – даже сколько-то денег. Мы переобули девочку в мои еще крепкие ботинки, а её братику отыскали кое-что из моей "малышовой" обуви. И проводили до остановки, посадили на автобус ?1, строго-настрого наказав ехать домой...
Папа сказал мне, что надо бы этих детей устроить в детский дом или в сиротский приют. Но, как я потом понял, ему было не до этого :он сам тогда был безработным. Сам ощущал себя неполноценным русским человеком, согласным на любую, даже малоквалифицированную работу. И это – при двух высших образованиях.
И – не только он был подавленным, униженным. К нам приходили многочисленные наши русские друзья, родичи. Все они в одночасье оказались ненужными, пропащими, выброшенными за двери предприятий, учреждений, организаций. Некоторые чистосердечно говорили: "Лучше бы мы были евреями, а – не русскими".
Евреи уезжали в Израиль, в Америку. Там их ждали. Давали жилье, работу, платили подъёмные. Там у них была обеспеченная жизнь. Как им было не позавидовать?! Они уезжали от нищеты, голода, чернобыльской радиации, накрывшей почти всю Брянскую область, а значит, и – от раковых заболеваний... Сейчас "вся онкология" забита русскими детьми и взрослыми... Евреи уезжали и от бездумной перестройки...
В то время в России царил хаос (кстати, царит он и сейчас, но, думаю, в ином виде). В Брянске тогда, судя по моей поздней реконструкции событий, умирали в агонии известные всей России и зарубежью заводы: Брянский машиностроительный, а это – тепловозы и судовые дизельные моторы с пятиэтажный дом; завод дорожных машин – это грейдеры и другая, очень нужная техника; литерный «Кремний», выпускающий радиоэлектроаппаратуру для оборонной промышленности... Загибались буквально тысячи предприятий. Больших и малых. Страх и неизвестность парализовали русских людей.
Десятки тысяч из них оказались безработными. Ненужными. Изгоями в своей же стране. Это – никогда не забудется.
Тогда миллионы людей почувствовали, как плохо быть русским! Кстати, это горькое ощущение сохраняется у многих до сих пор: перемен-то к лучшему не видно.
И – началось расслоение русской нации: одни – строили финансовые пирамиды, наподобие "Русского Дома Селенга", как спрутом сжимавшего всю несчастную Россию, и грабя доверчивых русских вкладчиков; другие – открывали различные "АО", "ТОО", "ООО", захватывая газ, нефть, лес и наживая миллиарды, переправляя их в надежные евробанки, а большинство русского народа было превращено в быдло, в бомжей – без роду и племени, в рабов, подвергшихся эксплуатации своими же – "новыми русскими", учинившими иго над русской нацией похлеще татарского.
И – иго это процветает, приобрело изощренные формы. Особенно выгодно стало эксплуатировать нелегализованных, неодокументированных русских мигрантов – "новые русские" берут их на работу "подпольно", тайно, не платя за них налоги, не делая им отчисления в пенсионный фонд, не внося записи в их трудовые книжки. А кто заикнется о трудовом законодательстве – того вон, за ворота. Ибо за воротами тысячи таких же несчастных русских мигрантов, согласных на любые условия, лишь бы им заплатили хотя бы какую-нибудь сумму – на пропитание...
Как сообщило как-то Брянское областное управление паспортно-визовой службы, только на одной Брянщине таких более 12 тысяч человек. Но, как я знаю по обращениям в нашу правозащитную организацию, эта цифра намного занижена. Наверное, для престижа самой паспортно-визовой службы. Вместо того, чтобы помогать русским мигрантам в скорейшем получении российского гражданства и новых российских паспортов, эта служба, как цербер, встала на их пути к гражданству и своим зловещим рычанием отпугивает беззащитных людей...
Конечно, в семилетнем возрасте я ничего этого не знал. Это мои сегодняшние размышления. Рано от невзгод, бурей ворвавшихся и в нашу семью, повзрослело моё сознание. И сейчас я ощущаю себя не пятнадцатилетним, а – двадцатилетним, если не старше. Потому что я знаю: мы, русские, в своей же стране оказались на самой нижней точке. Ниже – некуда: там – распад, смерть, небытиё!
Может, эти мысли во многом навеяны моими горькими детскими воспоминаниями? Может, сейчас что-то меняется к лучшему?

Победителем был выбран Поляков.
kluven

(no subject)

"Грязь", Кинчев

Захихикали гром в лепет,
Пряли смутой раздора нить,
Искушали доверчивых негодовать.
Разметали костры в пепел,
Без корней похвалялись жить,
Уповали на кровь и чертову мать.

Грязь в руках у ростовщика,
Грязь в глазах у юмориста,
Грязь в словах телезвонаря,
И в сердцах там тоже не чисто.

Трудолюбие жгли ленью,
Тихой сапой точили строй,
Зазывали искать в истерике пост.
Тусовали лучи с тенью,
Шито-крыто трясли страной,
Умудрялись даже в дожде углядеть холокост.

Грязь в руках у ростовщика,
Грязь в глазах у юмориста,
Грязь в словах телезвонаря,
Ну а я у них считаюсь фашистом.
kluven

евреи-затейники


Еврейское лобби пытается провести через Конгресс США закон, по которому университеты и колледжи, позволяющие кому-либо из профессоров, студентов или студенческих организаций критиковать Израиль и его политику, будут лишаться государственного финансирования.

Другой законопроект предусматривает создание специальной федеральной комиссии-трибунала, который будет заниматься преследованием критиков Израиля.

* * *

Дело, в общем, обычное. "Евреи за свободу слова, демократию и инакомыслие".

Интересным является то, как требование запрета критики Израиля называется в законопроекте.
Нипочем не догадаетесь!

"Ideological diversity". "Идеологическое многообразие".

Те же, кто критикуют Израиль или его политику, нарушают идеологическое многообразие.

Орвелл, чистый Орвелл!

http://www.rense.com/general37/idleg.htm
http://www.google.com/search?hl=en&lr=&ie=UTF-8&q=%2B%22ideological+diversity%22+%2Bisrael
kluven

и еще раз (http://www.livejournal.com/users/oboguev/529217.html) о "немецком покаянии"

kluven

Вот какого красавца

обнаружили при строительстве аэропорта во Флориде.
И, что характерно, -- сразу залеплять ему рот!
Вот вам и хваленая "свобода слова"!

Collapse )

А эта фотография должна порадовать сердце ego. Их там 87 штук.

Collapse )
kluven

Остановите мир!



Недели три назад был случай: приехал на болота, осмотрелся и решил проехать чуть дальше. А там пара авоцетов (aka шилоклювок) вывела на дорогу новорожденного птенца. Маленького, сантиметра 2-3, не больше. Он еще ходить толком не может, всё время спотыкается. Думаю, скорее даже не родители его вывели, а он сам отправился путешествовать, а родители уже следом -- присматривать за ребенком.





Они были на одном краю дороги, почти на обочине; а я, чтобы их не беспокоить, решил проползти по другому краю.

Но едва я приблизился, одна из птиц-родителей перебежала дорогу, стала перед машиной, раскрыла крылья и начала кричать.

Я чуть продвинулся вперед, думал, она испугается и улетит обратно, на противоположную сторону. Ничуть не бывало: дополз до нее метра на два; птица всё стоит с распростертыми крыльями, с места не двигается, только вытянула голову и кричит на машину.

Пришлось задним ходом ехать до объездной дороги.

Только когда родительствующий авоцет убедился, что машина отползла достаточно, он сложил крылья и вернулся через дорогу ко второму родителю с птенцом.
kluven

(no subject)

odinn пишет:
Будут ли они нас бомбить?

Будут. Сами не понимая, что и зачем делают. Я почти не слежу за этими приготовлениями - так, вполглаза, rbc.ru. Но они очевидны. А даже если бы было не так, что-то ведь знает об этом где-то в подсознании. Или в исторической памяти.

-- Хорошо, излагаю суть дела. -- Бакстер закурил "гавану" и начал говорить неторопливо, деловито и четко, так, должно быть, он и выступал на пресловутой Трехсторонней Комиссии или в правлении своего банка. -- Ситуация на Острове и вокруг него становится неуправляемой. Советскому Союзу достаточно пошевелить пальцем, чтобы присоединить вас к себе. Остров находится в естественной сфере советского влияния. Население деморализовано неистовством демократии. Идея Общей Судьбы овладевает умами. Большинство не представляет себе и не хочет представлять последствий аншлюса. Стратегическая острота в современных условиях утрачена. Речь идет только лишь о бессознательном физиологическом акте поглощения малого большим. Не произошло этого до сих пор только потому, что в России очень влиятельные силы не хотят вас заглатывать, больше того, эти силы отражают массовое подспудное настроение, которое, конечно, никогда не может явиться на поверхность в силу идеологических причин. Этим силам не нужна новая автономная республика, они не знают, как поступить с пятью миллионами лишних людей, не снабженных к тому же специфической советской психологией, они понимают, что экономическое процветание Крыма кончится на следующий же день после присоединения. Сейчас их ригидная система кое-как приспособилась к существованию у себя под боком маленькой фальшивой России, приспособилась и идеологически, и стратегически, и особенно экономически. По секретным сведениям, треть валюты идет к советчикам через Крым. Словом, "статус-кво" как бы устраивает всех, не говоря уже о том, что он вносит какую-то милую пикантность в международные отношения. Однако ситуация выходит из-под контроля. Просоветские и панрусистские настроения на Острове -- это единственная реальность. Остальное: все эти "яки", "китайцы", "албанцы", "Волчьи Сотни" -- детские игры. Советская система, как это ни странно, малоуправляема по сравнению с западными структурами, ею движут зачастую малоизученные стихийные силы, сродни тектоническим сдвигам. Близится день, когда СССР поглотит Остров.

-- Никто у нас и не сомневается в этом, -- вставил Арсений Николаевич.

-- Прости, но он будет вынужден поглотить Остров. Он сделает это вопреки своему желанию. Трехсторонняя Комиссия получила достаточно ясные намеки на это непосредственно из Москвы.
kluven

бытовые зарисовки


arkann: о. Лев [Лебедев] чудный человек. У него есть книга о литургическом осмыслении русской истории, весьма рекомендую.

anchoret: Действительно чудный человек. Когда он бывал трезвый, с ним было очень интересно поговорить... [*]