?

Log in

No account? Create an account
Sergey Oboguev's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Monday, May 24th, 2004

Time Event
2:31p
Продолжаем нашу беседу с sorex о разных интересных предметах.




> В данной истории крымские татары повели себя точно так же, как в приведённой Вами "истории с моралью" повели себя по отношению к китайцам русские в начале ХХ века.

Это подчеркнуто-неверное утверждение.

Крымские татары повели себя инаковым образом по всем компонентам ситуации:

1) Предыстории. В отличие от широкомасштабной китайской преступности стоящей на грани этнического террора против русских, как это было в приамурье начала XX века, в Симферополе имел место лишь единственный мелкий инцидент, когда кого-то из татар порезали. Причем кто порезал, почему, зачем, что там случилось -- даже этого толком неизвестно.

2) Отношения общин к своим преступникам. Китайские преступники пользовались укрывательством, поддержкой и защитой своих общин, выступавших таким образом заодно с ними. В то время как в Симферополе, нет сомнений, что если б порезавший татарина действительно оказался русским, он был бы предан самими русскими справедливому суду.

3) Целям. Идеальные нормы русской общины и тогда, и сейчас могут быть вкратце описаны как "Live and let others live", как желание и готовность принять справедливый баланс межгрупповых интересов, как выражение и реализация принципов морального универсализма. События в приамурье являлись базовой самозащитой русской группы, ее безопасности и интересов резко попранных при столкновении с группой оказавшейся неспособной к существованию в рамках системы универсалистского консенсуса.

Напротив, цели крымских татар (во всяком случае, их элиты, но это в данном случае единственно важно, потому что мы говорим о политике группы) состоят в установлении жесткого этнократического режима подавляющего, эксплуатирующего и терроризирующего русских.

Происшедший в Симферополе погром -- это не оборона (он не имеет никаких признаков обороны), а в чистом виде акция устрашения, осуществленная в рамках политики установления не просто этнократического общества, но этнократического общества основанного на принципах резкого морального партикуляризма, общества в котором крымские татары будут полновластными и надменными хозяевами, а русские -- угнетенными и уничтожаемыми рабами.

* * *

> Почему сила русских должна проявляться именно в том, чтобы показать кому-нибудь Кузькину мать?

Сила русских должна состоять, в частности, в том, чтобы иметь способность и возможность показать противнику кузькину мать.

Могут существовать и другие измерения силы. Однако силовая, агрессивная компонента -- является базовой, поскольку без нее прекратится существование русского народа (либо физическое, либо как минимум самостоятельное, в качестве субъекта), а с ним -- и существование иных компонент.

Далее, как известно из социологии, силовая составляющая является важнейшим фактором в определении влиятельности группы и, как следствие, ее референтности для окружающих. Т.е. физическая сила и агрессивность являются мультипликаторами в значениях проекции всех остальных компонент силы. Если мы хотим установить положительные качества русских в качестве нормы окружающего общества -- для этого русские обязаны быть сильными.

Если мы желаем морально-универсалистского общества, русские, как основные носители универсалистских моральных норм в России и на постсоветском пространстве вообще, должны являть безусловно преобладающую и неколеблемую физическую силу, распространяющую и утверждающую вокруг себя русские нормы.

Наконец, потому еще, что я, будучи русским (причем положительно-русским), желаю материального блага русскому народу (нахождения его на достойном верху, а не внизу международной пищевой пирамиды), а это благо добывается и охраняется совсем не в последнюю очередь физической силой и агрессивностью.

* * *

> Что касается "великодушия", то я специально посмотрел в четырёхтомный академический Словарь русского языка. Там написано, что "великодушие" есть "наличие высоких душевных качеств". И ни слова про "поверженного врага".

Здесь Вы можете быть правы лишь в том случае, если говорить о великодушии именно вообще, и не допускать и мысли, что на свете могут быть какие-то противники, в отношении которых следовательно может возникнуть вопрос о великодушии или его отсутствии. (Примечательно, повторю, что Вы отчего-то цените эти качества "именно в русских".) Согласно словарю Ушакова,
Великодушие -- Свойство характера, выражающееся в бескорыстной уступчивости, снисходительности, отсутствии злопамятства, в способности жертвовать своими интересами.

То есть, полный набор качеств, желаемых от добровольного раба. Действительно, на работорговческом рынке -- владельцами рабов -- эти качества должны цениться.

Чтобы завершить лингвистическую тему, вот поучительный стих А.К. Толстого под заглавием "Великодушие смягчает сердца":
Вонзил кинжал убийца нечестивый
        В грудь Деларю.
Тот, шляпу сняв, сказал ему учтиво:
        "Благодарю".
Тут в левый бок ему кинжал ужасный
        Злодей вогнал,
А Деларю сказал: "Какой прекрасный
        У вас кинжал!"
Тогда злодей, к нему зашедши справа,
        Его пронзил,
А Деларю с улыбкою лукавой
        Лишь погрозил.
Истыкал тут злодей ему, пронзая,
        Все телеса,
А Деларю: "Прошу на чашку чая
        К нам в три часа".
. . . . . . . .
Хотите дочь мою просватать, Дуню?
        А я за то
Кредитными билетами отслюню
        Вам тысяч сто.
. . . . . . . .
Зажглась в злодее зависти отрава
        Так горячо,
Что, лишь надел мерзавец Станислава
        Через плечо, -
Он окунул со злобою безбожной
        Кинжал свой в яд
И, к Деларю подкравшись осторожно, -
        Хвать друга в зад!
Тот на пол лег, не в силах в страшных болях
        На кресло сесть.
Меж тем злодей, отняв на антресолях
        У Дуни честь, -
. . . . . . . .
Потом он членом сделался совета
        В короткий срок...
Какой пример для нас являет это,
        Какой урок!
4:14p
Некоторые здесь восторгались "инстинктивным зоологическим национализмом" Флоренского (думаю, это здоровое незамутненное восприятие связано с тем, что Флоренский, как указали нам читатели, вырос на Кавказе: по происхождению полу-армянин, родился в Азербайджане [уж не в Карабахе ли, на деле?], в школу ходил в Грузии -- словом, имел полную возможность усвоить образ мысли братских народов).

Но и мы не лыком шиты. Вот mitrius описывает наблюдавшуюся им передачу "Что? Где? Когда?".

Вопрос ведущего: "Узнав, что они есть и на Востоке, и на Западе, Аристотель решил, что земля круглая".

Обсуждение знатоков:

-- Слоны! Аристотель -- грек!
-- Да, слоны! А может, черные эти... негры?
-- А другие животные?
4:28p
о чреватости излишнего богословствования (спец. для hgr)

Крошка-сын к Отцу пришел
И сказала кроха:
"Что такое хорошо
И что такое плохо?"
И сказал ему Отец,
В облаках сияя:
"Будешь много рассуждать --
Вылетишь из рая!"[*]
6:04p
У vyastikа в дневнике промелькнуло стихотворение Арсения Несмелова:
В ломбарде старого ростовщика,
Нажившего почет и миллионы,
Оповестили стуком молотка
Момент открытия аукциона.

Чего здесь нет! Чего рука нужды
Не собрала на этих полках пыльных,
От генеральской Анненской звезды
До риз с икон и крестиков крестильных.

Былая жизнь, увы, осуждена
В осколках быта, потерявших имя...
Поблескивают тускло ордена,
И в запыленной связке их — Владимир.

Дворянства знак. Рукой ростовщика
Он брошен на лоток аукциона.
Кусок металла в два золотника,
Тень прошлого и — тема фельетона.

Потрескалась багряная эмаль —
След времени, его непостоянство.
Твоих отличий никому не жаль,
Бездарное последнее дворянство.

Но как среди купеческих судов
Надменен тонкий очерк миноносца, —
Среди тупых чиновничьих крестов
Белеет грозный крест Победоносца.

Святой Георгий — белая эмаль,
Простой рисунок... Вспоминаешь кручи
Фортов, бросавших огненную сталь,
Бетон, звеневший в вихре пуль певучих,

И юношу, поднявшего клинок
Над пропастью бетонного колодца.
И белый окровавленный платок
На сабле коменданта — враг сдается!

Георгий — он в руках ростовщика!
Но не залить зарю лавиной мрака.
Не осквернит негодная рука
Его неоскверняемого знака.

Пусть пошлости неодолимой клев
Швыряет нас в трясучий жизни кузов, —
Твой знак носил прекрасный Гумилев
И первым кавалером был Кутузов!

Ты гордость юных — доблесть и мятеж,
Ты гимн победы под удары пушек.
Среди тупых чиновничьих утех
Ты — браунинг, забытый меж игрушек.

Не алчность, робость чувствую в глазах
Тех, кто к тебе протягивает руки,
И ухожу... И сердце всё в слезах
От злобы, одиночества и муки.

Несмелов -- один из крупнейших русских поэтов XX века, своего рода "русский Киплинг", но гораздо глубже Киплинга и сильнее его поэтически.

В СССР имя Несмелова прозвучало впервые в перестройку, но и тогда -- глухо. И дело не только в том, что Несмелов (Арсений Иванович Митропольский), офицер царской армии и затем офицер в армии адмирала Колчака, был в 30-х гг. активным деятелем Всероссийской фашисткой партии (ВФП) Родзаевского [*] (как несомненно стал бы английским фашистом и Киплинг, доживи он до этой эпохи), а в 1945 году был арестован в Харбине и погиб в застенках НКВД.
[*] "Будучи разведческим руководителем, я в конце 1930-х г.г. объездил пол Югославии, но нигде не встречал ни одного живого русского фашиста. Про НОРФ Вонсяцкого люди отзывались с насмешкой, а про ВФП Родзаевского говорили, что он никакой не фашист, а только вынужден, учитывая японскую оккупацию Маньчжурии, так называться." (Р. Полчанинов, "Наша Страна", №2707/2708)

Но в том, что русский и имперско-российский пафос поэзии Несмелова, его голос, исполненный русским человеческим трагизмом, трагизмом о гибели Отечества, -- были антитетичны антиреставраторским интенциям тогдашних политических коноводов, антитетичны отвержению исторической России.

И вот, благодаря сети и свободе, ныне мы имеем не только множество очерков о Несмелове, но и сборники его великолепных и величественных стихов:
Была похожа на тяжелый гроб
Большая лодка, и китаец греб,
И весла мерно погружались в воду...
И ночь висела, и была она,
Беззвездная, безвыходно черна
И обещала дождь и непогоду.

Слепой фонарь качался на корме -
Живая точка в безысходной тьме,
Дрожащий свет, беспомощный и нищий.
Крутились волны и неслась река,
И слышал я, как мчались облака,
Как медленно поскрипывало днище.

И показалось мне, что не меня
В мерцании бессильного огня
На берег, на неведомую сушу -
Влечет гребец безмолвный, что уже
По этой шаткой водяной меже
Не человека он несет, а душу.

И, позабыв о злобе и борьбе,
Я нежно помнил только о тебе,
Оставленной, живущей в мире светлом.
И глаз касалась узкая ладонь,
И вспыхивал и вздрагивал огонь,
И пену с волн на борт бросало ветром...

Клинком звенящим сердце обнажив,
Я, вздрагивая, понял, что я жив,
И мига в жизни не было чудесней.
Фонарь кидал, шатаясь, в волны - медь…
Я взял весло, мне захотелось петь,
И я запел... И ветер вторил песне.

И за ними, дай Бог, возвратим себе силой -- силой меча и силой слова -- отнятую у поколения наших дедов Родину.

Возвратим как вступающие в свое право законные наследники.

<< Previous Day 2004/05/24
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com