October 27th, 2004

kluven

причины краха коммунизма


Самая главная ошибка "сталинской внешней политики" состояла в том, что Сталин не заблокировал создание Израиля.

А после того как Израиль оказался создан, крах коммунизма был предопределен. Потому что коммунизм "больше никому не был нужен" по-настоящему.

Напротив, со стороны Англии создание Израиля можно рассматривать как первый акт Холодной войны.

Удивительно, что об этом кажется никто не пишет.
kluven

(no subject)

Деталь "Дерева жизни" Эрнста Неизвестного.
(via nalymov)



Говорите после этого, что Хрущев был неправ.

«Ну товарищи, разве это живопись??? Вот скульптура Неизвестного. Это скульптура? Вы меня извините, я с ними беседовал, и когда я это посмотрел, я, это, спросил их: “Слушайте, вы, товарищи, а вы настоящие ли мужчины? Не педерасты вы, извините? – говорю. – Это же педерастия в искусстве, а не искусство”. Так почему, я говорю, педерастам десять лет дают, а этим орден должен быть? Почему?»

http://www.livejournal.com/users/oboguev/115958.html?mode=reply
kluven

семантика порядочности


borisl вспоминает:

Отец мог сказать: «NN – порядочный человек». Это означало, что NN не антисемит. NN мог посадить лучшего друга, ежедневно насиловать свою одиннадцатилетнюю дочь и воровать в гостях серебряные ложки из буфета. Но он не был антисемитом, а потому был порядочным, потому что такова была семантика порядочности.

Collapse )
kluven

В Москве по улицам бродят krylovы:


Звонит мне западный обыватель, программист-дерматолог:
- Говорят, у вас там в Москве медведи по улицам ходят?
- Чё ты пристал, - говорю. - Я не москвич вообще, а берлинец. Но медведей там все же нет, авторитетно заявляю.
- Так можно ехать?
- Там на улице можно встретить Крылова, - предупреждаю.
Фриц не унимается:
- Опасно? Ехать можно?
- Можно. Он рычит, но не царапается.


http://www.livejournal.com/users/spuller/160692.html
kluven

(no subject)

Вскоре после прибытия в Париж у него, согласно его показаниям, украли документы и почти все деньги, сообщает РИА "Новости".

На оставшиеся средства россиянин приобрел палатку и ружье, чтобы поселиться в Булонском лесу и охотиться там на кроликов в ожидании, пока родственники из России переведут ему деньги на обратную дорогу. Как заметил Медведников на судебном процессе, такое решение "было, вероятно, не самым рациональным".


http://www.newsru.com/world/22oct2004/medv.html
kluven

(no subject)

realcorwin цитирует воспоминания Стивена Кинга:

Впервые я пережил ужас - подлинный ужас, а не встречу с демонами или призраками, живущими в моем воображении, - в один октябрьский день 1957 года. Мне только что исполнилось десять. И, как полагается, я находился в кинотеатре - в театре "Стратфорд" в центре города Стратфорд, штат Коннектикут.
Шел один из моих любимых фильмов, и то, что показывали именно его, а не вестерн Рандольфа Скотта или боевик Джона Уэйна, оказалось вполне уместно. В тот субботний день, когда на меня обрушился подлинный ужас, была "Земля против летающих тарелок" (Earth vs. the Flying Saucers) […]
И вот как раз в тот момент, когда в последней части фильма пришельцы готовятся к атаке на Капитолий, лента остановилась. Экран погас. Кинотеатр был битком набит детьми, но, как ни странно, все вели себя тихо. Если вы обратитесь к дням своей молодости, то вспомните, что толпа детишек умеет множеством способов выразить свое раздражение, если фильм прерывается или начинается с опозданием: ритмичное хлопанье; великий клич детского племени "Мы хотим кино! Мы хотим кино! Мы хотим кино!"; коробки от конфет, летящие в экран; трубы из пачек от попкорна, да мало ли еще что. Если у кого-то с четвертого июля сохранилась в кармане хлопушка, он непременно вынет ее, покажет приятелям, чтобы те одобрили и восхитились, а потом зажжет и швырнет к потолку.
Но в тот октябрьский день ничего похожего не произошло. И пленка не порвалась - просто выключили проектор. А дальше случилось нечто неслыханное: в зале зажгли свет. Мы сидели, оглядываясь и мигая от Яркого света, как кроты.
На сцену вышел управляющий и поднял руку, прося тишины, - совершенно излишний жест. Я вспомнил этот момент шесть лет спустя, в 1963 году, в ноябрьскую пятницу, когда парень, который вез нас домой из школы, сказал, что в Далласе застрелили президента.
[…]
Мы сидели на стульях, как манекены, и смотрели на управляющего. Вид у него был встревоженный и болезненный - а может, это было виновато освещение. Мы гадали, что за катастрофа заставила его остановить фильм в самый напряженный момент, но тут управляющий заговорил, и дрожь в его голосе еще больше смутила нас.
- Я хочу сообщить вам, - начал он, - что русские вывели на орбиту вокруг Земли космический сателлит. Они назвали его... "спутник".
Сообщение было встречено абсолютным, гробовым молчанием. Полный кинотеатр детишек с ежиками и хвостиками, в джинсах и юбках, с кольцами Капитана Полночь, детишек, которые только что узнали Чака Берри и Литтла Ричардса и слушали по вечерам нью-йоркские радиостанции с таким замиранием сердца, словно это были сигналы с другой планеты. Мы выросли на Капитане Видео и "Терри и пиратах!“. Мы любовались в комиксах, как герой Кейси разбрасывает, как кегли, целую кучу азиатов. Мы видели, как Ричард Карлсон в "Я вел тройную жизнь" (I Led Three Lives) тысячами ловит грязных коммунистических шпионов. Мы заплатили по четверть доллара за право увидеть Хью Марлоу в "Земле против летающих тарелок" и в качестве бесплатного приложения получили эту убийственную новость.
Помню очень отчетливо: страшное мертвое молчание кинозала вдруг было нарушено одиноким выкриком; не знаю, был это мальчик или девочка, голос был полон слез и испуганной злости: "Давай показывай кино, врун!"
Управляющий даже не посмотрел в ту сторону, откуда донесся голос, и почему-то это было хуже всего. Это было доказательство. Русские опередили нас в космосе. Где-то над нашими головами, триумфально попискивая, несется электронный мяч, сконструированный и запущенный за железным занавесом. Ни Капитан Полночь, ни Ричард Карлсон (который играл в "Звездных всадниках" (Riders to the Stars), боже, какая горькая ирония) не смогли его остановить. Он летел там, вверху.., и они назвали его "спутником". Управляющий еще немного постоял, глядя на нас; казалось, он ищет, что бы еще добавить, но не находит. Потом он ушел, и вскоре фильм возобновился.
[…]
Collapse )