?

Log in

No account? Create an account
Sergey Oboguev's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Sunday, October 30th, 2005

Time Event
5:32p
Письмо 74-х (часть 1)

Это опубликованное в 1990 г. письмо 74 русских писателей и литераторов вызвало истерику в среде и СМИ демократической общественности и призывы к репрессиям.

Письмо писателей России

(“Литературная Россия”, 2 марта 1990 г.)

 

В последние годы под знаменами объявленной “демократизации”, строительства “правового государства”, под лозунгами борьбы с “фашизмом и расизмом” в нашей стране разнуздались силы общественной дестабилизации, на передний край идеологической перестройки выдвинулись преемники откровенного расизма.  Их прибежище – многомиллионные по тиражам центральные периодические издания, теле- и радиоканалы, вещающие на всю страну.

Происходит беспримерная во всей истории человечества массированная травля, шельмование и преследование представителей коренного населения страны, по существу, объявляемого “вне закона” с точки зрения того мифического “правового государства”, в котором, похоже, не будет места ни русскому, ни другим коренным народам России.

Тенденциозные, полные национальной нетерпимости, высокомерия и ненависти публикации “Огонька”, “Советской культуры”, “Комсомольской правды”, “Книжного обозрения”, “Московских новостей”, “Известий”, журналов “Октябрь”, “Юность”, “Знамя” и др. вынуждают заключить, что пасынком нынешней “революционной перестройки” является в первую очередь русский народ.  Представители трех его ныне живущих поколений, начиная от ветеранов Великой Отечественной войны, спасших мир от гитлеризма, представители разных социальных слоев и профессий – люди русского происхождения – ежедневно, без каких-либо объективных оснований именуются в прессе “фашистами” и “расистами” или же – с сугубо биологическим презрением – “детьми Шарикова”, то есть происходящими от псов.  Это приводит на память гитлеровскую пропагандистскую терминалогию относительно русских, “низшей” славянской расы.

Регулярному расистскому поношению подвергается все историческое прошлое России – дореволюционное и послереволюционное.

Россия – “тысячелетняя раба”, “немая реторта рабства”, “крепостная душа русской души”, “что может дать миру тысячелетняя раба?” – эти клеветнические клише относительно России и русского народа, в которых отрицается не только факт, но сама возможность позитивного вклада России в мировую историю и культуру, к сожалению, определяют собою отношение центральной периодической печати и ЦТ к великому героическому народу-труженику, взвалившему когда-то на свои плечи беспримерную тяжесть созидания многонационального государства.

“Русский характер исторически выродился, реанимировать его – значит вновь (?) обрекать страну на отставание, которое может стать хроническим” – читаем мы напечатанное на русском языке, на бумаге выработанной из русского леса.  Само существование "русского характера", русского этнического типа недопустимо по этой чудовищной логике!  Русский народ объявляется сегодня лишним, глубоко нежелательным народом.  Это народ с искаженным национальным самосознанием заключают о русских советские политические деятели и журналисты.  Желая расчленить Россию, упразднить это геополитическое понятие, они называют ее страной, населенной призраками, русскую культуру накраденной (!), тысячелетнюю русскую государственность утопией.  Стремление вывести русских за рамки homo sapiens приобрело в официальной прессе формы расизма клинического и маниакального, которому нет аналогий, пожалуй, среди всех скрижалей оголтелого человеконенавистничества.  “Да, да, все русские люди шизофреники.  Одна их половина садист, жаждущий власти неограниченной, другая мазохист, жаждущий побоев и цепей подобная типология русских нарочито распубликовывается московскими гуманистами в прессе союзных республик для мобилизации народов страны, в том числе и славянских, против братского русского народа.  Русофобия в средствах массовой информации сегодня догнала и перегнала зарубежную, заокеанскую антирусскую пропаганду.  Особенность здешних хулителей и клеветников в отрицании истинного характера своей деятельности, в отрицании непреложного факта советской русофобии, в непризнании за собой состава преступления против России и русского народа.

Дискриминированный в реальных гражданских правах, ошельмованный как “раб”, как “фантом” или “призрак”, русский человек в то же время сплошь и рядом нарекается “великодержавным шовинистом”, угрожающим другим нациям и народам.

Для этого лживо, глумливо переписывается история России, так что защита Отечества, святая героика русского патриотического чувства, трактуется как “генетическая” агрессивность, самодовлеющий милитаризм.  “А с кем только не воевала?! – сокрушается насчет “забияки”-России член Политбюро ЦК КПСС А.Н. Яковлев в “Литературной газете” (14 февраля с.г.). – И все это в памяти.  Все это формирует сознание, остается в генофонде... Психологически – наследие отягчающее”.

И уж не для того ли. чтоб снять с нас генетическую, психологическую “тяжести” патриотической ратной славы, центральная пресса ныне равно отказывает России и в победе над Наполеоном, и в победе над гитлеровской Германией?  Примеры подобной беззастенчивой лжи средств массовой информации, которые пытаются перекричать и Карамзина с его “Историей государства Российского”, и “Клеветникам России” Пушкина, и “Войну и мир” Л. Толстого, и свидетельскую память наших живых еще современников, – воистину бессчетны.

Явно сочувствуя националистическим движениям и фронтам (от Прибалтики до Молдавии и Закавказья), проникнутым русофобскими настроениями, многие средства массовой информации замалчивают трагедию русского народа, его великие жертвы в прошлом и настоящем, многочисленные погромы, которым подвергается ныне русское население в союзных республиках.

На фоне этих погромов, организуемых в разных регионах страны, перед лицом десятков тысяч русских беженцев, лишенных приюта в собственном государстве, в средствах массовой информации учащаются грубые провокации, имеющие целью вызвать отвращение к русским, представить их в зоологическом виде – как это сделано было, например, в телепрограмме “Взгляд” 2 февраля с.г. в связи с вечером журнала “Наш современник”.  Провокационно раздувается жупел “Памяти”, которую выдают за могущественно-агрессивную силу – нечто вроде гитлеровского абвера, хотя речь идет, по сути, о нескольких маскарадных фигурах, которые во всех случаях не могут быть признаны выразителями мировоззрения целого народа, не говоря уж о том бесспорном факте, что их самодельные плакаты, попадающие в телекадры, ничуть не националистичнее лозунгов многих “демократических” “народных” фронтов в союзных республиках.

Пример крупномасштабной провокации, задевающей честь множества народов России, – дружные усилия центральной прессы объявить VI пленум правления СП РСФСР “антисемитским шабашем”. Между тем едва ли не 70 процентов участников пленума были представителями братских литератур РСФСР.

Замалчивая многонациональный состав пленума, демократический механизм принятия решений, единодушие подавляющего большинства его разнонациональных участников, центральная пресса нарочито суживает общественное мнение писателей России, ставит на один из полюсов нынешней литературно-идеологической конфронтации исключительно русских, только и именно их.

Лжеинтернационалистам из “Огонька”, “Книжного обозрения”, “Недели” и т.п., верно, невыгодно выявленное пленумом единство.  Ибо это мощно заявившее о себе единство взглядов, сознание общности национальных судеб народов России не согласуется с клеветнической целью прессы и ЦТ – запугать население СССР “русским великодержавным шовинизмом”.  Центральная пресса игнорировала в своих “отчетах” о VI пленуме правления СП РСФСР выступления писателей из автономных республик, областей и округов России, не нашла для них места на своих многочисленных страницах, и уже одно это вынуждает подвергнуть глубокому сомнению якобы интернационалистическую позицию авторов провокационных “отчетов”.

Возмутительный и, пожалуй, “новаторский” пример провокации – подстрекательство ленинградской прессы и телевидения накануне проведения в Ленинграде культурно-просветительского мероприятия “Российские встречи” с участием писателей из Москвы, Вологды и других городов России.  “Политическим безрассудством и безответственностью”, “всплеском националистической волны”, который угрожает городу актами “хулиганства, насилия и, не дай Бог, кровопролития”, – вот как обозвала провокационно-клеветническая пресса приезд в “город на Неве” российских деятелей культуры и литературы.  Словно вела речь о вражеском, иноземном нашествии!  Словно русские деятели культуры направлялись не в русский город, недавнюю столицу России, а в ощеренный стан своих ненавистников и посягали на чужую землю, готовящуюся к отпору агрессорам!  “Наш город должен ответить отказом... принять их на невской земле”, – призывали в газете “Смена” члены бюро обкома ленинградского комсомола.  “Проведение “Российских встреч” может стать элементом, дестабилизирующим обстановку в нашем городе”, – кликушествовали в письме в газету работники Ленинградского обкома ВЛКСМ, снова и снова призывая к “организации отпора” российским гостям.

Стоит заметить, что ничего подобного насчет куда более уместного отпора не публиковала ни “невская”, ни другая советская пресса накануне слета в столице России, в декабре 1989 года, около 60 представителей крупнейших сионистских организаций Запада и Израиля, включая председателя исполкома Всемирной сионистской организации С. Диница.

А если вдуматься, что ленинградская пресса (и ТВ) желала бы запретить въезд в русский город таким знаменитым русским писателям, как, например, Василий Белов или Владимир Солоухин, фронтовикам – Сергею Викулову и Михаилу Алексееву, а также детям и внукам тех, кто сложил головы на подступах к Ленинграду в 1941–1944 гг., тех, кто прокладывал Дорогу жизни по Ладоге ради помощи ленинградским блокадникам, – станет ясной всемирно-историческая беспримерность провокационной, организованной травли лучших представителей коренного народа России.

Эта оскорбительная травля не стихала и в саму неделю “Российских встреч”, несмотря на успех литературно-публицистических, творческих вечеров у ленинградцев. Город был наводнен русофобскими, расистского толка листовками; у дверей концертных залов, где выступали российские писатели, вспыхивали провокации, гости нуждались в заботе правоохранительных органов.  Одну из недостойных провокаций, учиненную ленинградской журналисткой А. Репиной, стремительно поддержала всесоюзная газета – “Известия”, – вопреки разъяснению по ТВ работников Ленинградского ГУВД насчет мнимо пострадавшей от русских писателей неудачливой провокаторши.

Возникает вопрос: зачем некоторые журналисты ставят себя в столь незавидное, унизительное положение?  Не только лгут очернительскими своими перьями, искаженными фокусами своих теле- и фотосъемок, уродующими расово “несимпатичные” лица людей, но готовы к практическим инсинуациям, к саморучному сотворению “возмутительных” фактов в публичных местах, где немало свидетелей странного, порой именно буйного поведения “объективных” журналистов?..

Один из видов провокации – истерическое преувеличение, раздувание и натужное муссирование нежелательного события, даже и самого локального по его действительному масштабу.

Такой провокацией является опубликованное шестимиллионным тиражом “Литгазеты” (14 февраля 1990 года) “Открытое письмо членам Политбюро ЦК КПСС” от коммунистов раскольнической организации московских писателей “Апрель”.  Оно посвящено “налету (!) экстремистов из “Памяти” на Дом литераторов”, или же – “достаточно подробно описанному в газетах” (и центральных журналах) “погрому в Доме литераторов”.

Из “Открытого письма” выясняется, что экстремистские “налетчики”, “погромщики” (группка лиц, покуда, еще следствием не выясненных, бог весть как проникших в Дом литераторов, администрация которого несет полную ответственность за допуск в ЦДЛ не членов СП), были вооружены... мегафоном.  Этот-то мегафон неведомых оппонентов “Апреля” авторы “Открытого письма” приравнивают к “самым смертоносным видам оружия”, которым “набиты наши склады”, наши “страшные арсеналы”.  А само обоюдовульгарное, не без комических черт происшествие в ЦДЛ фактически ставят в один ряд с “трагическими событиями последних месяцев в Фергане и Азербайджане”.

Кажется, надобно знать меру в средствах и формах отпора даже неправому мнению и поведению!  Но, как ни досадно скандальное происшествие в ЦДЛ, провокационность “Открытого письма” комитета “Апрель”, похоже, далеко перекрывает суть и фабулу этого явно раздутого факта.  Ведь мегафон неизвестных пришельцев на заседании “Апреля” побуждает “демократических” членов этой политической организации схватиться за... автоматы.  “Надо уметь постоять за себя!...– пишут “апрельцы”.– Среди нас достаточно еще фронтовиков, которые повидали автоматы в руках не менее волосатых.  Так что от подобных налетчиков защитить себя можем”.  Характерно, что это “ответно”-милитаристское заявление в “ЛГ” подписано в том числе и женщинами “Апреля” (отнюдь не фронтовичками).  В том ли достоинство и долг писателей, чтобы при виде “оппонирующего” их политическим страстям приблудного, а возможно, ангажированного мегафона взывать к репрессиям и, на корню отвергая дискуссию, настраивать себя, Политбюро ЦК КПСС, миллионы читателей “ЛГ” не иначе как на гражданскую войну?

Глубоко провокационно и бездоказательное обвинение правлению Союза писателей РСФСР, будто оно причастие к обструкции “Апрелю” со стороны не числящихся в СП РСФСР лиц.

Глубоко провокационно и назойливое стремление ряда печатных органов “слить” СП РСФСР с ряжеными крикунами из тщеславного крыла “Памяти” – несколькими “присяжными” манифестантами.  Это подобно тому, как если бы секретариат правления СП РСФСР взвалил непосредственно на “Апрель” ответственность за действия, скажем, известного провокатора А. Норинского.  СП РСФСР, его печатные органы воздержались от подобной постановки вопроса, хотя – и этого нельзя оспорить – помянутый провокатор обязан популяризацией своих деяний как раз некоторым писателям – “апрельцам”, и ныне запугивающим общественность жупелом “Памяти”.

И тут надо сказать: попытка возвести всякую мысль о возрождении России, о ее политическом и экономическом равноправии, о самобытности ее исторического пути, неповторимости ее как национальной культуры к плакатам ославленных, хоть по сути – безвестных или самозванных лиц из “Памяти”, несомненно, служит сегодня прикрытию истинного расизма и неофашизма, нешуточные силы которого объединены в Союзе сионистов СССР, имеющем военизированные отряды бейтаровцев.  Истерично крича об угрозе человечеству, всем народам СССР со стороны одиозных фигур из “Памяти”, центральная пресса упорно тушует или беззастенчиво приукрашивает идейную сущность сионизма и тщательно уводит сознание граждан нашей страны от того, что на счету легализированной в СССР организации “Бейтар” – не только расистские лозунги еврейской национальной “исключительности”, но и причастность к таким деяниям, как, например, резня в лагерях палестинских беженцев Сабра и Шатила, к сотням кровавых преступлений, террористических актов, от которых не раз содрогалась мировая общественность.

Пряча в тени истинных “коричневорубашечников” сегодняшнего дня, антиконституционно вторгшихся со своим международным сборищем в самое сердце России – Москву (еврейско-сионистский съезд 18-21 декабря 1989 года), развернувших практическую деятельность, ультрарасистскую пропаганду по всей нашей стране, “прогрессивная” пресса, в том числе печатные партийные органы, насаждают кощунственные понятия “русского фашизма”, “российского нацизма”, “российского неонацизма” – явлений, которых у нас никогда не было и нет.

Выступая на февральском Пленуме ЦК КПСС, академик С.С. Шаталин разглагольствовал о том, что “великорусские шовинисты”, к его, академика, “стыду”, “решили возродить на нашей российской почве национал-социализм, что... эквивалентно национал-шовинизму” (“Правда”, 8 февраля с. г.).

Характерно, что “стыдливому” академику с его безответственным, бездоказательным обвинением никто на Пленуме не возразил. Хотя “возрождение на нашей почве национал-социализма” означает, что последний уже бытовал на ней в прошлом и, похоже, что академик как минимум перепутал народы, страны и почвы – Россию с Германией Гитлера, агрессоров – с жертвами агрессии. Такая “рассеянность”, быть может, естественна для парящего в эмпиреях ученого мужа, но прилична ли для Пленума ЦК КПСС? Осталось неясным, что известно коммунисту С. С. Шаталину о “великорусских” планах завоевания мира, покорения других народов?  И кого именно подразумевает ученный под “великорусскими шовинистами”, нацистами столь хищными, что вгоняют его в краску стыда за Россию?

В наглой, провокационной лжи о “русском фашизме”, “давно зародившемся (!), – по уверениям советской прессы, – но до поры до времени не афишировавшим себя”, – содержится, помимо прочего, непростительное глумление над народом, победившим в 1945 году гитлеровский фашизм, спасшим от него мир, в том числе – миллионы евреев. Подобное кощунство особенно чудовищно выглядит в канун 45-летнего юбилея героической Победы народа, сплотившего против фашизма все народы страны, как и народы Европы.

Именно официальные средства массовой информации, сфабриковав подложное понятие “русского фашизма”, несут моральную ответственность за распространение в Москве и других городах листовок-карикатур с изображением Гитлера в русской косоворотке и смазанных сапогах.  И что-то вовсе не слышно, чтобы авторов, издателей, распространителей этой пропагандистской “изопродукции” привлекали к уголовной ответственности за клевету на русскую нацию, за кощунство над десятками миллионов русских, павших на фронтах Великой Отечественной – “народной, священной” – войны!

При отсутствии фактов насчет “великорусского фашизма” явственно проступают в печати социально-политические мотивы подобного вымысла.  Вот газету “Известия” (19 февраля с.г.) “повергает в отчаяние”, как провозвестник “беды” (!), “лозунг на площади”, то есть “плакат, поднятый одним хулиганом (!)”: “Русским школам – русских учителей”.  Вот он, “русский фашизм”! – бьет “в набат” газета в обзоре писем читателей.

Являясь органом Советов народных депутатов СССР, “Известия” решительно отказывают русским в тех именно элементарных социальных правах, какие всячески приветствует эта газета, когда речь идет о любой африканской стране, когда аналогичные права укрепляются (хоть бы в гипертрофированном виде) в Прибалтике, Армении или Грузии.  Так, “Известия” не усмотрели “фашизма” в выступлении на I Съезде народных депутатов Ш. Амонашвили, который призывал к развитию “грузинской школы” – не просто ведущей преподавание на грузинском языке, но воспитывающей в детях грузинские национальные идеалы, любовь к Грузии и национальную гордость.

Мы тоже согласны с народным депутатом из Грузии.  Однако не возьмем в толк, чем по существу отличается от него тот “один хулиган”, что размечтался о “русской школе” с русскими учителями, которые бы (по слову Некрасова) “русские мысли внушали в умы” русским детям, воспитывая их русскую речь, русский смысл – “русский взгляд на жизнь” (Тургенев).

И мы поневоле приходим к выгоду: фантом “русского фашизма” призван сегодня “оправдать” длящуюся и, возможно, планируемую на будущее всестороннюю дискриминацию России.

Так, спроста ли бесславный протест против создания РКП и даже Российской академии наук был выдвинут на февральском Пленуме ЦК КПСС – тем же академиком Шаталиным – как раз вслед за его измышлениями о “великорусском национал-социализме”, “национал-шовинизме”? Словно бы этим именно – фашизмом – означена была история Российской академии еще со времен Михаилы Ломоносова!

Фантом “русского фашизма” придуман для разнообразных, в том числе и внешнеполитических, конечно, целей.  По замыслу его изобретателей, он способен с помощью средств массовой информации решительно отвлечь внимание народов нашей страны от какой-либо внешней опасности государству.

Фантом “русского фашизма”, “антифашистская” истерия в средствах массовой информации СССР, развернутая по этому мнимому поводу, призвана вместе с тем загодя затруднить возможность союзнических блоков нашей страны с другими государствами в случае общей для нас и для них внешней угрозы.

Выдумка о “русском фашизме” насаждается и для того, чтобы оправдать разрушение Советской Армии, подрыв оборонной мощи нашей страны.

Внедряемая в массовое сознание – у нас и за рубежом – ложь о “русском фашизме” была разработана, в частности, во имя аннулирования внешнеполитических следствий Второй мировой войны, результатов победы Советского Союза и европейских стран антигитлеровской коалиции – всех народов, поднявшихся для разгрома фашистской Германии.  Провокационная ложь о “русском фашизме” выдвигается нынче как глубоко унижающий Россию “моральный фон” для объединения Германии. Как идеологическое средство превращения страны-победительницы в страну, покрываемую позором.

Насаждение вымыслов о “русском фашизме” фактически ведет к “переосмыслению”, упразднению в качестве состава преступления таких реальностей, как измена Родине, сотрудничество с иностранными фирмами и правительствами на основе предательства государственных интересов нашей страны.

Что же до внутренне-политических следствий, то безудержные измышления о “великорусском национал-социализме” нанесли (и наносят) небывалый, глубоко рассчитанный удар по традиционной, исторической дружбе народов в Советской стране, которые издавна “сплотила Великая Русь” и которые могут быть ныне обречены на губительно-авантюрную политическую судьбу.

Притворный ужас перед “русским фашизмом” доходит до абсурда, до самых дешевых провокаций, какими не брезгует, к сожалению, даже верховно-парламентская пресса.  Ее “берет оторопь”, например (“Надо бить в набат, в колокол – кто во что может...”, как пишут “Известия”), от “фашистского” желания русских помочь друг другу в общенародной беде.  “Как же случилось, – ужасаются в “рупоре” Советов народных депутатов СССР, – что молодежная газета помещает объявление: “Готов приютить семью русского военнослужащего”?  С адресом.  Значит, если по этому адресу обратится оставшаяся без крова “смуглая” женщина – ей дверь не отворят?”

Таков, при всем его очевидном безумии, терроризирующий русского человека, науськивающий на него вывод всесоюзного печатного органа!  “Вот где корень озверения”, – прямо указуют “Известия” на русское племя.

Но следует сделать и общий, равно касающийся и “русых”, и “смуглых” наших соотечественников, куда более объективный, правдоподобный вывод: та идеологическая, широко финансируемая и технически оснащенная антирусская кампания, что развернута в средствах массовой информации СССР, может иметь единственно логический практический итог – установление в России, в стране в целом бескомпромиссного “режима Претории”.  Ведь нетрудно заметить, что под моральный, политический трибунал последовательно, изощренно подводятся как “националистические”, по-своему “шовинистические” и “расистские” все народы страны, даром что многие из них в то же время используются для глобальной антирусской кампании.  Натравливаемые друг на друга и непременно при этом – на братский русский народ, они неизбежно увидят себя столь же “бросовым”, как и русская нация, материалом для транснациональных экстремистов, политических гангстеров ультралевого, тиранического толка, а свою историческую территорию, природные богатства и культурные ценности – предметом международной спекуляции, источником наживы “общечеловеческих” мафиози от “национально-освободительного” движения и мифической “демократии”.

Не замечателен ли сам по себе факт, что фабрикация мифа о “русском фашизме” проходит на фоне стремительной реабилитации и безоглядной идеализации сионистской идеологии?

Эта идеализация равно касается нынче и советских, и зарубежных культурных, общественных деятелей еврейского происхождения – в том числе политических деятелей фашистского государства-агрессора Израиля. Эта чисто расистская идеализация дошла ныне до игнорирования едва ли не всей мировой общественности с ее трезвыми оценками и выводам.  Так, сионисты и просионисты в советской прессе (среди них – и народные депутаты СССР, и некоторые работники идеологического отдела ЦК КПСС, и отдельные лица из Политбюро ЦК КПСС) гримируют преступный лик сионизма, “отмывают” его, с криводушием утверждают уже, будто “сионизм... оклеветан ООН”, принявшей с 1948 года свыше тысячи резолюций по осуждению сионистской агрессии на Ближнем Востоке и определившей сионизм как форму расизма и расовой дискриминации.  Эти фарисеи от “демократизации” в национальной политике пытаются придать сионизму то конфессиональный статус “духовного”, “религиозного” течения, то героическую окраску “национально-освободительного” (от арабов Палестины? от русских – в России?) движения.

Подобная неисторичная планомерная идеализация – испытанное средство формирования представления о “супернации”, “uber”-нации, высшей нации.

Некритическое, слащаво-умильное, по существу раболепное, отношение к еврейству в его прошлом и настоящем, к здешнему и зарубежному, к империалистам и сионистам в том числе, оказывается, с точки зрения ведущих средств массовой информации, главным мерилом личного, общественного, профессионального достоинства советских людей нееврейского происхождения.

Даже формальная констатация еврейской национальности конкретного лица или лиц обрекает русского человека (а, впрочем, и украинца, и белоруса, и чуваша, и азербайджанца, и т. д.) на клеймо “антисемита”. Такая объективная констатация расценивается как посягательство на “права человека”, на – нововведенную – “национальную тайну”, как “злостное” раскрытие ее, приравниваемое к разглашению врачебной, да, кажется, и государственной тайны.  Ибо права “высшей” нации на деле включают в себя разом: и сокрытие национальной принадлежности, и, напротив, спекулирование ею (ее льготным статусом), и национальное самозванство, маскировку под чужим именем, и националистическую гордыню.  Это обеспечивает в итоге свободу от исторической ответственности и тем паче от того национального “покаяния”, которое вымогают у других народов страны, в первую очередь – у русского народа.

В этих условиях даже многие честные, справедливые советские евреи не застрахованы от обвинений в “антисемитизме” со всеми вытекающими отсюда грозными последствиями.

В этих условиях “сеяньем межнациональной розни в СССР” оказывается на практике даже сочувствие борющемуся за свои законные права арабскому народу Палестины.

В этих условиях следует с тревогой отметить: на особом подозрении в недостатке “надлежащего” раболепия и покорности оказываются русские, даром что – “тысячелетние рабы”!  Вопреки историческим фактам они обвиняются в “зоологическом”, как бы врожденном антисемитизме.  А Еврейский научный центр Советской социологической ассоциации АН СССР публикует ныне в “Вестнике еврейской советской культуры” (№ 4, 1990) отобранные академиком Заславской “данные” о первенстве России в “проявлениях антисемитизма” (к сожалению, не названных), сравнительно с другими республиками нашей страны.

“Антисемитизмом”, “расистской одурью”, “русским фашизмом”, “нацизмом российским” в давно уже перевернутом зеркале средств массовой информации является, если вдуматься, все невыгодное – нет, не евреям в целом, но сионистам.  А поскольку последним, сугубо ориентированным на интересы государства Израиль, на рваческие интересы выродков еврейского народа, невыгодно отсутствие антисемитизма в России (сдерживающее эмиграцию в Израиль, препятствующее льготному статусу “политических беженцев” для евреев-эмигрантов из СССР), то и признание отсутствия антисемитизма в России расценивается как “антисемитизм”. Такова казуистика националистического политиканства!  Так совершается подлог истинных интересов множества советских евреев, не желающих оплевывать свою русскую родину, поддерживать агрессивные планы Израиля.  Так сужается, превратно трактуется, заметим, объективное понятие фашизма, которое нарочито сводится исключительно к “проявлениям антисемитизма”.  Словно бы подлинный, слишком известный со времен Гитлера и Муссолини фашизм ограничивался преследованием лишь одной нации и был нацелен лишь против евреев – и, следовательно, “не бывает” фашизма, нацизма сионистского толка.  Между тем именно последний несет прямую ответственность за многие, в том числе и еврейские, погромы.  За “обрезание сухих ветвей” древа своего же народа – в Освенциме и Дахау, во Львове и Вильнюсе.

В связи с расширяющимися вне воли русского народа дружественными контактами СССР с государством Израиль свободный экспорт сионизма в нашу страну стал грозной реальностью, и опасность его для всех народов страны выдвинулась на первый план.  Эта опасность привычно маскирует себя разнообразными, фактическимим и идеологическими подлогами.  Так, не отличаются ото всех названных выше подлогов и подрывные, сеющие злобу и панику слухи о готовящихся еврейских погромах в Ленинграде, Москве и других городах России.  Эти слухи едва ли не ежедневно в последние месяцы траслируются телевидением, раздуваются прессой.

Пожалуй, можно указать на один из источников подобных слухов.

. . .

<< Previous Day 2005/10/30
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com