?

Log in

No account? Create an account
Sergey Oboguev's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Saturday, December 10th, 2005

Time Event
12:33p
отрывки из Мемми, ч. 1

В последнее время мне что-то часто попадались на глаза высказывания, что “никаких русских не существует”, “все давно уже смешались с татарами” и т.п.

Когда такие высказывания делаются еврейской стороной, в этом нет ничего неожидаемого – это обыкновеный акт этнической войны против русских “которых не существует”. Речь у нас сейчас пойдет не об этих еврейских заявлениях, а о таких же заявлениях случающихся со стороны самих русских (последним из попавшихся на глаза было вот это утверждение, впрочем к личности автора я в данном случае не присматривался).

Дело опять-таки не в том, что такое заявление фактически неверно и относится к данным и заключениям антропологической науки как черное к белому.

Значимым и достойным внимания и понимания является уже сам тот факт, что такие утверждения вообще делаются русскими людьми.

Между тем, это явление вовсе не уникально и хорошо известно в любой этнической группе подвергающейся дискриминации, стигматизации, травле и преследованиям. В ней всегда обнаруживается некоторое количество людей, которые желают сложить с себя стигму и избежать воздействия отрицательных стереотипов истекающих со стороны враждебной, но доминирующей группы (в русском случае, Запада) и дискриминации / третирования проистекающих из членства в группе путем отрицания собственной принадлежности к этой группе (или преуменьшения такового – см. напр. любовь интеллигентов к радостному отыскиванию в себе нерусской крови, которая хотя бы отчасти смывала с них клеймо русскости), а при невозможности избежать факта собственной русскости и включенности в русский народ – путем отрицания существования самой группы или всяческого затушевывания ее существования. «Если русских нет, или хотя бы почти нет, если мы не русские, а “просто люди”, то и вся масса относимых к русским негативных представлений и мифов и производимой против русских пропаганды, травли и третирования пролетит мимо нас и не будет бить по нам.» Это может быть и наивный, но вполне понятный психологический механизм защиты в точности вопроизводящий механизм защиты ребенка, котрый думает, что достаточно закрыть глаза (т.е. обмануть себя самого) и “страшное исчезнет”, например собирающаяся укусить собака “перестанет существовать”. Кстати, иногда механизм и в самом деле срабатывает – собравшаяся уже было укусить собака видя зажмурившегося и остолбеневшего ребенка считает свою цель достигнутой и кусает вместо него более смелого и пытающегося сопротивляться и защитить себя и других детей братишку.

Во всем этом, повторяю еще раз, нет ничего специально русского. Явление хорошо известно и многкратно описано для самых разнообразных этнических групп подвергавшихся дискриминации, стигматизации, травле и третированию со стороны превосходящего по силе соседа, который оказывался в состоянии “решать жизнь и смерть” данной этнической группы. Во всех случаях находилось весьма заметное количество людей, который пытались обрести личное избавление от клейма своей стигматизированной и дискриминируемой национальности путем либо всяческого отречения от членства в группе (очень часто, яростными нападками на нее, которые должны были продемонстрировать, прежде всего самому отрекающемуся, будто он к группе не принадлежит или хотя бы “иной, чем те” и на него поэтому стигма якобы “не должна по справедливости” распространяться), либо путем отрицания самого существования группы, актуальности этого существования, т.е. на деле активных попыток аннигилировать существование группы и этим путем получить избавление от стигмы. (Про продуктивность этих механизмов и то, чего они стоят в глазах господствующей группы производящей стигму, говорить излишне.)

Вот например как описывает идентичные явления среди евреев франкоязычный автор Альберт Мемми (цит. по английскому переводу книги “The Liberation of the Jew”, NY, 1966, перевод отрывков на русский © мой).


К концу своего юношества я был по горло сыт быть евреем. Поначалу это была не столько злость, сколько нетерпение и ирония. Я записал в дневнике: “быть евреем, это прежде всего – узкая и ограниченная судьба”. Моя жизнь только начиналась, зачем мне было соглашаться на это ограничение? Почему я должен был отказаться от стольких перспектив ради того, чтобы быть покорённейшим из побежденных?

Я отверг себя как еврея Read more...Collapse )

Конечно, и я седлал многих неверных лошадей, принимая их привлекательную окраску за их суть. Поселившись на розовых облаках Универсального, и я долго и со страстью утверждал, что все люди одинаковы сердцем, что все они братья, щедрые и равные. На земле, однако, шла реальная и тяжкая битва, от ударов которой я не мог уклониться, и вряд ли мог на них ответить. Но все эти случаи лишь временны, уверял я себя, они – ошибки несовершенного пока человечества. Все, что мне нужно делать, – лишь презирать этих дикарей. Разве они не убивают друг друга тоже?

Я был убежден: в один день мечи перекуются на орала и чудесная нравственность будет усвоена всеми, покорителями и покоренными, угнетателями и угнетаемыми, и человеческая природа воссияет, свидетельствуя о Любви и Справедливости. А пока? Пока будет только правильным, если мы, евреи, сделаем первый шаг, покажем пример. Мы гордо провозгласим, что мы не существуем.

Для особенно упорных врагов у нас, левых евреев, был припасен убедительный довод, напоминавший расшелушение луковицы. Мы начинали со сталинского определения нации, а затем рассматривали каждую упоминаемую этим определением черту. Мы спрашивали: есть ли у евреев общий язык? Разумеется нет. Есть ли у них общая территория? Тоже нет. Объединяются ли они общей религией? Нет! Нет! Большинство евреев не могут даже припомнить имена важнейших пророков! Единственной проблемой было то, что когда такое расшелушение заканчивалось [*], еврей, в отличие от луковицы, всегда оставался в целости. Это напоминало мне традиционную дискуссию о существовании внешнего мира, которая так изумляла и раздражала меня, когда я был студентом философии. Наши профессора, обсуждая одно за другим свойства предметов, которые мы видим или ощущаем, заключали, что видимая и осязаемая вселенная не существует. С яростью я каждый раз повторял себе, что в их рассуждениях должна крыться ошибка, поскольку они ведут к такому абсурдному выводу.

Read more...Collapse )
12:43p
отрывки из Мемми, ч. 2


(продолжение отрывков из Мемми, начало – здесь)

Read more...Collapse )
3:04p
Интересно, рефлектировал ли автор стихов, что "Дураки обожают собираться в стаю" и "Возьмемся за руки, друзья" описывают одинаковый поведенческий комплекс, различие только в отношении наблюдателя?
4:24p
из истории киноискусства

Как убивали советское кино

В ту пору первоначального накопления или «дикого капитализма» в российском кинопрокате царствовал некий цветочный магнат Таги-заде, а три бывших главных чиновника советского Госкино – Ермаш, Павленок и Сизов – состояли при нем замами. По свидетельству Рудинштейна, Таги-заде «совершил тогда преступление, остановив прокат российских картин. Его ребята просто приходили в кинотеатры и, угрожая директорам, заставляли катать второсортное американское кино».

(найдено kot_parmenid)

Сейчас, кстати, это все просто институционализовано.
7:10p
7:17p
7:40p
измерение черепа


И.А. Сикорский, "Русские и украинцы"
Доклад в Клубе русских националистов в Киеве 7 февраля 1913 года


И.А. Сикорский был профессором (не помню в точности, психологии или антропологии) Киевского университета
и помимо этого доводится дедушкой вертолетам.

Его же: "Данные из антропологии"


и "Черты из психологии славян"

<< Previous Day 2005/12/10
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com