June 25th, 2006

kluven

давайте рассуждать о вкусе утконосов с теми, кто их пробовал


Приходит коллега Фелисити, переводчица с немецкого. С утра переводила в суде. Ее клиент обвинялся в том, что съел утконоса. Он его поймал на удочку - как он утверждал - случайно, и вместо того, чтобы отпустить, решил попробовать. Погорел он на клюве и шкурке, которые просто выбросил в мусорное ведро.
Получил товарищ какой-то гомерический штраф и месяц общественных работ - а не ешь кого попало! - и уже после вынесения вердикта судья магистрата возьми и спроси:

- А как он вообще-то на вкус?

Фелисити этого уже переводить не должна была, но перевела, самой же интересно.

- Да как коала, только привкус рыбный.- ответил бывший подсудимый, опять становясь подозреваемым.

Я думаю, не нужно говорить, что коал в Австралии тоже есть запрещено. [*]
kluven

тонкости международных отношений


Австралия... Зашел у нас вчера на работе за ужином разговор о том, что именно должен учудить государственный чиновник, чтобы быть уволенным за служебное несоответствие.

И рассказал Марк Стоич, что в 1972 году, когда Австралия открыла-таки дипломатические отношения с Китаем, некий чиновник, рассылавший официальные приглашения на День Австралии, направил приглашение не г-ну председателю сами-знаете-чего Китая - а соответствующему первому лицу Тайваня. А что? И те, и те китайцы, и то, и то республика, все народное - ну как их отличишь?
Так вот, несмотря на совершенно поднебесный скандал, объяснения были приняты и чиновник остался на месте. Потому что действительно сложно не перепутать...Ох..

. . . .

Недавно в Канаде депутат парламента направил поздравление с днем независимости Индии совету вождей индейцев (!) Канады. Те ему ответили, что последний случай, когда перепутали Индию и Америку был сами знаете когда.
[*]
kluven

из австралийской жизни


Рассказано Бренданом Дойлом:

Приехал к нему на Новый Год в гости приятель-француз. И второго января пошли они на пляж. Только собрались зайти в воду, как приятель резко повернул и двинулся в сторону помоста, на котором сидел одинокий, досиня загоревший спасатель. Брендан пошел следом и услышал следующую беседу:
Приятель (П): (указывая на здоровенный треугольный плавник в середине бухты) Простите, что это?
Спасатель (С): Молотоголовая акула. Ну, рыба-молот. (Пауза) Довольно большая.
П: А что она здесь делает?
С: Ну, это общественный пляж...
П: А почему люди купаются?
С: А она не голодная.
П: (в легкой истерике) А откуда вы знаете?!
С: А она здесь уже часа три болтается - и ничего.
(Пауза)
Несмотря на все объяснения, что молотоголовая акула больше по рыбе специализируется, француз купаться не пошел.
[*]
kluven

"есть надписи на русском языке..."


Моя двоюродная сестра живет в Новой Зеландии. По профессии она программист, а по призванию, как выяснилось, фермер, и уже энное количество лет разводит в теплицах всяческие орхидеи. И вот однажды у нее заболел зуб. Что делает фермерша, когда у нее болит зуб? Едет в город. В Окленд, к дантисту. И у дантиста выясняется, что отдала концы старая советская пломба. Ее сняли - и, увы и ах, надо чистить канал. Почистили и сказали - погуляйте часа четыре, только не ештье ничего.

А что делать в Окленде, если не есть? В городе из всех достопримечательностей - 52 вулкана, из них восемь действующих. Кратеры заросли травой - там стадионы, парки, где-то пасутся коровы... Отличить действующий вулкан от потухшего большую часть времени совершенно невзможно. Зато меньшую часть времени разница видна невооруженным глазом. Новозеландцы к этому относятся с присущим им (даже с точки зрения австралийцев) флегматизмом. Когда пару лет назад в 50 километрах от фермы рванул один из самых больших тамошних дымокуров - причем рванул так, что было видно из Австралии, мы кинулись звонить - и попытке на десятой поймали мужа моей кузины Витю. "Витя, что вы делаете?"- закричали мы, полагая что они спасаются бегством от раскаленной лавы. "Как что?- удивился он,- Камеру перезаражаем."

Но это лирика, а ей-то нужно было убить четыре часа - и при этом не есть. Шла она по городу в поисках кинотеатра и увидела надпись "Открытый чемпионат Новой Зеландии по шахматам". И зашла. Вышла она оттуда через три с половиной часа с титулом вице-чемпионки.
Вице-потому что первый тур она пропустила и ей его засчитали как поражение.

И поехала второй доской защищать честь Новой Зеландии на шахматную Олимпиаду в Стамбул. Говорила потом, что первые первыми, а вторые доски вполне могли устраивать свой чемпионат со своим официальным языком. После того, как девочка с Виргинских островов, черная как совесть тирана, на втором ходу обратилась к ней по русски, она уже ничему не удивлялась.

Играли они хорошо, и Новая Зеландия переехала с 92 места на 64. За что благодарное правительство премировало кузину с тренером - то есть мужем - поездкой в Европу.

Да, а сейчас она уже первая доска, поскольку на следующий чемпионат она пришла вовремя.
[*]
kluven

"есть надписи на русском языке..."


так вот...рассказываю.
значит, израильская школа в некоем городе. Учителя русского языка не знают. Я в этой школе раз в неделю веду группу трудных подростков. Собираю всех хулиганов в кучу и занимаюсь с ними, за что меня очень ценят.
Вчера ко мне подходит Керен - учительница литературы и говорит: Шай, возьми к себе в группу Илана такого-то...он что-то орёт по русски и на всех бросается. Я пыталась его остановить, но ничего не получается.
- ладно, - отвечаю, приводите ко мне Илана.
Приводят Илана - положительный ашкеназский мальчик, в вязаной кипе, в шортиках и сандалиях. Обычно, перед тем, как ввести в группу, я работаю с ребёнком индивидуально.
Заходим с Иланом ко мне в кабинет, садимся, наливаем водички в стаканы и начинаем говорить.
Разговор ведётся на иврите. Я расспрашиваю Илана про маму-папу, то да сё...Выясняется, что родители у него из Новосибирска, программисты, сам ребёнок родился уже в Израиле...одним словом, обычный случай... странно, думаю, не похож вроде, на хулигана.
-Илан, -говорю я, - так что же там случилось? Почему на тебя жалуются?
Глаза ребёнка блеснули :
- А хочешь я тебе покажу?
И вот тут надо было мне, проработавшему детским психологом десять лет, призадуматься, но я был настолько уверен, что мальчик абсолютно ...хм..."нормативный, что ответил :
- А давай.
- Надо только встать со стульев...
Ладно...встаём со стульев, становимся друг напротив друга...пауза...
И тут вдруг этот шлимазл разводит руки в стороны и с ором "ПРЕВЕД!!!!!!!!!" бросается на меня ....
Я упал на стул и ошарашенно пробормотал : Жжошь, кросавчег.....


http://matorii.livejournal.com/54678.html
kluven

день защиты верблюда


"Эхо Москвы" со ссылкой на газету "Маарив" сообщает, что в Израиле верующим запретили убивать комаров в шаббат. Их нельзя бить газетой, но можно отпугивать специальными аэрозолями, причем брызгать нужно только вокруг комаров, а не на них самих. Главный раввин Израиля постановил, что убийство комара приравнивается к убийству верблюда. [*]
kluven

(no subject)

Однажьды Бог послал ворон кусочка сыр. Ну, пармезан.
И он его тихонько жрал. Один. Как партизан.
Сидел себе на ветка заместо табуретка
И жрал, и жрал, и жрал, и жрал, и жрал!
Скорей-скорей, щьтоб кто-то не украл.
А мимо щел лиса. И колбаса... Нет! Сыр! Почуял.
И тоже сразу очен захотел.
Прям даже весь вспотел!
Прям даже стойка сделал, как собак.
Вот так!
И говорит: «Привет, ворон!
Ах! Дай мне посмотреть со всех сторон,
Какой же ты красивий нынче стал,
Ведь я тебе давно, два... нет! три сутка не видал!
Какой же ты теперь неординарный!
Какой лицо! Какой фигур щикарный!
И как тебе идет твой черный цвет!
М-м-м... Наоми Кэмпбелл... Уитни Хьюстон, нет?
Я прям совсем тебе не узнаю!
Прости, щьто рядом долго так стою,
Я просто оторвать глаза не в силах
От твой лицо. Какой же он красивий!
С тебе портрет надо писать, картина,
И помещать всемирний паутина.
С тобою рядом даже Мона Лиза
Не смотрится. А, так себе... Огрызок...
С тобою рядом сам Софи Лорен,
Как рядом с роза — огородний хрен.
Прекрасен верх твой и прекрасен низ!
И пусть с ума сойдет от зависти Борис
Вот этот... как его там... Моисеев!
Твой задний низ — гораздо красивее!»
Так говорит лисиц. И тихо-тихо
Подходит ближе. Хитрий, [...], чувиха!
Ворон — молчит. Но кущать перестал.
И гордо смотрит вниз. Как Ленин с пьедестал.
Лисиц чуть-чуть немножько отдохнул —
И снова. «Эй, ворон! Уснул?
Не спищь? Я тут сказать тебе еще хотел,
Пока ты в Голливуд не улетел,
Щьто преклоняюсь пред твоим умом.
Я себя чувствую... ну... просто чмом!
Когда смотрю на твой високий лоб.
Ты — гений! Твоя мисль, как антилоп,
Несется вскачь, опережая время.
Ты самий мудрий между нами всеми!
На твой на лоб написано вот тут,
Щьто ты закончил главний институт.
И щьто с медалью ты закончищь академий.
Я зуб даю! Щьто Нобелевский премий
Тебе вручат, ну, максимум, в субботу!
За математика контрольную работу.
Я глаз даю! Щьто умных в этом мире
Всего лишь двое: ты и Пентиум четыре.
Спасибо, Бог, щьто ты позволил мне родиться
В один эпох с этот великий птица!»
Так говорит лисиц. И ближе, ближе
К ворон свои пододвигает лыжи.
Ворон — молчит. Надулься, как индюк!
Аж пузо випирает из-под брюк.
Такой прям важный стал, как будто царь.
Как генеральний птица-секретарь.
Лисиц же хитрий, отдохнув слегка,
Включил уже такого дурака,
Щьто даже сам себе немножько удивилься.
И говорит: «О, Господи! Неужьто я... Влюбилься!!!
О, мой прекрасний сон! О, мой ворон!
Ты доведещь мене до похорон!
Нет без твоей любви мне жизни, детка...
Сейчас повещусь. Вот на этот ветка.
И отравлюсь. Вот этот мухомор.
О, мой ворон! Май лав! Шери! Амор!
Как больно знать, щьто ты мене не любищь!
Щьто мой супруг ты никогда не будещь!
И не снесещь мне маленький яйцо,
Точь в точь похожий на мое лицо...
Ах, плохо мне! Ах, ах! Я умираю!
Инфаркт! Инсульт! Инцест! Ах, я не знаю...
Ах, сердце мой... Все... Навсегда замри...
Ну щьто же ты молчищь?! Кричи скорей ноль три!!»
И — он упал. Рука к груди прижатий.
Как будто только щьто его обнял Кондратий.
Ворон... А щьто ворон? Он клюв разинул.
Про сыр забыл. Из рот его не винул.
И каркнул так! Щьто тут же подавилься.
И вместе с сыр он с дерево свалилься.
Щьто дальще? Пищевод. Желудок.
Лиса голодний был ублюдок!
За польчаса ворон переварил
И... Стал он не такой, как был.

Мораль:
Когда имеещь сыр — сиди и кущай.
И никого, даже свой пук, — не слущай!