July 11th, 2006

kluven

(no subject)

Существуют глупые вопросы, на которые тем не менее полезно отвечать ровно один раз.
Такие вопросы по-английски называются фак.
Итак, фак:
Есть этнический армянин №1 – профессор МГУ, гражданин России; есть этнический армянин №2 – торговец на рынке.
Вы утверждаете, что существенные интересы этих двух совпадают, и в то же время кардинально отличаются от интересов этнического русского – профессора той же кафедры МГУ и этнического корейца – торговца на том же рынке.
Каковы эти интересы?

Ответ:

Эти интересы называются национальными.

В контексте взаимодействия с другими национальными группами у каждого народа существуют следующие базовые интересы:

  • контроль над возможно большими ресурсами1 в конкуренции за них с другими народами
  • воспроизводство идентичности
  • демографическое воспроизводство
  • воспитание качественного и конкурентоспособного потомства
[1] В межэтнической конкуренции речь всегда идет о делении ограниченных ресурсов, включая:
  • экономические ресурсы и контроль их потоков
  • ресурсы политической власти
  • ресурсы господствующей общественной идеологии
  • ресурсы публичного символьного пространства
  • ресурсы структурных позиций в обществе (национально-кадровый состав элиты и decision-maker'ов)
  • контроль силовых ресурсов
  • политики в отношении демографических трендов и этнодемографических пропорций в обществе
  • стратегических очертаний иммиграционной политики
  • и т.д.

В самой общей форме, интересы любого народа в конкуренции с другими народами состоят в том, чтобы сохраниться (продлиться в будущее) и занять возможно более высокое место в пищевой пирамиде и пирамиде власти.

Общий интерес профессора национальности X и торговца той же национальности состоит в том, чтобы их народ, этнонациональная корпорация к которой принадлежат они сами, их дети и их потомки, обладал сравнительно с другими конкурирующими народами возможно большей силой, влиянием, благосостоянием, возможностью контролировать, присваивать или перераспределять в свою пользу потоки благосостояния и другие ресурсы и занимать доходные экологические ниши, отбивая их у других народов, а также в том чтобы препятствовать другим народам в усилении и занятии таких ниш.

Самый крупномасштабный материальный процесс происходящий в истории -- это конкуренция больших групп людей, наций и народов, за выживание и за место в экосистеме, за обладание её тучными полями, их захват и вытеснение конкурентов (других народов) на более бедные поля, в более низкое, подчиненное положение, за ослабление их конкурентоспособности.

Повторим ещё раз: интерес любого народа в конкуренции с другими народами состоит в том, чтобы сохраниться (продлиться в будущее) и занять возможно более высокое место в пищевой пирамиде и пирамиде власти.

Это называется естественный отбор, и является наиболее крупным процессом человеческой истории и эволюции.

Стоит, пожалуй, напомнить полное заглавие научного труда первооткрывателя этого процесса:

Чарльз Дарвин, О происхождении видов в процессе естественного отбора или выживании избранных рас в борьбе за существование.

On the Origin of Species by Means of Natural Selection or the Preservation of Favored Races in the Struggle for Life.

Чтобы вполне оценить звучание этого заглавия, следует иметь в виду, что слово раса в английском языке XIX и первой половины XX века означало прежде всего: народ, нацию.

Collapse )

Сам Дарвин безусловно считал различные расы (в современном употреблении этого слова) и, в некоторых случаях, даже народы различными биологическими видами:

«Люди разделились на различные расы или, как их можно точнее назвать, подвиды. Некоторые из них, как например негры и европейцы, столь различны, что если бы поставить перед натуралистом их образчики, не сопровождая дополнительными сведениями, они вне сомнения были бы классифицированы как подлинные, самостоятельные биологические виды.»

«Человек породил множество рас, некоторые из которых настолько отличаются друг от друга, что натуралисты часто классифицируют их как различиные биологические виды.»

«Нельзя сравнивать предпочтения разных биологических видов каким-либо общим мерилом... Следует помнить, что даже в случае человека биение тамтамов и пронзительные звуки камышовых трубок способны услаждать слух дикарей.»

Для нас однако интересно не обсуждение условностей биологических классификаций и проведедения классификационных границ, а другое: вне зависимости от того, в какой степени нации формируются генами, а в какой – мемами, они являются, для целей теории отбора, различными эволюционными единицамиподверженными процессу отбора.

Сам Дарвин прилагал теорию естественного отбора к рассмотрению популяционных процессов как в современной Европе, так и в человеческой истории вообще:

«Если бы границы страны были открытыми, в неё несомненно иммигрировали бы новые [биологические] виды, и это серьезно нарушило бы положение некоторых прежних обитателей. Не следует забывать, насколько мощным может быть влияние даже единственного привнесенного извне экземляра дерева или животного.»

«Верящий в борьбу за существование и принцип естественного отбора, признает, что каждое органическое существо постоянно стремится преумножиться в численности, и что если это существо хоть немного отличается в повадках или организации таким образом, который дает ему премущество перед другими обитателями страны, оно захватит место этих обитателей и вытеснит их, как бы сильно не отличалось новая среда от среды его происхождения.»

«Племя, в котором большое количество членов в высокой степени воодушевлены патриотизмом, верностью, послушанием воли племени, смелостью и симпатией, и всегда готовы прийти друг другу на помощь и пожертвовать собой для общего блага племени, восторжествует над большинством других племен -- и это и будет естественным отбором.»

    (Чарльз Дарвин)

Главным содержанием событий последних примерно ста лет в России является вытеснение русского народа с территории его обитания (как в физическом смысле, так и в экономическом смысле, из питающих ниш) некоторыми из окружающих народов, спихивание ими русских вниз пищевой пирамиды и вниз пирамиды властной иерархии; вскарабкивание других народов над русскими спинами в высшие уровни пирамиды.

Иными словами, отрицательный отбор русских (в дарвиновском смысле) и сживание русского народа со света, в небытие.

kluven

(no subject)

Существует известная поговорка, которой нередко курощали русский национализм: у англичан-де не распространен антисемитзм, потому что они не считают евреев умнее себя.

В этой поговорке есть зерно истины, однако нужно понимать, в чем именно англичане "не глупее евреев" -- в жидовской науке.

Англичане -- жесточайшие расисты. Английское сознание -- насквозь расистское. Расизм, кастовость, автоматическое мышление в категориях господства и подчинения обособленных рас и каст впитывалось англичанином "с молоком матери", становилось настолько фундаментальным, что его можно было бы относить даже не к сознанию, а до-сознанию. Это программа, которая никогда не выключается, фильтр который обойти невозможно. Когда кто-либо говорит с англичанином, англичанин воспринимает говорящего не как "просто человека", а как члена той или иной коропрации (социальной касты, национальной группы); машинально оценивает, что делаемые предложения или мельчайшие нюансы поведения означают в кастовом или национальном смысле, к чему ведут именно в кастовом или национальном отношении, какие из этого выходят для групп или наций расклады и следствия. Причем всё это просчитывается и имеется в виду на автопилоте, безотчетно, без специального усилия. "Программа прошита в ПЗУ и всегда сама собой крутится".

На европейской сцене, интенсивность (хотя не формы) расизма англичан сравнима только с силой и интенсивностью еврейского расизма.
Саркисянц недавно читал в Москве лекцию по (довольно изученой, в общем-то) теме об английских корнях немецкого нацизма.
Тезис не вполне верный, т.к. у немцев было двое учителей. Во-первых, евреи: национал-социализм является калькой прежде всего с иудаизма.
Но значимое вдохновляющее влияние примера, идейного мира и умонастроения англичан отрицать также невозможно.

Теперь представьте картину: еврей обращается к англичанам с речью "о демократии и правах человека".
Англичане, вежливо кивая и поддакивая, воспринимают это так: "еврей обращается к нам с речью и под видом демократии хочет добиться для себя и для своих того-то и того-то".
Взять англичан на "демократию" или "общечеловеческие ценности" -- не то чтобы совсем невозможно, полностью невозможных вещей на свете мало -- но занятие это очень трудное. Особенно шотландцев.

Автоматизм и жесткость национального и кастового мышления англичан подстать автоматизму и жестости национального мышления евреев.

Ну, и как здесь спрашивается "вести еврейскую линию"?
Ох, непросто.

Пожелаем же и русским стать умнее в этой науке -- различении национальных границ, идентификации национальности и национального смысла действующих лиц и машинальном мгновенном просчете национальных последствий всех действий, событий и поступков.
Тогда, глядишь, со временем "искоренится и антисемитизм" -- за малой перспективностью для семитизма.

* * *

И всё же, англичан грохнули.
Похвалы английскому уму оказались не то чтобы незаслуженными, но преувеличенными.

О, конечно, англичане отделались гораздо легче, чем русские... и всё же, всё же...
Для нас здесь интересно, на чём же погорели англичане.

Отчасти, конечно, на прямом предательстве.

Но главное (ср. напр. массовый завоз мусульман в Англию) -- на том, что английская элита слишком чувствовала себя правителями империи, а не членами нации.
На излишней кастовости.