July 23rd, 2006

kluven

(no subject)

То один, то другой френд в ЖЖ периодически проходят какой-нибудь тест.
Я же ни разу в жизни, если только не считать давних студенческих экзаменов или собеседований при трудоустройстве, никаких тестов никогда не проходил.
То есть в собственном смысле слова "тестов", как это понимается в ЖЖ (чтобы взять самому какой-нибудь тест и начать его проходить) – не проходил никогда.

Отчасти потому, что такое занятие представляется мне вульгарной дурновкусицей сродни разгадыванию кроссвордов (помнится, Третьяков некогда заметил, что покуда он остается редактором НГ, кроссвордов в этой газете печататься не будет – кто жил тогда и заглядывал хоть изредка в газеты, поймет).
Отчасти – просто облом, лень-матушка не велит (даже тест IQ, и то поленился порешать).
Наконец, как начнешь смотреть на эти тесты, видишь, что ни один из предлагаемых вариантов ответов не подходит. Т.е. моя личность не разлагается по базису этих тестов, существует в пространстве значительно бОльшей размерности.

Но вот Григорян (aka "CпасиХристосАнтоний"), рекомендующий себя как "правее фашизма", предложил тест на правизну.

* * *

К месту заметить, что мы с Григоряном фундаментально расходимся.

Я – русский националист, прогрессистского толка.

Григорян, напротив, – противник русского национализма, исповедующий "правый консерватизм", с плацдарма какового "консерватизма" он и нападает на русский национализм. То есть, когда Григорян утверждает, что он осуществляет "критику фашизма справа", следует понимать это надлежащим образом: что он осуществляет критику справа не фашизма, а русского национализма.

Григорян нападает на русский национализм с точки зрения отчасти закостенелого традиционализма и клерикализма (если угодно, "церковного фашизма"), но главным образом – особой формы христианства. Я даже готов признать за этой формой христианства историческую аутентичность. Дело однако в том, что аутентичное христианство фундаментально несовместимо ни с какой социальностью. Христианство начинается с "раздай своё имущество", "сокровище твоё на небе" и "подставь щеку врагам своим", а какая социальность может существовать на таком фундаменте? Даже монахи, и то занимаются стяжательством, пускай общинным; а подступавших к монастырям кочевников не целовали в щёки, а усеивали стрелами. Аутентичное христианство возможно разве для пустынников – т.е. именно в виде а(нти)социальности в ее предельном случае.

Это и неудивительно: христианство фундаментально потусторонне, "нетелесно". Всякая черезчур буквальная и последовательная попытка воссоздать потустороннее в посюстороннем мире в конце концов упирается в необходимость "уничтожения материи" (в том числе социальной) – как не влезающей и не могущей влезть в потустороннесть.

Все исторические "христианские государства" исповедовали не аутентичное христианство, а нейтрализованное, "ослабленную форму вируса".
Прививались, образно говоря, не живым вирусом, который выжигает всё земное, а его ослабленной формой, "христианской вакциной".

Аутентичный же живой вирус христианства – разрушает всякое земное устроение, на которое он направлен.

Чем именно и занимается Григорян в отношении русского народа и его бытия.

* * *

Однако, мы отвлеклись; пора бы ответить и на вопросы теста.

Предваряя ответы, замечу еще одно расхождение между мной и Григоряном. Если для него "правизна" – это догма, то я в большинстве случаев смотрю на "правое" и "левое" функционально, считаю их не более чем инструментами, каких-либо априорных эмоциональных предпочтений "правому" и "левому" не имею.

Если правое или левое хороши и подходящи в конкретных условиях для русского дела – значит они есть благо; если плохи для русских интересов и нужд – значит они есть зло.
("Будьте вы правыми, будьте вы левыми, но будьте русскими". – А не антирусскими правыми или антирусскими левыми.)

По прошествии же времени, условия могут поменяться и будет наоборот: бывшее плохим для русских целей правое (или левое) может стать хорошим, и обратно. Априорной же ценности за "правым" или "левым" я не усматриваю – вернее, не разделяю верований в таковую самоценность. В этом смысле я секуляризован: считаю политику и разные прочие земные дела сугубо мирскими и подлежащими рациональному, а не мистическому рассмотрению; а также отданными Творцом на откуп нам, людям. Как я много лет назад заметил Григоряну, Господь повелел забивать гвозди молотком, а не св. Духом.

Замечу попутно, что упоминаемый Григоряном "русский исторический брэнд" – это брэнд именно русского национализма (адекватно определяемого отстаиванием вполне материально-измеримых русских интересов), а не якой правизны или левизны.

* * *

Перейдем, наконец, к самому тесту:

Collapse )
kluven

(no subject)

На родине таджикской девочки бросается в глаза фашизм: в Москве скорее всего написали бы "российские рубахи". Слово "русский" в Москве так же царапает душу, как "еврей" или "сифилис".

. . .

В общем я даже рад, что поселился в типичной питерской коммуналке. Стало яснее, как жили люди и до какой степени опущен этот несчастный город. Примерно до такого оскотинения довели бы захватившие европейскую столицу монголы.
kluven

(no subject)

Жить при 103 градусах фаренгейта (40 цельсия) решительно невозможно. Прошелся по улице до ближайшего кофе, вернулся обратно -- весь мокрый.

Кондиционер не тянет, спасаюсь водяным охлаждением (пью ледяную воду из холодильника).

Начальство решило в видах производственной необходимости закатать меня на две недели в старый свет (мечтательно рассуждая при этом "хорошо бы месяца на три...", насилу отбился).

В виде моральной компенсации выцыганил бесплатную поездку во Флоренцию-иуду (в смысле, за гостиницу и т.п. плачу сам, но за билеты -- только 17 долларов), но там тоже 38 градусов, да еще возле воды. Что там теперь делать -- сидеть днями в гостинице, а на улицу выходить только по ночам?