August 8th, 2006

kluven

(no subject)

kluven

толстовское ненасилие

"Удовлетворение от убийства русских министров испытывали даже люди, вся жизнь и деятельность которых, казалось, кричала о недопустимости пролития человеческой крови.

В.Короленко рассказывает об отношении к убийству министров и погрому дворянских имений Л.Толстого: "Чехов и Елпатьевский рассказывали мне, что когда ему передали о последнем покушении на Лауница, то он сделал нетерпеливое движение и сказал с досадой: - И наверно опять промахнулись...

Я привез ему много свежих известий. Я был в Петербурге во время убийства Сипягина... Толстой лежал в постели с закрытыми глазами. Тут его глаза раскрылись, и он сказал: - Да, это правда. Я вот... понимаю, что как будто и есть за что осуждать террор... Ну, вы мои взгляды знаете, и все-таки... ...Потом глаза опять раскрылись, взгляд сверкнул острым огоньком из-под нависших бровей, и он сказал: - И все-таки не могу не сказать: это целесообразно.

Я удивился этому полуодобрению террористических убийств, казалось бы, чуждых Толстому. Когда я перешел к рассказам о "грабежке", то Толстой сказал уже с видимым полным одобрением: - Молодцы. Я спросил: - С какой точки зрения вы считаете это правильным, Лев Николаевич? - Мужик берется прямо за то, что для него важнее всего. А вы разве думаете иначе?"

(Цит. по Л. Прайсман, "Террористы и революционеры, охранники и провокаторы". РОСПЭН. М.; 2001)

"Ничто не ново на земле". Иудео-христианство, как и было сказано.
kluven

истоки и смысл русского коммунизма