February 3rd, 2007

kluven

(no subject)

"Изучение основ православной культуры будет противостоять идеям национализма, экстремизма", подчеркнул патриарх.

Уже противостоит:
«У нас больше общего, чем различий»


На встречах с президентом России лидеры основных конфессий находят общий язык.

Общественная палата обсудила вопросы межнациональных отношений

в России может быть восстановлено министерство по делам национальностей и принят специальный закон о преступлениях на расовой почве.

О том, что на Северном Кавказе все народы живут в мире, говорил и епископ [Ставропольский и Владикавказский] Феофан. Он рассказал, что несколько дней назад побывал на свадьбе в Ставрополе, где гостями были и русские, и ингуши, и чеченцы.

На северном Кавказе нет ксенофобии, разве что иногда поднимет голову гадина русского фашизма. (Аракчеевы, Худяковы и проч.)
Нужно сделать величайшее ударение именно на великорусском шовинизме, заострить внимание на великорусском шовинизме.

Какая огромная опасность грозит нам, - именно великорусский шовинизм, великодержавный шовинизм, самый заскорузлый национализм, старающийся стереть все нерусское, собрать все нити управления вокруг русского начала.

нарождается новая сила - великорусский шовинизм, гнездящийся в наших учреждениях, проникающий не только в советские, но и в партийные учреждения, бродящий по всем углам нашей федерации, который бесформенно, без физиономии ползет, капля за каплей впитываясь в уши и в глаза. Таков первый и самый опасный фактор, тормозящий дело объединения народов.

Несоизмеримой величиной является именно великорусский шовинизм среди других наций, и потому нужно ударить здесь. Нельзя вносить смягчающего элемента.

Каждое указание на великодержавный шовинизм всегда считают необходимым компенсировать указанием противоположным на шовинизм народностей недержавных. Этому должен быть положен конец. Нам необходимо провести здесь некоторую грань! Эту линию болота необходимо выжечь каленым железом! Перед нами, как партией всероссийской, стоит именно вопрос о великорусском шовинизме. Мы должны прежде всего отвергнуть “теорию” нейтрализма.

Шовинизм великорусский имеет самое опасное значение, имеет за собой 300 лет монархии и империалистическую политику, царскую политику, всю ту иностранную политику царизма, о которой еще Энгельс в 1890 г. писал, что всякий. кто в этом отношении сделает хоть малейшую уступку шовинизму, неизбежно подаст руку и царизму.

Мы должны, несмотря на то, что мы бедны, несмотря на то, что наши ресурсы скудны, мы должны сейчас уже, при скудном бюджете, при плохих ресурсах, оказать посильную материальную помощь крестьянам и прежде всего крестьянам окраин, говорящим на других языках, всем народам, которые были раныпе угнетены. Это должно быть поставлено на очередь и выполнено.

Если бы мы стали здесь, на съезде, разбирать вопрос о местных шовинизмах, мы бы вели неправильную политику. Нечего говорить о местном шовинизме. Выступить против российского шовинизма - это есть самая важная политическая задача наша. Гвоздь вопроса лежит здесь вовсе не в составлении каталога на предмет путешествий по местным шовинизмам, а в ликвидации русского шовинизма.

Нельзя даже подходить здесь с точки зрения равенства наций. Наоборот, в качестве бывшей великодержавной нации должны русские должны быть поставлены в неравное положение в смысле еще больших уступок национальным течениям. Только при такой политике, идя наперерез, только при такой политике, когда мы русских искусственно поставим в положение, более низкое по сравнению с другими, только этой ценой мы сможем купить себе настоящее доверие прежде угнетенных наций.

Дело не в двух палатах, а дело в том, чтобы наша партия, которая решает, которая руководит нашим государством, чтобы она каленым огнем прижгла всюду, где есть хотя бы намек на великодержавный шовинизм, подсекла головку русского шовинизма.

Мы будем беспощадно бороться против великорусского шовинизма - черносотенства, как борются с антисемитизмом, со штрейкбрехерством, применяя самые высокие регистры.


* * *

Русь! Сгнила? Умерла? Подохла?
Что же! Вечная память тебе.
Не жила ты, а только охала
В полутемной и тесной избе.
      Костылями скрипела и шаркала,
      Губы мазала в копоть икон,
      Над просторами вороном каркала,
      Берегла вековой тяжкий сон.
Эх, старуха! Слепая и глупая!
Разорил твою хижину внук
...
Злые гады над дальним болотом
Пусть шипят ему: “сгинь, изувер”!
Скрепляемый кровью и потом,
Не дрогнет СССР.

* * *

Я предлагаю
Минина расплавить,
Пожарского.
Зачем им пьедестал?
Довольно нам
Двух лавочников славить,
Их за прилавками
Октябрь застал.

Случайно им
Мы не свернули шею.
Я знаю, это было бы подстать.
Подумаешь,
Они спасли Рассею!
А может, лучше было б не спасать?

* * *

Со всех углов на вас глазея,
Вас тужится в силки поймать
Уезднейшая мать-Рассея,
Татарская, блатная мать.
...
О, скоро ли рукою жестокой
Рассеюшку с пути столкнут?
...
Он жив доселе, тихий омут...
Живехонький, как ни крути.
Да, выправить мозги такому
Труднее, чем чинить пути.
...
Да, чтобы в прах его рассеять
Нам надо буйно жизнь ломать
. . . . . . .
Уезднейшая мать-Рассея,
Татарская, блатная мать.

* * *

Бешено,
Неуемно бешено,
Колоколом сердце кричит:
Старая Русь повешена,
И мы - ее палачи.