March 9th, 2007

kluven

Чеченцы опять режут русских в Карелии


Сегодня в селе Куйтежа (недалеко от моего города) была драка. Несколько чеченцев приехали что-то и кого-то искать, спровоцировали, устроили драку на дискотеке и в этой драке зарезали парня 17 лет. Сейчас в район приехал Бойнич, новый министр по делам национальной политики Манин и прочая, прочая, прочая… Населению ещё не сообщали, но всё уже известно и начинается лёгкий шум…

* * *

http://on-the-valley.livejournal.com/390915.html

http://petrozavodsk.ru/news/view.html?id=256727

Двое чеченов убили русского. Насколько я понял - Олонец на ушах. Дозвониться до знакомого не смог.

Впрочем - учитывая то, сколько чеченам и ингушам в городе Олонце принадлежит торговых и прочих предприятий, а так же учитывая их общую численность в этом городе под пятьсот человек (сезонами) - ничего удивительного.

По информации из надёжного источника - Нижегородскую гвардию выдернули для поддержания порядка. На форумах и официальных сайтах - тишина, единственный знакомый - не берёт трубку.

. . .

Олонец - это серьезно. Там намного жестче ситуация сложилась, чем в Кондопоге.
Знающих людей увижу только поздно вечером.
kluven

(no subject)

Поскольку "казус с Майклом Кентским" следует отнести к уже проеханной развилке, для сведения потомков можно рассекретить, в чём тогда состояла наша закрытая позиция по этому вопросу.
Цитирую из архивов переписки начала 2005 г.:
Суть вот в чем. Некоторая еврейская группировка (стоящая за [...] часть олигархов и суболигархов) желает обеспечить легитимизацию навечно своего положения. Поначалу предполагалось сделать это посредством "демократии и либерализма", но становится понятным, что это более не работает (а демократия проявившаяся в виде суда присяжных и вовсе пугающа). Тянуть нынешнее положение некоторое время, конечно, еще можно, но это не дает долгосрочного решения. А там, не приведи б-г, еще и "фашистская революция" какая может случиться. Поэтому евреи и прочие мохнонациональные хотят найти что-то, что стабильно и бесповоротно легитимизировало бы их приобретенное положение, подобно тому как в прошлый раз оно было закреплено "советским проектом". Отсюда разговоры про "либеральную империю", еврейские поиски "национальной идеи" для русских и т.д. Но это всё туман, а единственный содержательный проект, который у них проклюнулся -- призвать на царство Мих. Кентского, и через то самим стать английскими лордами.

Подчеркнем, что эти ИХ проект, а не наш.

Однако если они его реализуют, то он скорее всего обернется к нашей пользе.

Как указывает [...], ошибка евреев состоит в том, что они не представляют себе, с кем собираются играть. И поэтому допускают крупный просчет.

Что может произойти в случае воцарения Майкла, зависит конечно от его мотивации. Мы, разумеется, ее тоже наверняка знать не можем, но представим спектр вариантов укладывающихся между двумя полюсами.

Важно однако понять, что сохранение существующего положения вещей Майклу в любом случае нафиг не нужно, ибо оно ведет к коллапсу страны и позорному провалу его монархии, а с тем и дискредитации идеи монархии как таковой, что для всякого члена английского дома очень существенно ("их родина не Англия, их родина монархия").

В лучшем для нас случае, мотивация МК состоит (или он скоро придет к ней) в реализации успешного проекта восстановления Великой России под эгидой монархии и тем (1) утверждения монархической идеи (пошатнувшейся в мире за последнее время), (2) приобретения себе еще более высокого статуса опирающегося не только на его происхождение, но и на реальную российскую мощь, (3) чтобы было что оставить наследникам. Словом, оптимистический вариант заключен в том, что оказавшись на русском троне Майкл войдет во вкус самодержца российского. Понятно также, что для осуществления упешного российского проекта потребуются социальные / экономические / политические перемены совсем не того рода, на который расчитывают евреи, т.е. призвав Майкла, мыши призовут на свою голову кота.

Пессимистический вариант (противоположный полюс) состоит в том, что Майкл является английским патриотом и пожелает закрепить за Россией статус подчиненного государства, т.е. зафиксировать нынешнее положение. Однако и в этом случае представляется практически невероятным, чтобы он пожелал сохранения России в нищете и вымирании. Если уж он пожелает криптоколонии, то благополучной, хотя и зависимой. Как сказал бы умученный от КГБ Галковский, произойдет повышение российского статуса от криптоколонии до официальной колонии, ответственность за судьбу которой будет явно привязана к английской королевской семье. В частности, практически неизбезжно проведение политики, которая выведет массу населения из нищеты (чтоб монарху не стыдно было, и чтобы не наносить косвенного удара по монархии уже в самой Англии), а также образует в России некий достаточно широкий и состоятельный слой. Скажем, 20% населения зарабатывающих $20.000 в год. Однако если такая группа появится, это будет автоматически означать рождение русской национальной элиты, которая уже сделает с Россией то, что захочет. Даже если сам Майкл окажется далек от идеала "самодержца", последствием его правления станет рождение русской национальной элиты, которая возьмет далее страну в свои руки.

Таким образом, последствия правления могут варьироваться от очень хороших до хороших. Что резко контрастирует с мрачными перспективами при Путине-2 или Ельцине-2. А других реальных вариантов как будто и не просматривается.

(Не говоря уже про всякие мелочи в международных отношениях. Тявкать на страну, которой правит член английской королевской семьи, никакая шавка не посмеет. Про последствия для Украйны еще посмотрим.)

Наша задача в связи с этим состоит в том, чтобы помочь нашим еврейским коллегам сделать ошибку. Предлагаемая линия нашего поведения такова: в проект мы не ввязываемся (раз евреи взялись его делать, пусть делают), мотивации нашей не объясняем, однако идее призвания МК высказываем нутряное одобрение, "яко старорежимные монархисты", "по русской заскорузлости и тоталитарной склонности к патернализму" -- ровно в той мере, чтобы коллеги могли утверждать, что "и националисты не возражают" и рассуждать о "консолидации общества" и прочей лабудени.

* * *

Ну а если кого интересует, в чём состоят расклады и перспективы России на будущее, следует внимательно читать
вот это: http://udod99.livejournal.com/1426489.html
и затем особенно вот это: http://udod99.livejournal.com/1496544.html
Читать и думать.
kluven

(no subject)

Раз-другой в месяц я просматриваю через blogs.yandex ссылки на мое имя.
Если кто чего пишет, иногда комментирую или проясняю, когда есть смысл.

Вот и сегодня, отдохнув от дел тюленеводских, взглянул.

dr_jen классифицирует националистов vs. патриотов.

Подоспевший к классификации тов. dobrowoletz радостно поясняет:
dr_jen: "Основная цель и у той, и у другой группы вроде бы одинакова: построение сильной России, в которой будет хорошо русскому народу. Различие, однако, кроется в том, на каком слове здесь ставится ударение: "Россия" или "русский народ". Для патритов первична Российская государственность, а для националистов - русский народ. Первые следуют принципу "Русские для России", а вторые - "Россия для русских"."

dobrowoletz: Вы не в теме, простите великодушно.
Цель националистов - скорейший демонтаж Поганой Рашки, а вовсе не ее "процветание".

Ну, тов. dobrowoletz -- персонаж известный, и даже в цитируемой записи изображен на полицайском мотоцикле, в полицайской же форме. Как говорится, "комментарии излишни". "Посланец просвещенной Европы".

Несмотря на излишнесть, я всё же утружусь процитировать из собственного очерка более чем 10-летней давности, но видимо даже и в этой части не утратившего актуальность:
... представляет некоторый интерес вопрос об отношении Сахарова к СССР и его геополитической и государственной мощи. Отношения различных людей к СССР представляют спектр, который можно разделить на четыре основных группы:

(1) Желавших уничтожить СССР как геополитическое сильное образование, независимо от социального строя. Это в первую очередь игроки Grand Game, напр. американские внешнеполитические планировщики (см. документы PPS, особ. PPS/38 и ряд директив NSC); а также лидеры определенных этнических и этно-религиозных групп, особ. польская и галицко-униатская диаспора в США.

(2) Желавших усиления СССР при сохранении ключевых черт строя: от социалистического laissez faire до "вперед, к победе коммунизма" во всемирном масштабе.

(3) Жаждавших превратить СССР в западноевропейскую страну (или, как еще говорят, "нормальную"; при этом подразумевая романо-германские нормы).

(4) Желавших превращения СССР в русское по характеру ядра государство, условно говоря, в Российскую Империю. Как говаривал Шульгин, коммунизм уйдет, а границы останутся.

Относительно перечисленных точек зрения и их сторонников можно сделать некоторые наблюдения.

С точки зрения (2) всякое пораженчество сомнительно и чревато.

С точки зрения (4) пораженчество чревато, но до некоторой (строго ограниченной) степени может оправдываться необходимостью изменения режима. Эта точка зрения самая трудная в своем осуществлении, ибо стремится к изменению внутреннего существа государства (при чём некоторые потрясения неизбежны) при сохранении его внешней (и внутренней, напр. экономической) мощи.

Вещи устроены так, что (3) и (1) опасно сближаются, причем объективно. (Это разбирает в одной из своих книг А.С. Панарин; вкратце: стремящиеся к (3) ослабляют идентификационный базис, система деморализуется и начинает разрушаться в "гравитационном поле" западной; ибо собственная "гравитация" оказывается ослабленной.)

Очевидно, что точки зрения (4) и (3) различаются цивилизационным базисом, цивилизационной традицией, которую предполагается положить в основание; потому сторонники этих точек различаются по самосознанию и психическому складу.

Таким образом, мы находим, что отношение индивидуума к мощи СССР не автономно, не висит в воздухе, а достаточно тесно увязано (коррелированно) с этнической идентичностью этого индивидуума. Потому интересно проследить, каково было отношение Сахарова не к строю СССР, а именно к мощи страны. Такие наблюдения хотя и не дадут сами по себе четких заключений, но все же предоставят материал, который, будучи сопоставлен с наблюдениями из других областей, поможет сделать сформированное на их основе видение этнической идентичности Сахарова более ясным, отчетливым.

К счастью, выступления Сахарова предоставляют обширный материал для наблюдений. Этот материал позволяет совершенно однозначно отнести его к типу (3). При этом важно, что Сахаров либо НЕ ЧУВСТВОВАЛ под коростой советизма русской группы; либо относился к ней (как к существенно-таковой) ОТРИЦАТЕЛЬНО. Наличные результаты борьбы с советизмом из этих посылок - закономерны.

Следует отметить, что все это происходит не в первый раз, и - с известными оговорками - представляет повторение известного революционно-нигилистического лозунга 1917 года: "Главный враг - в своей собственной стране!". Из чего естественным образом вырастает программное положение о превращении "империалистической войны в войну гражданскую", что и было повторено "либералами" в конце XX века, которые превратили холодную войну с Западом в холодную гражданскую войну.

Как отмечает по данному поводу А. Панарин, «эта поразительная преемственность либералов большевикам при, по видимости, противоположных идеологических установках, свидетельствует, что главный водораздел пролегает не между "левыми" и "правыми", коммунистами и "либералами" ("демократами"), а в каком-то другом месте. "Левые" западники - коммунисты и нынешние "правые" западники едины в каких-то фундаментальных установках.»

Мы уже имели случай заметить, что это установки этнического происхождения.

«Исходя из убеждения, что "главный враг - в собственной стране" западническая интеллигенция на протяжении XX века дважды безоглядно расправлялась с прошлым "этой страны". В 1917 году армию, фронт и государство разваливали левые западники-радикалы, живущие в ожидании мировой пролетарской революции на Западе. Спустя три четверти века правые западники-радикалы проделали то же самое в предвкушении нового мирового порядка, препятствие которому они видели в своей собственной стране. Иллюзии "нового мирового порядка" и возвращения России в "европейский дом" нашими "партнерами" поддерживались до тех пор, пока Россия и в самом деле не разоружилась в военном и геополитическом отношении (лишившись большинства союзников). После этого ей было объявлено, что до европейского дома она еще явно не дозрела, а новый мировой порядок требует не равенства, а гегемонии демократического Запада. Так, в течение 4-5 лет возникло необычайно острое противоречие между западнической утопией правящего режима и реальностью национального развала и бессилия. По сути, это явилось не меньшим ударом для сегодняшних правящих западников, чем крах надежды на "мировую пролетарскую революцию" для большевиков.»