?

Log in

No account? Create an account
Sergey Oboguev's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Tuesday, April 10th, 2007

Time Event
3:21a
из истории



Дальнейшая запись пересказывает содержание опубликованной в 1994 году журнальной статьи Гэлбрейта и Пурселя.

При более внимательном рассмотрении, статья оказывается неосновательной.

Именно, статья неосновательно постулирует, что обсуждаемые в цитируемом меморандуме surprise attack/preemptive attack являются синонимами инициации превентивной войны -- а не всегда содержавшейся в SIOP опции упреждающего удара в условиях получения предупреждения о намерении СССР нанести стратегический удар или, что более релевантно для событий обсуждаемого периода, эскалирующего ответного удара в условиях начавшейся советской агрессии в западном Берлине.

Как известно в т.ч. из в частности вот этих рассекреченных к настоящему времени документов, после инициации советским руководством второго берлинского кризиса в администрации Кеннеди происходило low-key рассмотрение опций ответа на ситуацию, в которой советские войска блокируют западный Берлин, и попытка разблокирования его силами около трёх дивизий оказывается неудачной, т.е. советские войска сокрушают и отбрасывают силы НАТО в размере около трёх дивизий посланные для разблокирования западного Берлина. Одна из обсуждавшихся в данном контексте (но не описанных по ссылке) опций ответа включала эскалацию до применения тактического ядерного оружия, другая (к которой как раз и относятся приведённые документы) -- нанесение удара по советским стратегическим ядерным силам не затрагивающего советские города.

Цитированная статьей запись обсуждений в NSC относится именно к этому контексту, т.е. обсуждениям возможных вариантов ответа на начавшуюся советскую агрессию, а не к инициации превентивной войны, как без всяких оснований сочли Гэлбрейт и Пурсель.


В 1950-х и начале 60-х гг. Соединенные Штаты многократно превосходили СССР по количеству баллистических ракет, причем разрыв стремительно рос.

Во второй половине 1961 г. СССР располагал, согласно данным американской разведки, всего четырьмя межконтинентальными ракетами (остальные советские ракеты не имели межконтинентальной дальности), причём все они находились на испытательном полигоне в Плесецке в состоянии низкой боевой готовности. СССР также не решил еще задачу разработки компактного термоядерного заряда, достаточно легкого чтобы уместиться на ракете.

США в это время располагали уже 185-ю межконтинентальными ракетами и 3400 термоядерными боеголовками и их количество быстро росло.
Даже несколько позднее, во времена кубинского ракетного кризиса в октябре 1962 года советский стратегический потенциал включал лишь символическое количество межконтинентальных ракет (размещенные на Кубе ракеты были средней дальности и не могли достичь США при запуске с территории СССР), при этом надежность этих первых советских МБР была столь низкой, что они представляли для самого СССР едва ли не большую угрозу, чем для США. Помимо этого ничтожного ракетного арсенала, СССР располагал всего 100 бомбардировщиками Ту-95 ранних модификаций и 35 бомбардировщиками М-4. Технические характеристики этих самолётов не позволяли им совершать дальние полёты на малых высотах, что делало их крайне уязвимыми для американских истребителей и ПВО.

США, напротив, располагали более чем 200-ми межконтинентальными ракетами, 1500 бомбардировщиками Б-47 и 500 бомбардировщиками Б-52.

Согласно данным и прогнозам американской разведки, разрыв между американским и советским потенциалом неуклонно росший с 1958 по середину 1961 года должен был достичь пика в 1963 году.

С опорой на это превосходство, военное руководство США начиная с 1957 г. вело разработку планов нанесения первого ядерного удара по СССР. Эти планы были представлены президенту Кеннеди высшими руководителями вооруженных сил и разведки США в июле 1961 года. Американские планировщики и руководители полагали, что к концу 1963 года США достигнут достаточного превосходства над Советским Союзом в ракетных вооружениях, чтобы успешно нанести по СССР внезапный ядерный удар. На заседании Совета Национальной Безопасности США 20 июля 1961 года председатель объединенного комитета начальников штабов (генерал Лемницер), директор ЦРУ (Аллен Даллес) и другие руководители армии и разведки США представили президенту план нанесения внезапного удара по СССР.

Заседание происходило в дни берлинского кризиса, но речь шла об ударе предлагавшемся к нанесению через полтора года.

Руководители американских вооруженных сил и разведки ответили на вопросы Кеннеди о возможных сроках исполнения плана и последствиях его исполнения. Президент спросил, каковы будут последствия нападения если осуществить его не в конце 1963 года, а зимой 1962 года. Даллес ответил, что в этом случае удар будет гораздо менее эффективным, т.к. США будут располагать существенно меньшим количеством ракет, чем к концу 1963 года. Президент спросил также, в течение какого периода после нападения на СССР население США должно будет оставаться в укрытиях. Ему ответили, что точный период заранее предсказать затруднительно, но примерно около двух недель. Президент попросил представить ему оценки ущерба и разрушений, которые будут нанесены СССР американским упреждающим ударом. Ему ответили, что такие оценки были сделаны и присутствовавший генерал Хики, подкомитет которого занимался составлением таких прогнозов (в составе комитета планирования ядерной войны и целеуказания ядерного оружия), сообщил, что такие подсчеты ведутся с 1957 года и обещал лично представить их президенту при следующей встрече. Президент попросил генерала Хики представить ему также сведения о том, какими темпами в последние годы росла способность США причинить разрушения СССР. В заключение президент приказал всем присутствовавшим держать в тайне тему состоявшегося совещания.

Меморандум совещания был рассекречен в 1993 году. (Меморандум был составлен присутствовавшим на заседании СНБ полковником разведки Беррисом, военным помощником вице-президента Линдона Джонсона, и имел гриф "Совершенно секретно. Единственная копия.")

Как указывают впервые опубликовавшие его исследователи, он проливает свет на смысл программы строительства хлипких укрытий, возводить которые советовало американцам правительство США. В качестве средства гражданской обороны для укрытия от советского нападения такие убежища были нелепы. Однако они действительно могли защитить укрывшихся в них, на пару недель, от остаточных радиоактивных осадков дрейфующих за тысячи миль после упредительного удара нанесенного США по Советскому Союзу.

Американские военные требовали от Кеннеди продолжения резкого роста ракетных вооружений США. Командующий ВВС генерал Ле-Мэй, в подчинении которому находились сухопутные ракетные силы, требовал разворачивания 2400 ракет. Его помощник генерал Пауэрс возглавлявший стратегическую часть ВВС, требовал развернуть 10 тысяч ракет. Президент Кеннеди пошел на резкий конфликт с военными ограничив планы разворачивания ракет потолком в 1000 ракет, а также приняв меры по установлению организационного контроля над применением ядерного оружия, которое прежде со сравнительной лёгкостью могло быть применено и без санкции президента.

Как указывают исследователи, рассекреченый меморандум указывает на вероятную причину резкого наращивания американского ядерного потенциала, проводимого невзирая на то что Америка уже многократно превосходила СССР по своим ракетно-ядерным возможностям, так и на причину сопротивления такому росту со стороны президента Кеннеди и министра обороны Макнамары.

Представленные подкомитетом по оценке последствий ядерной войны прогнозы рисовали ужасную картину не только для СССР, но также и для США. После повторной встречи с генералом Хики, где последний представил прогнозы своего подкомитета, президент Кеннеди, по свидетельству госсекретаря Раска, был подавлен и воскликнул: "И мы еще называем себя людьми!"

Однако продолжение роста американского ракетного потенциала прежними темпами приводило уже зимой 1963 года к американскому превосходству настолько безусловному и резкому, что внезапный ядерный удар по СССР вырисовывался с высокой вероятностью успешным. Именно это, вероятно, и вызвало опасения Кеннеди. Американское ядерное превосходство над СССР становилось настолько полным, что радикальные слои армии и разведки горевшие желанием нанести по СССР внезапный ядерный удар, могли ощутить себя более не сдерживаемыми риском возможного удара возмездия. И это в условиях, когда президент не мог быть уверен в надежности своего контроля над применением ядерного оружия ни на техническом уровне (кодовые замки на ядерном оружии были установлены много позднее, на части американского стратегического ядерного оружия они и по сей день отсутствуют), ни на организационном: воспоминания Хрущева свидетельствуют, что во время встречи с советским послом Добрыниным на пике Карибского кризиса, Роберт Кеннеди сообщил Добрынину, что президент находится под сильнейшим давлением военных и опасается, что помимо его воли может свершиться непоправимое, военные могут выйти из-под контроля.

В период с 1961 г. по середину 60-х судьба мира, пожалуй, более чем когда-либо висела на волоске. Если бы конфликт СССР и США обострился и вышел на уровень силового столкновения, американский президент оказался бы перед мучительным выбором: нанести ли в случае кризиса ядерный удар по СССР или отдать победу Советскому Союзу в последний краткий миг в истории, когда СССР еще мог быть побежден силой.

Невозможно сказать с определенностью, насколько Кеннеди поверил прогнозам подкомиссии по оценкам ущерба, а также насколько он мог быть уверенным в том, воспринимали ли другие члены правительства и военного командования эти прогнозы с полной серьезностью и ответственностью. Однако в последний год жизни Кеннеди его усилия оказались направленными на ослабление напряженности в отношениях с СССР: нормализацию по берлинскому вопросу, выводу американских ракет из Турции, обещание не вторгаться на Кубу, попытки (лишь отчасти удачные) закрыть операции против Фиделя Кастро, подписание договора о запрете ядерных испытаний (в атмосфере, под водой и в космическом пространстве), подписание приказа о начале поэтапного вывода войск из Вьетнама и составлении планов скорейшего полного вывода американских войск из Вьетнама (эти планы были аннулированны после гибели Кеннеди). К ноябрю 1963 года, когда Кеннеди был убит, наиболее вероятные точки трений с СССР, которые могли привести к неконтролируемой эскалации, были в значительной мере разряжены.

А еще некоторое время спустя, начавшийся быстрый рост советских ракетных войск закрыл окно возможности малорискованного, на грани безнаказанности, ядерного удара по СССР. Советский Союз и в самом деле начал "делать ракеты как сосиски" -- быстрее, чем США успевали брать их под прицел. СССР также развил ракетоносный подводный флот, и с этого момента мир стал гораздо более безопасным.

James K. Galbraith, Heather A. Purcell, "Did the U.S. Military Plan a Nuclear First Strike for 1963?" // American Prospect, №19, Fall 1994, стр. 88-96.

* * *

P.S. Поскольку некоторые читатели сильно возбуждаются, следует не забывать, что это происходило во времена берлинского кризиса, когда Хрущев заявил, что США, Англия и Франция должны покинуть западный Берлин в течение шести месяцев, с импликацией, что СССР примет силовые меры для удаления западных стран из Берлина.
9:16a
The best, and in some cases, the only defense, is a good offense.

— Secretary of Defense Donald Rumsfeld
2:10p
Шурыгин негодует на НАТО, а между тем НАТО своей грудью защищает русский народ от путинизима:
США опять не готовы пустить Россию в ВТО

Конгресс США не готов отменить действующую в отношении России ограничительную внешнеторговую поправку Джексона-Вэника из-за «медленного продвижения» российской стороны к вступлению в ВТО. Об этом заявила на пресс-конференции в Вашингтоне представитель президента США на торговых переговорах Сьюзан Шваб.

«В том, что касается Джексона-Вэника и нормальных торговых отношений с Россией на постоянной основе, то вопрос, который мне задают – «готова ли ВТО впустить Россию?», и ответом является «пока нет», – сказала Шваб.

А вообще, на месте граждан столичного града, я давно бы уже соорудил памятник джексону с веником. (В пику петербуржцам, воздвигнувшим монумент чижику-на-фонтанке.)
2:19p
Хорошие новости для Миши Вербицкого: найден революционный класс.
Британские военные заявили об угрозе возрождения марксизма

В ближайшие тридцать лет в мире сформируется новый революционный класс, который будет привержен марксистским идеалам всеобщего равенства, но его движущей силой станет не пролетариат, а самый массовый в современных государствах средний класс. К такому выводу пришли специалисты Министерства обороны Великобритании, представившие анализ "основных рисков и угроз", с которыми предстоит столкнуться мировому сообществу в будущем, пишет The Guardian.

"Представители средних классов могут объединиться, используя доступ к знаниям, материальным и духовным ресурсам, личный опыт, чтобы сформировать межгосударственные движения, способные проводить их классовые интересы", - отмечается в исследовании. Эти люди, по мнению военных, недовольны большим разрывом с богатыми слоями и ростом люмпенизированных городских слоев, которые подрывают общественный строй.

В британском оборонном ведомстве считают, что "неустойчивость моральных принципов и приверженность прагматическим ценностям в современном мире приведут к тому, что люди начнут искать прибежище в религиозной ортодоксии или доктринерских политических идеологиях, таких как марксизм, которые смогут обеспечить их более жесткой системой взглядов".

<< Previous Day 2007/04/10
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com