August 10th, 2007

kluven

(no subject)

Решил наконец ознакомиться с фундаментальным сочинением описывающим исторический генезис ныне правящего в РФ класса -- книгой Джиласа "Новый класс: анализ коммунистической системы" (1957).



Выписал книжку, через пару дней придет.

Из аннотаций:
Джилас показывает каким образом коммунистическая партия превратилась из революционного авангарда в новый класс собственников в обществе, которое она создала. Коммунистическая номенклатура не владела фабриками, шахтами и сельскохозяйственными предприятиями по закону, но ее члены стали фактическими собственниками (т.е. выгодополучателями от управления) этих активов.

Хотя коммунистическая номенклатура не владела номинальными титулами собственности на активы, но она безусловно распоряжалась ими как своею собственностью и получала с них доход.

Принимая во внимание человеческую природу, это было неизбежным, на что и указывает Джилас.

Сталин, Мао и Пол Пот пытались предотвратить это, но оказались неспособными воспрепятствовать эволюции компартии и ее номенклатуры в новый класс собственников. Посмотрите на формально коммунистические страны, которые пока еще сохранились: так называемая "китайская народная республика" на деле является госкапиталистическим предприятием, с орвелловской "фермой животных" в качестве государственной политики. Куба и Северная Корея являются просто-напросто монархиями с номинальными коммунистическими партиями. Посмотрите только, каким образом Кастро передал государство своему брату, а Ким Ир Сен -- своему сыну.

. . .

Djilas explains from firsthand experience how the CP went from being a revolutionary vanguard to the new ownership class in the societies that they created. Collapse )

Там же в аннотациях цитируется шутка о трех общественных формациях (от низшей к высшей): матриархат - патриархат - секретариат.
kluven

коммунолюбие как психопатия

kluven

(no subject)

В сущности, это самые обыкновенные советские люди - привыкшие гнуться, куда гнут. Многие из них за время войны по нескольку раз побывали у Сталина, у Гитлера, у обоих заслужили ордена, чины и часто закончили войну взятием Берлина. После войны сделались начальниками, председателями колхозов. Кое-кто даже в местные депутаты попал.

В лагере они все, как по волшебству, оказываются начальниками: бригадирами, активистами, "членами совета коллектива", повязочниками - словом, "ставшие на путь исправления", надежда и опора лагерного кума. Иной раз рта еще не успеешь открыть, а он уже бежит на вахту доносить. И старый, черт, еле дышит уже, а все ему неймется. Не всех еще в жизни продал.

Любопытно, однако, бывает послушать, когда летом к вечерку сползется несколько таких ветеранов второй мировой потолковать, вспомнить молодость.

- Мы, значит, на одной стороне реки, за мостом. А они как попрут оттуда - не ждали, значит, нас. Ну, мы им тут дали жару!

- А ты у кого тогда был, дед, - вставишь невзначай, - у красных или у немцев?

- У немцев... нет, у советских. Стой, все-таки вроде у немцев... А ну тебя, не мешай! Дай досказать.