?

Log in

No account? Create an account
Sergey Oboguev's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Thursday, January 10th, 2008

Time Event
1:41p
И угораздило же Барака Обаму родиться мужчиной!
6:00p
Ни в какую "революционную инициативу масс" Троцкий не верил и строил армию на основе призыва и суровой дисциплины. К концу Гражданской войны было мобилизовано около 5 млн. человек, при том, что численность армии Колчака никогда не превышала 300 тысяч, а Деникина - 150 тысяч. Белых задавили количеством.

Троцкий вел войну с беспощадной жестокостью. В мае 1919 года, когда Красная Армия перешла в наступление на казачий Дон, он издал приказ № 100: "Гнезда бесчестных изменников и каинов должны быть разорены. Каины должны быть истреблены".

Станицы сносились артиллерийским огнем, а пытавшихся спастись добивали из пулеметов. Команды факельщиков поджигали уцелевшие дома.

В сентябре 1919 года, после рейда генерала Мамантова (через "а", а не через "о"!) на Тулу, Троцкий приказал не брать казаков в плен, чтобы "отучить от подобных рейдов".

"Чтобы выиграть гражданскую войну, мы ограбили Россию", - публично признавал он.

. . . . .

Троцкий придумал эмблему в виде серпа и молота и орден Боевого Красного Знамени, лично написал текст присяги, которую, с некоторыми изменениями, до сих пор принимают российские военнослужащие, и создал систему военкоматов, действующую и поныне.

Поезда Предреввоенсовета боялись больше ЧК. Он жил в спецбронепоезде со спальней, кабинетом, салоном для встреч, баней, пулеметами на площадках, автомобилями на платформах и охраной из моряков-балтийцев, носивших на рукавах специальные нашивки: "Поезд Предреввоенсовета".

. . . . .

Сегодня историки практически единогласно признают, что октябрьским переворотом руководил в основном Троцкий. Знаменитый поход Ленина в Смольный в гриме и с перевязанной щекой был вызван стремлением поспеть хотя бы к разбору шапок и не оказаться вовсе в стороне от победы.

. . . . .

Его предложение после окончания войны не отпускать красноармейцев по домам, а оставить на неопределенный срок в составе "трудовых армий" выглядело чудовищным ... Правда, упоминание о "промышленных и сельскохозяйственных батальонах" можно найти и в работах Маркса и Энгельса.

В начале 20-х годов Троцкий проповедовал "сверхиндустриализацию" и "форсированную перекачку средств из деревни в город". Сталин по конъюнктурным соображениям возражал, заслужив от Троцкого уничижительное, по мнению последнего, прозвище "крестьянский король", но, изгнав главного оппонента, в точности воплотил его идею.

Живя за границей, Троцкий много и убедительно писал о "засилье бюрократии" в СССР. Но какие есть основания полагать, что при нем дело обстояло бы по-другому? Обществом и экономикой кто-то должен управлять, а ни демократических выборов, ни наличия класса предпринимателей доктрина Троцкого не предусматривала.
6:10p
Россия и Америка очень по-разному понимают демократию.

Для многих россиян демократия - это всенародное избрание царя.

Политика Владимира Путина пользуется поддержкой большинства, поэтому критика со стороны Запада вызывает обиду и недоумение: какой вам еще демократии нужно?

Для Запада демократия - не только и не столько принятие решений большинством, сколько наличие в государстве системы сдержек и противовесов, постоянная, а не раз в четыре года, подконтрольность власти гражданскому обществу, обширные права регионов и муниципальных образований.

"Вертикаль власти", по которой сверху вниз идут команды, а снизу вверх доклады, на Западе считают архаичной и опасной. С точки зрения Америки и Европы, правильное политическое устройство - это нечто наподобие круглого стола, за которым идет умная игра вроде преферанса. Правила одинаковы для всех участников, у каждого есть шанс выиграть, а с проигравшим ничего плохого не случается, потому что завтра игра начнется сначала.

Вероятно, на каком-то этапе российская элита осознала, что несмотря на членство в "Большой восьмерке", она все равно не станет для Запада своей и не будет принята там на равных. Конечно, если не поменять кардинальным образом порядки внутри страны. Но к этому нынешняя элита не готова.

Петр I, чей скульптурный портрет, кстати, стоит на почетном месте в парадном кабинете президента
[Путина], пытался модернизировать Россию, не ослабляя, а укрепляя самодержавие. Европа не спешила приходить в восторг и упорно продолжала называть его "царем варваров".

На склоне лет Петр разочаровался в Европе, которую так любил в юности.

. . . . .

Америка и Европа трепетно относятся к отдельной личности и всевозможным меньшинствам.

В сущности, все права человека сводятся к одному: праву быть не как все.

Анализ высказываний в Рунете показывает: многие россияне, в том числе молодые, не считают право на несогласие важной ценностью. Напротив - видят в сильной власти историческое преимущество России.

"А нечего было лезть на рожон!" - таков лейтмотив, к примеру, большинства высказываний о Михаиле Ходорковском.

Привычка американцев постоянно говорить о своих правах и чуть что, искать защиты в суде, вызывает не желание подражать, а неприязнь и насмешку.

"Их бы к нам в армию, им бы тут объяснили права", - написал посетитель одного из форумов, выбравший для себя прозвище "Русский Варвар".

Многим россиянам непонятен источник американской силы и оптимизма. Не должна быть великой страна, где народ не ходит строем! Тут либо несправедливая случайность, либо какой-то мошеннический трюк!

Американцы же не понимают, как люди могут жить без независимого правосудия, свободного телевидения, политической оппозиции, губернаторских выборов и многого другого, и не выходить на улицы. Россияне в их глазах выглядят примерно так же, как в глазах самих россиян - северные корейцы.

* * *

Еще летом 17-го года, сидя в немецком плену, Михаил Тухачевский говорил товарищам: "Нам больше всего подходит одеяние диктатуры. Если Ленин сумеет сделать Россию сильной страной, я выбираю марксизм".

. . . . .

Однако офицеры служили большевикам не только за страх, но и за совесть. Четыре бывших генерала, попав в плен к белым, не отреклись от новой присяги и были расстреляны.

Смыслом жизни для большинства офицеров была великая и неделимая Россия. В монархии Романовых они разочаровались, либеральные ценности являлись для них пустым звуком, а в большевиках многие увидели силу, способную собрать развалившуюся империю и даже привести ее к новым вершинам могущества.

Вот и собрали, и привели.
К "зияющим высотам" ГУЛАГа.
6:19p
88-летняя британская писательница Дорис Лессинг, которая недавно стала лауреатом Нобелевской премии по литературе, дала эксклюзивное интервью Русской службе Би-би-си.

В 1952 году вместе с группой британских и американских литераторов вы посетили Советский Союз. В ваших воспоминаниях вы описываете эпизод, случившийся во время этой поездки, который произвел на вас сильное впечатление.

Дорис Лессинг: Это был самый смелый поступок, который я видела в своей жизни. Нас, пятерых иностранцев, привезли в колхоз. Одна из нас в прошлом занималась сельским хозяйством. А я выросла на ферме, то есть тоже кое-что в этом понимала. И вот официальный прием - речи, цветы, рукопожатия, и вдруг выходит какой-то очень старый человек и говорит, что хочет с нами поговорить. Он повторяет: "Я хочу сказать, я хочу сказать", а переводчик ему не дает. Но один из нас - шотландец Даглас Янг - понимал по-русски, и он нам перевел. Старик сказал: "Все, что вам показывают, - неправда. Реальная жизнь - ужасная, страшная. Не верьте ничему, что говорят эти официальные люди". Конечно его тут же схватили, утащили и я не знаю, что с ним сделали. Но я, в самом деле, думаю, что это был поступок редкой смелости. Если вы вспомните, что это было за время. Ведь еще был жив Сталин.

. . . . .

Мы были невинным дурачьем, полезными идиотами, как нас называл Ленин.

. . . . .

Би-би-си: Что вы думаете о сегодняшней России?

Д.Л.:Ну я знаю, что сегодня все говорят о том, что от Путина исходит опасность, но, очевидно, к тому, что мы считаем его бахвальством и грубостью, в России относятся неплохо. Похоже, что людям в России такой человек нравится. Не знаю, почему - вероятно, это объясняется вашей историей.
6:27p
СССР втайне пытался осуществить свою лунную программу. Уже была определена команда космонавтов для высадки во главе с Алексеем Леоновым. Однако предназначенные для полета ракеты-носители N-1 упорно взрывались на старте (четыре раза в период с 1969 по 1972 год).

В конце концов, у правительства лопнуло терпение. Новым генеральным конструктором был назначен Валентин Глушко, скептически относившийся к лунной программе. Он направил основные усилия на развитие возвращаемых летательных аппаратов, но и из этого мало что вышло.

Громкие неудачи, в том числе и аварии, происходившие с космическим кораблем "Союз", гибель популярного космонавта Владимира Комарова, а затем и экипажа в составе Волкова, Добровольского и Пацаева охладили пыл советских лидеров.

Если раньше подобные трагедии, связанные с гибелью людей, удавалось держать в тайне, то теперь это становилось невозможным. И рисковать своим имиджем брежневское руководство не желало.

Какой смысл вкладывать колоссальные средства в пропагандистские победы над Западом, если гибель космонавтов производит эффект, противоположный желаемому. Лучше обходиться спускаемыми зондами, "луноходами" и так далее.

Закрытость советского режима, необходимость контроля над информацией, капризность партийных лидеров - все это было плохо совместимо с открытым, поневоле прозрачным соревнованием в космосе.

. . . . .

И, наконец, пришло время "звездных войн". Еще один парадокс - вопреки пропагандистской риторике, советские лидеры гораздо серьезнее воспринимали возможность создания реальной системы космической противоракетной обороны, чем западное общественное мнение.

В начале 1980-х годов я присутствовал на закрытой лекции начальника отдела Госплана СССР, который без обиняков заявил: в случае успеха военно-космической программы Рейгана Советскому Союзу угрожает банкротство.

СССР просто не обладает средствами для того, чтобы успешно соревноваться с такой программой. А потому позарез нужна передышка. И если не удастся путем пропагандистских усилий остановить Рейгана, придется идти на разрядку, надеясь выиграть время и как можно скорее приступить к реформированию советской экономики.

Лекция вызвала в аудитории состояние, близкое к шоку. Стало понятно, что внутри советской политической системы зреют перемены. Но прошло еще несколько лет, прежде чем Горбачев стал выразителем подобных настроений на самом верху.

Поражение в космической гонке таким образом стало одновременно и симптомом и катализатором разрушительных процессов, которые закончились крахом советского государства и цементировавшей его идеологии.


* * *

Моралитэ: Рейган сделал возможным Горбачёва.
6:35p
"Догнать и перегнать!"

Вопреки популярному заблуждению, лозунг придумал вовсе не Никита Хрущев. В 1928 году на пленуме ЦК ВКП (б) товарищ Сталин сказал: "Мы догнали и перегнали передовые капиталистические страны в смысле установления нового политического строя, советского строя. Это хорошо. Но этого мало. Для того, чтобы добиться окончательной победы социализма, нужно ещё догнать и перегнать эти страны также в технико-экономическом отношении".

Магические буквы ДиП стали известны не меньше, чем сегодня VIP. Они красовались на токарных станках, паровозах, дирижаблях и, по рассказам моего деда, даже на ботинках.

Впрочем, в годы первых пятилеток догонялись, скорее, показатели не тогдашней Америки, а дореволюционной России.

Америка была далекой, неведомой, непонятной - в ее городах желтого дьявола жили индейцы, ковбои, дяди Томы, Вандербильды с дочками, господа из Сан-Франциско. Она была едва достижимой - в нее собирались бежать беспризорники из "Республики ШКИД".

"Говорила бабка деду - я в Америку уеду". Существовала ли вообще та Америка, из которой в 1920-е годы приходила помощь голодающим, приезжали инженеры, и которая "подарила России пароход"? Для граждан Советской России куда как ближе был 1913 год. С ним, по большей части, и сравнивались экономические успехи.

. . . . .

Второй старт игре в догонялки дал Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев 22 мая 1957 года в речи на зональном совещании работников сельского хозяйства областей и автономных республик СССР. Хрущев поставил цель - перегнать Америку по всем основным экономическим показателям, причем не только промышленным, но и потребительским - по производству масла, молока и мяса на душу населения.

Задав координаты гонки, Хрущев де-факто нарушил два табу - он признал, что СССР отстает от США, и что целью советской системы становится - хотя бы отчасти - удовлетворение материальных потребностей граждан.

В одночасье главная цель политики партии изменилась - вместо сказочной микояновской "Книги о вкусной и здоровой пище" появилась не менее сказочная Америка.

. . .

На бумаге задача "догнать и перегнать" была к концу 1970-х годов почти выполнена.

Но даже при том, что советская статистика постоянно сознательно искажалась, признаки реального проигрыша можно найти даже в официальных цифрах, опубликованных в Большой советской энциклопедии.

Советский Союз добывал в восемь раз больше железной руды, чем США, выплавлял из нее втрое больше чугуна, стали из этого чугуна уже лишь вдвое больше, а конечной продукции по стоимости выпускал почти столько же.

Заводы в СССР строили в пять раз медленнее, чем в США. На единицу конечной продукции Советский Союз расходовал в разы больше стали, электроэнергии, цемента, удобрений.

Доля сельского хозяйства в национальной экономике СССР, по данным Всемирного банка, в конце 1980-х годов была в 10 раз больше, чем США, но продуктов все равно не хватало.

Несмотря на поистине титанические усилия, СССР не был в силах даже приблизиться к американской производительности труда.

В 1957 году, сразу после запуска советского спутника, президент США создал "комиссию Гейзера" по оценке реальной мощности экономики СССР. Комиссия установила, что советский ВВП на душу населения составлял чуть больше трети американского.

По подсчетам Всемирного банка, этот показатель в 1970 году составил 38%, а спустя 10 лет - 37%.

То есть 30 с лишним лет, даже по самым консервативным оценкам, не учитывавшим, в частности, разницу в качестве товаров, СССР практически не сократил отставание от США по самому главному показателю.


Догнать и перегнать Америку не получилось.
6:56p
Многие из тех, кто пришел на американскую выставку в Сокольниках в 1959 году были уверены, что все показанные им прелести американской жизни - от холодильников до массовых телевизоров - обыкновенная показуха, как на ВДНХ.

В книге Швейцера "Reagan's War: The Epic Story of His Forty-Year Struggle and Final Triumph Over Communism", лучшей из существующих политических биографий Рейгана, упоминается такой эпизод.

В 50-х или начале 60-х гг. (деталей я сейчас не помню, а разыскивать в книге место лень) один из сотрудников организации занимавшейся экспортом американских фильмов, посетил какое-то из социалистических государств восточной Европы. Уселись они с тамошним министром в кинозале, начали просматривать предлагавшиеся к покупке фильмы.

В фильме герой, простой американский служащий, выходил из своего дома, садился в автомобиль и ехал по своим делам.

"Зачем вы привезли нам эту пропаганду?!", - вскочил министр. "Не хотите ли вы меня уверить, что в Америке у обычных рабочих и служащих есть свои автомобили?!!"
7:14p
Би-би-си: Можно ли улучшить американо-российские отношения в обозримом будущем?

МакФол: Думаю, очень многое будет зависеть от того, что будет происходить в России. Если в конце 2008 года мы увидим отказ от тех автократических реформ, которые провел Путин, то в отношении нового президента будет проявлено много доброй воли. Но если Россия будет продолжать движение по траектории, по которой она идет сейчас - а с моей точки зрения, это прямая реставрация автократического режима, - то будет напряженность, будут сложности.
7:33p
Мало что объясняет и расхожая идея о том, что Запад "не принял" постсоветскую Россию, обошелся с ней эгоистично, и теперь Россия, так сказать, берет свое.

Вопрос в том, а что же такое это самое "свое"?

Судя по всему, исследователи из Национального колледжа обороны подошли близко к первопричине нынешних нестроений - американское и российское руководство, и, шире говоря, образованные сегменты обоих обществ слишком по-разному смотрят на окружающую действительность.

Несмотря на свой прагматизм, Америка и ее политический класс остаются во многом сообществом идеалистов.

Американцы не просто убеждены в универсальной ценности таких идей, как свобода, демократия, разделение властей. Они считают, что распространение этих идей по всему миру - залог безопасности Америки.

Более того, история и практика XX века и начала века нынешнего убедили американских политиков и общество в том, что это правильный подход. Ни возрождение Западной Европы и Японии после второй мировой войны, ни интеграция бывших стран социалистического лагеря в трансатлантическое сообщество после окончания войны холодной было бы невозможно без активной поддержки Соединенных Штатов.

Расширение НАТО, превратившее некогда компактную военную структуру в клуб военно-политических дебатов с довольно эластичными понятиями о членстве, в этом смысле симптоматичный пример. Это результат не прагматизма, а идеализма американцев, которые после краха Варшавского договора действовали исходя из своего рода комплекса вины перед Центральной и Восточной Европой.

Американский идеализм на международной арене дает сбои - Ирак в этом смысле последний по времени пример - но не меняет общей картины.

Более того, с момента нападения Японии на Перл-Харбор 7 декабря 1941 года эпоха изоляционизма в американской внешней политике закончилась, и, возможно, закончилась навсегда.

Будет ли Америка единственной сверхдержавой или нет, но и через 50 лет ее политики будут говорить о свободе и демократии как о главных ценностях.

И если посмотреть на демографический тренд, США будут оставаться страной с растущим населением и широчайшими возможностями для самореализации индивида - а именно это лежит в основе сохраняющейся привлекательности "американской модели".

Современный российский политический класс в этом смысле являет собой полную противоположность американцам.

Он глубоко убежден, что идеи ничего не значат в мировой политике, а значение имеет только голый национальный интерес. В этом смысле российские политики поразительно напоминают китайских. Они всегда искренне недоумевают, когда речь заходит о "ценностях".

Однако Китай - страна с пятитысячелетней историей государственности и конфуцианской этикой. Китайцы убеждены в своей "особости", самодостаточности и превосходстве над всеми.

Россия - иной случай. Здесь суперпрагматизм правящего класса - скорее защитная реакция, попытка скрыть тот факт, что российское общество пока не обрело новых моральных и идейных ориентиров.

В принципе, российский образованный класс - как и большинство граждан вообще - едва ли признает свою страну азиатской. Россия - часть "глобального Запада", с этим утверждением по всем опросам согласно и большинство россиян.

Более того, Запад и Америка тоже числят Россию в общем скорее "своей". Именно поэтому многие в Вашингтоне раздражаются, не понимая, почему россияне не торопятся последовать примеру поляков или эстонцев.


* * *

В смысле "числения потенциально своей" примечательно, что ни Китай, ни Индию, ни даже Испанию с ее "в два раза большим ВВП" не позвали в G8/P8. А Россию позвали, и до сих пор терпят. Кредитом, безусловно -- но в виду именно потенциальной "свойственности", больше на за что.
7:41p
Госсекретарь США Кондолиза Райс снова подвергла критике внутреннюю и внешнюю политику России, заявив о необходимости укреплять российские демократические институты.

Выступая в немецком Потсдаме, где ей вручили приз за вклад в объединение Германии, Райс описала американо-российские отношения как смесь "сотрудничества и конкуренции, дружбы и противоречий".

При этом она в очередной раз заявила, что российские власти не должны отходить от демократических принципов.

"Демократические институты и открытое общество не ослабляют государство. Точно также свобода слова и свобода прессы не могут считаться помехой", - считает глава американского внешнеполитического ведомства.

"Мы хотим, чтобы Россия была сильной, но сильной с точки зрения XXI века, - продолжила Райс. - Не только с сильным центром, но и с сильными независимыми институтами - государственными и общественными. С сильной и независимой судебной и законодательной властями, с сильным и независимым обществом, с независимой прессой и со свободными и честными выборами, к которым допускались бы наблюдатели".
9:01p
А что, собственно, двум сверхдержавам делить?

Территорию? Но у Советского Союза, он же Российская империя, и без того земли так много, что трудно с ней справиться. Людских ресурсов тоже хоть отбавляй.

Традиционная тема "борьбы за рынки сбыта" к Советскому Союзу никакого отношения не имела: свой-то рынок насытить никак не удавалось...
9:02p
Дэниэл Фрид, зам. госсекретаря США:

Но я вот что хочу сказать русским слушателям - США не заинтересованы в слабой России, ослабленная Россия не может быть нам выгодна. Слабая Россия становится источником проблем. Нам нужна сильная Россия, но сильная в понятиях XXI века, то есть где имеются сильные независимые общественные институты, сильная оппозиция, сильная свободная пресса. В этом случае Россия действительно будет сильной и станет сильным партнером на международной арене.

<< Previous Day 2008/01/10
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com