?

Log in

No account? Create an account
Sergey Oboguev's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Monday, August 4th, 2008

Time Event
12:18a
Д. О. Чураков, "Бунтующие пролетарии. Рабочий протест в Советской России"
https://www.ozon.ru/context/detail/id/3595253/

Виктор Кондрашин, "Голод 1932-1933 годов. Трагедия российской деревни"
https://www.ozon.ru/context/detail/id/3981653/

"Крестьянское движение в Поволжье. 1919-1922. Документы и материалы"
https://www.ozon.ru/context/detail/id/2255708/

"Ярославское восстание. 1918"
https://www.ozon.ru/context/detail/id/3207019/

"Сибирская Вандея. Документы. В 2 томах. Том 1. 1919 - 1920"
https://www.ozon.ru/context/detail/id/1279626/
https://www.ozon.ru/context/detail/id/1279627/

"Тихий Дон в 1917 - 1921 гг. Документы и материалы"
https://www.ozon.ru/context/detail/id/1080430/

"Жизнь в эпоху перемен. Материальное положение городских жителей в годы революции и Гражданской войны"
https://www.ozon.ru/context/detail/id/3594741/

"Сталинские крестьяне. Социальная история Советской России в 30-е годы. Деревня."
https://www.ozon.ru/context/detail/id/3963494/

"Повседневный сталинизм. Социальная история Советской России в 30-е годы. Город."
https://www.ozon.ru/context/detail/id/3963493/

"Красный террор. История сталинизма"
https://www.ozon.ru/context/detail/id/3705961/

""Сталинский питомец" - Николай Ежов"
https://www.ozon.ru/context/detail/id/3705962/

"Сталинские стройки ГУЛАГа. 1930-1953"
https://www.ozon.ru/context/detail/id/2432770/

"Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. 1937-1938"
https://www.ozon.ru/context/detail/id/1699992/

"Лубянка. Сталин и ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД. Январь 1922 - декабрь 1936"
https://www.ozon.ru/context/detail/id/1516810/

"Сталинские депортации. 1928-1953"
https://www.ozon.ru/context/detail/id/2472668/

"Н. С. Хрущев и Берлинский кризис 1958-1963 годов"
https://www.ozon.ru/context/detail/id/3594749/
6:23a
Для меня Солженицин – прежде всего образец цельности и стойкости, яркий пример того, что один человек в принципе может противостоять разношерстному племени прохиндеев и мерзавцев, обычно прячущихся за вывеской «Государство».
Потому его достоинства и недостатки как литератора – непринципиальны.
Он всегда был настоящим патриотом своей Родины. В начале 90-х Александр Исаевич говорил о будущем России трезвее всех тогдашних российских политиков вместе взятых.

. . . . .

Мировоззрение Солженицына по своей типологии является правым и… либеральным, основанным на христианских ценностях. В России этот тип встречается очень редко. Здесь были лишь крайние полюса: рьяные националисты и «безродные либерасты» – космополиты – социалисты, для которых российская история ничего не значила. Это были «конструкторы». В этом смысле Солженицын близок к почвенничеству Достоевского. «Архипелаг ГУЛАГ», сокрушивший идею коммунизма, выбивавший красноватую дурь из западных профессорских голов - это классика, без знания которой ничего путного в России не получится. Очень важен историческо-документальный роман-эпопея «Красное колесо». Это - для медленного чтения. Важен также его интерес к российской истории, к её мельчайшим деталям. В отличие от либерастов, которые ненавидят Солженицына, как «устаревшего», для Солженицына российская история очень значима. Но я всё же думаю, что Солженицын, скорее, принадлежит истории. Его могут читать и понимать люди, не только интересующиеся историей, но и побывавшие если не в малой, то в «большой зоне». Он же - «вечный зек», и в этом его непреходящая правота. Вызывает восхищение его мужество, когда он не поддавался ни на какое запугивание и шантаж. А сколько людей «сломалось на детях» (от угроз расправы с ними)! Современная молодежь, с либерастическо-приколистским уклоном, не имеющая даже отголоска такого лагерного опыта, совершенно не способная ни к какой борьбе, кроме как виртуальной, его читать, конечно, не будет. Он для неё слишком «тяжелый». Его проект «Как нам обустроить Россию», на мой взгляд, не теряет своей актуальности. По сути дела, там почти всё очень верно сказано, хотя и в несколько архаичной терминологии. Самая ценная мысль – демократия должна начинаться «снизу», с местного самоуправления. Я бы не сказал, что Солженицын народный писатель или что «народ его оценил». Но это проблема самого народа, так и не успевшего прочитать и осмыслить его книги. Сначала они были малодоступны, а потом уже у публики, захваченной борьбой за выживание в эпоху дурноватой горбостройки, «не было времени» читать толстые и серьезные книги. Кроме того, выяснилось, мы далеко не «самый читающий народ в мире». Сегодня Солженицын интеллектуально одинок. Его холодно встретили в Думе, его не пускали на телевидение. Национального лидера из него не получилось. Там где нет нации, не может быть и лидеров. Для новой технократической и прагматической власти, не различающей национального сознания от националистического, а заодно и своего кошелька от государственного, он, как будитель национальной вменяемости, представлял опасность. Поэтому его стали «приручать» на уровне визитов к нему высокопоставленных лиц. Его превратили в «зека на пенсии». В жалком суррогате, который представляет сегодня общественное сознание, а точнее говоря, общественная бессознательность, царит кашеобразная эклектика разных взглядов. Даже минимально необходимого в общественном сознании для возникновения нации консенсуса – и того в России нет. Оценить Солженицына часто просто некому. Серьезные люди с непредвзятым мышлением, если таковые найдутся, оценят Солженицына в будущем.

Не к месту вспомнилось... на днях попался на глаза комментарий какого-то красного придурка о том, что коммунизм близок к христианству. Там я рассуждать о степени близости Чикатило к Христу на стал, а здесь замечу простое:

христианство -- личностная религия,

коммунизм -- направлен на подавление и уничтожение человеческой личности, презирает её и благославляет изуверство.

Вот и весь сказ.
7:16a
Я написал:
А что страшного произошло в Ираке или Японии?
В обеих странах были разгромлены милитаристско-авторитарные партии, и они страшно выиграли от оккупации их США и проведенной американской оккупационной администрацией реформы политического строя.

В нецых это вызвало возбуждение и они начали спрашивать:
Сравнивая Японию до и после? Где выигрыш? Что она приобрела стоящего хотя бы революции, не то что войны?

Я там ответил (см. по ссылке), но впопыхах перед отъездом в отпуск не написал главного:
американская оккупация позволила Японии и Германии освободиться от власти до-современных элит

(Будем надеяться, что Ирак тоже сможет продвинуться на этом пути.)

Не стану раскрывать тезис своими словами, процитирую вместо того отрывок из хорошей книжки:
В 1915 году американский экономист и социолог Торстейт Веблен опубликовал книгу озаглавленную "Имперская Германия и промышленная революция". В этой и других работах он объяснял каким образом могло получиться, что одна из наиболее развитых промышленных наций управляется реакционной аристократической кастой подобной прусским юнкерам.

Веблен теоретизировал, что успех германского правительства в использовании немецкого госаппарата для того чтобы догнать в промышленном развитии Британию, страну-источник промышленной революции, привёл к опасным последствиям для немецкого общества и для всего мира: "Германия соединяет в себе плоды английского опыта в развитии современных технологий с состоянием других сфер соответствующим тому, каковое преобладало в Англии до возникновения современного промышленного режима. Немецкий народ получил в свои руки технологическое наследие Англии не пройдя путь изменений в образе мысли и обыкновений, который был пройден английским народом для создания этого наследия".

. . . . .

Следствием этой искаженной структуры модернизации является то ... что английское, немецкое, французское и японское общества испытывали несколько поколений назад, на ранней стадии промышленной революции. Землевладельческие военные и политические касты этих стран ощутили в промышленном прогрессе и демократии угрозу для себя, угрозу превращения их в не имеющие более значения группы обреченные на социальное вымирание -- и перед лицом этой угрозы смогли стистнуть в своих руках политическую власть и поставить новые достижения науки и промышленности на службу до-современным аристократическим целям грабежа и военной славы, для чего они также аппелировали к этническому фанатизму и сверхъестественным религиям.

Промышленники Манчестера оплачивали авантюры британского высшего класса в Африке, Азии и на Ближнем Востоке. Промышленники Рейна субсидировали менее успешный империализм щелкавших сапогами моноклированных прусских юнкеров. Промышленники имперской Японии создавали благосостояние и машины, которые затем обращались самураями к целям захватнического создания рабской империи в континентальной Азии.

Освобождение Британии, Германии и Японии от до-современных правящих каст оснастившихся современными техническими новшествами потребовало банкротства Британии и военного поражения Германии и Японии в глобальных войнах.

Банкротство Британской империи позволило политикам-модернизаторам отождествляющимся с предпринимательской культурой (категория, к которой относятся Маргарет Тетчер и Тони Блэр) ликвидировать прогнившие остатки старого аграрного [помещического], аристократическо-имперского строя.

В Германии и Японии дискредитация юнкерских и самурайских милитаристов позволила этим странам заново пере-изобрести себя в качестве гражданских технологических и коммерческих сверхдержав.

Увы, России после краха коммунизма не удалось освободиться от власти до-современной элиты, демонтировать номенклатурный строй, и передать власть современной инновационной предпринимательской промышленной элите.

Россия сохранила феодально-авторитарную номенклатурную политическую систему основанную на сырьевой экономике и низкой стоимости труда, низкой экономической стоимости человека.

Россия не только не смогла обрести политический строй соответствующий промышленно-развитому обществу, но номенклатурный класс пошёл на удавление промышленного предпринимательского класса и самой промышленности как его базы.

Россия по-прежнему стоит перез национальной задачей демонтажа до-современного номенклатурного строя и создания в стране политического строя отвечающего промышленно-развитому обществу, перед задачами буржуазно-демократической революции, прежде уже абортированной в России в октябре 1917, а затем в 1990-х гг.

Эти задачи могут быть осуществлены только усилиями самого русского общества, однако если их осуществлению сможет поспособствовать рычаг внешнего содействия, то до здравствует такой рычаг!
3:53p
4:11p
Вся тусовка НКО, кормящаяся из рук ЦРУ и т.п., вышла из френча Солженицнына. Странно, что эта тусовка - типа Илларионова, Прибыловского, Мальгина, Алексеевой, и т.п. - тоже не ходит во френчах.

– Не знаю, откуда вышел Илларионов, но очень жаль, что оттуда же не вышел ещё с десяток таких, как он.
4:45p
Конечно, по-хорошему надо было бы сейчас переименовать Ленинский проспект в Москве в проспект Солженицына. Это было бы правильно со всех точек зрения. И Ленина давно пора убирать из топонимики Москвы, и стоило бы вообще начать переставлять акцент с "государственных деятелей" на "деятелей культуры" в нашем представлении о "великих людях России", и Солженицына, если уж увековечивать - то уж как минимум столичным проспектом, а не переулком или тупиком.

Но нет, увы. Россия - совковая страна. Тут ГУЛАГ любят больше, чем тех, кто с ним боролся.


* * *

Спорят, хорош ли был Солженицин как литератор, и с точностью до какого знака после запятой верны цифры в его публикациях.

Неважно, каков был литератор Солженицин.

Солженицин прежде всего был великим Человеком и поэтому великим Гражданином -- в век и в стране провозгласившей своей целью отрицание человека и отрицание гражданства.
5:00p
Не губернаторша сидела с офицером,
Не государыня внимала ординарцу,
На золоченом, закрученном стуле
Сидела Богородица и шила.
А перед ней стоял Михал-Архангел,
О шпору шпора золотом звенела,
У палисада конь стучал копытом,
А на пригорке полотно белилось.

Архангелу Владычица сказала:
-- Уж, право, я, Михайлушука, не знаю,
Что и подумать. Неудобно слуху.
Ненареченной быть страна не может.
Одними литерами не спастися.
Прожить нельзя без веры и надежды
И без царя, ниспосланного Богом.
Я женщина. Жалею и злодея.
Но этих за людей я не считаю.
Ведь сами от себя они отверглись
И от души бессмертной отказались.
Тебе предам их. Действуй справедливо.

Умолкла, от шитья не отрываясь.
Но слезы не блеснули на ресницах,
И сумрачно стоял Михал-Архангел,
А на броне пожаром солнце рдело.
"Ну, с Богом!" -- Богородица сказала,
Потом в окошко тихо посмотрела
И молвила: "Пройдет еще неделя,
И станет полотно белее снега".

<< Previous Day 2008/08/04
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com