?

Log in

No account? Create an account
Sergey Oboguev's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Sunday, August 23rd, 2009

Time Event
3:20a
происхождение советских авиадвигателей

До WW2 и периода WW2

советский двигатель использовался в самолётах оригинал
М-85, М-87Б, М-88 Ил-4, И-180, Су-2, ДБ-3, ДБ-3Ф, Ли-2 (частично) Gnome et Rhone
14-N
(модификация 114 построена
для СССР на харьковском
заводе № 29)
(
Франция) 
M-25, M-63, M-64 И-16, И-153, И-15, И-15бис Curtiss-Wright
R-1820-F3
(США) 
М-62 (АШ-62ИР), АШ-82 И-153, И-16, Ан-2, Ли-2, Ту-2, Пе-8 (частично),
Ла-5, Ла-7, Ил-12, Ил-14, Ми-4
Curtiss-Wright
R-1820
-Cyclone 9
(США)
 
M-100, M-103, М-105П, М-105Р Як-1, Як-1Б, Як-3, Як-7Б, Як-9,
ЛаГГ-1, ЛаГГ-3, Пе-2, Як-4, Ар-2, Ер-2
Hispano-Suiza
12-Y
(Франция)
 
М-22 И-16, И-4, И-5, К-5, Сталь-3, ХАИ-1 Bristol Aeroplane Company
Bristol Jupiter
(Англия)
 
М-17, М-38 ТБ-3, К-5, АНТ-9, также танки БТ-7, Т-35 BMW
BMV VI
(Германия)

Сходная картина наблюдалась также в других авиационных узлах, а также в оборудовании для производства самолётов, которое массово поставлялось из США, фактически целые заводы по производству американской техники возводились в СССР Соединёнными Штатами.

Генри Уоллес после посещения авиазавода в Комсомольске заметил: “Авиационные завод [в Комсомольске], на котором выпускаются штурмовики [Ил-2], обязан своим существованием и своей продукцией Соединённым Штатам. Все станки, всё оборудование и алюминий поставлены из Америки... Он выглядит как старый завод Боинга в Сиэттле”.

Периода после WW2

советский двигатель использовался в самолётах оригинал
РД-10 МиГ-9, Як-15, Як-17, Як-19,
Су-9, Ла-150, Ла-152, Ла-154,
Ла-156, Ла-160
Jumo-004
РД-20, РД-21 МиГ-9 BMW-003, BMW-003C
РД-45 (ВК-1) МиГ-15, МиГ-17, бомбардировщик Ил-28, Ту-14 Rolls-Royce Nene
ВК-2Я МиГ-17 Rolls-Royce Nene
ВК-5 (М-205) МиГ-19 Rolls-Royce Tay, Rolls-Royce Derwent
АШ-73 Ту-4, Ту-70 Wright 18-цилиндровый (переработка)
НК-2М Ан-8, Ту-91 Юнкерс 022
ТВ-2Ф (ТВД-022Б),
ТВД-1, 2ТВ-2Ф
проект 94 (модификация Ту-4),
первый прототип Ту-95
группа депортированных немецких инженеров
Юнкерс-BMW под руководством Фердинанда Бранднера
(быв. тех. директора завода Юнкерс в Дессау),
в развитие двигателя Юнкерс 022
АМ-3М Ту-104, бомбардировщик Ту-16 группа депортированных немецких инженеров
Юнкерс-BMW под руководством Фердинанда Бранднера
НК-12/НК-12М Ан-22 “Антей”, Ту-114, бомбардировщики Ту-20, Ту-95, Ту-142,
радиолокционный самолёт Ту-126, экраноплан “Орлёнок”
группа немецких инженеров Юнкерс-BMW, под руководством
доктора Альфреда Шайбе (бывшего главного конструктора
воздушно-реактивных двигателей фирмы «Юнкерс»)
и доктора Престеля (BMW)

РД-45 изготовлялся из сплавов Nimonic-80 и Nimonic-75 (торговая марка Henry Wigging and Co., Бирмингем) разработанных в 1940 г. Mond Nickel. Состав сплавов был опубликован английским Министерством Поставок как нестратегическая информация.

* * *

P.S. По некоторым увтерждениям неясной достоверности и точности, видную роль в разработке Миг-15 играл Зигфрид Гюнтер, ведуший конструктор Хейнкеля, который в октябре 1946 года в составе группы более 600 немецких специалистов был депортирован в СССР, где занимался разработкой самолётов первоначально в составе ОКБ Рессинга (ОКБ-2).

3:30a
воспоминания об оккупации

Отрывок из воспоминаний Соловьева. Режиссера. Его разговор с художником Борисовым (один из лучших в кино, корифей). Соловьев случайно узнал, что Борисов из Краснодона, и его старший брат в той самой "Молодой гвардии" был и погиб.

"- А немцев помнишь?
- Как же, очень хорошо помню. Мне было уже тринадцать лет, я ходил в художественную школу. Естественно, ходил босой. Помню, теплая-теплая мягкая пыль, идешь в этой ласковой пыли с папкой под мышкой - на душе так хорошо!
- Как это - на душе хорошо? А немцы?
- Что-то такое тогда мне стало настоящее открываться, и вот помню идешь бесшумно босой по теплой пыли...
- А немцы-то что?!
- Видишь ли, ничего дурного я о них сказать не могу.
- Как?!
- Очень даже были обходительные, интересные немцы. У нас на улице стояла танковая бригада. Тигров. Большая танковая бригада. А вся улица была сплошь из мазанок, и у каждой - свой душистый палисад, полный цветов и яблонь, и почти в каждый палисад был загнан танк. Они там стояли - в цветах, в мальвах, в подсолнухах - ожидая, вероятно, военных действий, но за забор не выезжали, по улице можно было спокойно проехать, пройти. Я почему-то очень хорошо помню вечера: такое умиротворение было в воздухе... Такой странный покой....
- Как умиротворение?!
- Да-да, умиротворение. Солнце садится, цветы рядом с танками одуряюще пахнут, броня за день нагрелась, и от нагретой брони у цветов немыслимый запах. И вот вечером на эту нашу улочку с хатками, мазанками, танками выходят немецкие офицеры прогуляться....
- Как прогуляться? В мундирах?
- Да Бог с тобой! Они выходили в халатах, кто в клетчатом, у кого - в цветах, и почти все добропорядочно так курили длинные трубки. Помню, садится солнце, я иду из художественной школы, где только что рисовал прекрасные цветы в глиняном горшке, иду по мягкой-мягкой дороге, за мной облачками клубятся столбики пыли, я иду к своей хате, где-то играет патефон, а слева и справа гуляют спокойные, степенные, вежливые немцы, говорят друг дружке: Гутен таг, отвечают: Гутен абенд, трубочки попыхивают, улыбаются мне: Гутен абенд, киндер. Отвечаю им: Гутен абенд, герр официр...
- Саш, у тебя об этом времени никаких других воспоминаний нет?
- Других нет. Я до сих пор не очень хорошо понимаю, чего мой брат в этих немцев так вцепился. Потом началось, конечно - бои, свалка. Мы все это время отсидели в погребе, и, когда вышли, уже никаких немцев, никаких гутен абендов - стоят наши танки, заборы все повалены, палисадники и цветы перемолоты всмятку. Конечно, приятно, что наши пришли. Но знаешь, ощущение, будто какая-то романтическая картинка повисела в воздухе и стерлась...."
3:54a
Вообще, до какой Сталин должен был быть озлоблен на французов...

15 лет всё вести к этому моменту. Ложить миллионы трупов. Тянуть из народа последние жилы. Восстанавливать крепостное право. Погружать страну в жуткую нищету. Давить в Германии социал-демократов и приводить к власти нацистов. Перерезать всех "товарищей по партии", в т.ч. и как мешающих ставке на нацистов и альянсу с Гитлером. Лобызаться с нацистами. Секретно и публично гарантировать Гитлеру отсутствие второго фронта. Всё для этого момента.

И вот когда наконец понеслось... и когда сам же, в опасении что Германия может оказаться слишком слабой, еще и помог ей против Франции снабжением немецких войск топливом в трудный для немцев момент... тут Франция возьми и рухни как карточный домик.

И вместо европейской войны, в которой немецкий блок и блок демократий будут колошматить друг друга до полного истощения, пока Советский Союз отсиживается и готовится выступить на сцену после истощения и краха обеих блоков... остаться один на один с Германией распространившей власть на почти всю континентальную Европу!

"А счастье было так возможно!"
Проклятые лягушатники!
Накрыли всю гранд-стратегию!
Сталин тогда очень горячился, очень нервничал. Я его редко видел таким. Он вообще на заседаниях редко сидел на своем стуле, а всегда ходил. Тут он буквально бегал по комнате и ругался, как извозчик. Он ругал французов, ругал англичан, как они могли допустить, чтобы их Гитлер разгромил.

. . . . .

Война неумолимо надвигалась. Хотя при встречах Сталин беседовал по этому вопросу очень редко, даже избегал этой темы, замыкался, но было заметно, что он очень волнуется и его это очень беспокоит. Это было заметно и по тому, что он к тому времени стал пить, и довольно много пить, причем не только сам, но и стал спаивать других. Обязательно, если он вызывает, у него бывает очень много народа. Он собирал как можно больший круг людей. Я думал, что он так волнуется потому, что начинает, оставаясь один, плохо себя чувствовать, поэтому ему нужна большая компания с тем, чтобы в этой компании как-то отвлечься от мыслей, которые его беспокоят. А мысли эти: неизбежность войны, а главное (о чем он, видимо, думал), что в этой войне мы потерпим поражение. Войны-то в былые времена он не боялся. Наоборот, считал, что война принесет нам победу и, следовательно, расширение территории, где будут установлены новые, социалистические порядки, будет развеваться победоносное революционное марксистско-ленинское знамя. Но в тот период он так уже не думал, а, наоборот, видимо, беспокоился о том, что если начнется война, то мы можем потерять то, что завоевали под руководством Ленина.

Здесь - всё: и отчаянное субсидирование немецкой войны с Англией, до самого 3 утра 22 июня (при том что ответные поставки из Германии с начала 1941 прекратились), и поза перевёрнутого вверх животом пса накануне 22 июня и на последующий день.
4:01a
«Он не мог предположить и предвидеть, что пакт 1939 года, который он считал своим детищем и результатом его огромной хитрости, будет нарушен врагом более хитрым, чем он сам... Это было его огромной политической ошибкой. Даже когда война уже кончалась, он часто любил повторять: «Эх, вместе с немцами были бы непобедимы»».
3:16p
как и зачем Сталин содействовал приходу к власти нацистов
(вынося из комментариев)

В Германии начала 30-х были возможны три варианта развития событий:

Первый -- сохранение у власти социал-демократов и их союзников (центристов, DDP, DVP). Социал-демократы были были во-первых демократами, во-вторых немецкими западниками (Westler-ами). В случае торжеств социал-демократов, социал-демократическая Германия становилась частью альянса западных демократий, на этом мировая революция заканчивалась бы, европейская система стабилизировалась и упрочалась, и СССР оказывался в "капиталистическом окружении" и без перспектив на экспансию коммунизма.

Второй вариант -- приход к власти нацистов. Нацисты были настроены радикально-реваншистски, экспансионистски, Германию в большинстве своём Западом не считали (были Ostler-ами), относились к демократиям враждебно. Приход к власти нацистов означал перспективу войны между германо-фашистским блоком и блоком западных демократий -- войны, возникающая в которой европейская разруха и "революционная ситуация" открывала возможность как для коммунистических революций, так и советского военного экспансионизма коммунистической системы. Это была основная сталинская доктрина внешней политики, публично он озвучил ее как минимум уже в 1925 году (в речи 27 янв. 1925 на московской губернской партконференции, см. тж. “Октябрьская революция и тактика русских коммунистов”, дек. 1924, “К итогам работ XIV конференции РКП(б)”, май 1925 etc.), и последующие 15 лет были целенаправленной работой по приготовлениям к её осуществлению.

Первый и второй варианты в начале 30-х были примерно равновероятными.

Третий вариант -- приход к власти коммунистов. Самый маловероятный, но даже в том маловероятном случае если бы коммунисты и пришли к власти в Германии, они не смогли бы удержаться и коммунистический режим пал бы. Оказать ему силовую помощь СССР -- отделённый от Германии несколькими странами и поглощенный и внутренне ослабленный стрессом коллективизации (и c 1932 г. -- голодомора), поглощённый едва начинающейся индустриализацией, слабый военно -- не мог.

К тому же, существовали причины, почему третий вариант был нежелателен для Сталина, даже в том случае если бы он мог осуществиться:
Несмотря на все перенесённые КПГ по указам из Москвы чистки, Сталин продолжал относиться с глубоким недоверием к политической надёжности КПГ, из-за его опасений, что КПГ оставалась пронизанной латентными про-троцкистскими симпатиями и наклонностями, и что коммунистические фигуры и группы, которые он устранял или намеревался устранить с советской сцены, могут опереться против него на влияние и поддержку иностранных коммунистических партий, во главе с компартией Германии, ведущей пролетарской страны и родины марксизма.

Во-вторых, Германия была страной мощнейшего в континентальной Европе пролетариата, страной развитого капитализма, родиной Маркса и марксизма, имела стародавнюю левую политику. Даже в самом благоприятном для Сталина случае было маловероятным, чтобы правящая КПГ, располагающая колоссальными ресурсами немецкого государства и более не нуждающаяся в советской материальной и организационной поддержке, осталась надолго покорной советским хозяевам, и не стала первым примером того, что позднее будет называться "титоистскими партиями". Несмотря на покорность руководства КПГ, в случае "естественной" победы коммунизма в Германии, Сталин и СССР оказывались перед перспективой вытеснения как силой вещей, так и доктринальными основами марксизма на второй, подчинённый план в мировом коммунистическом движении.

По этим причинам для Сталина был предпочтителен вариант децимации КПГ, приведения её в предельно подчинённое состояние, включая силовое подчинение, и установления советского контроля и доминирования над КПГ и Германией (как в конечном счёте и произошло, но с непредвиденным загибом в виде событий WW2 развившихся не так, как расчитывал Сталин).

Делать ставку на третий выбор Сталин поэтому не мог и не хотел. Он мог посодействовать развитию событий либо в сторону победы социал-демократов, либо в сторону триумфа нацистов. По названным выше причинам, Сталин сделал ставку на нацистов.

Компартии Германии было категорически воспрещено объединяться с социал-демократами для совместных политических компаний против нацистов, в частности для недопущения к власти и свержения нацистских правительств в немецких землях. КПГ была настроена на заключение блока с социал-демократами для совместного заграждения пути нацистам (это были массовые настроения в низовых рядах партии, но среди руководства они тоже были сильны), но когда она попыталась это сделать, руководство немецкой компартии (стоявшее перед Москвой по струнке) было отозвано в Москву (включая Тельмана, Реммеля и Неймана), где ему "провели разъяснение линии партии". На блок с социал-демократами было наложено табу.

Одновременно руководству КПГ было приказано блокироваться с нацистами для свержения социал-демократических правительств в землях Германии, каковой приказ они и выполнили. К примеру, летом 1931 года КПГ, по приказу из Москвы, соединилась с НСДАП в организованном нацистами плебесците против социал-демократического правительства Пруссии.

Сталин приказал руководству КПГ блокироваться не с социал-демократами против нацистов, а с нацистами против социал-демократов.

См. подр. напр. в Robert C. Tucker, "Stalin in power: the revolution from above, 1928-1941", NY 1992, глава "Stalin and the Nazi Revolution" и далее по ссылкам.

Московский эмиссар передававший окончательное вето на союз социал-демократов и КПГ, сопроводил это решение разъяснением: "Москва считает, что дорога к советской Германии лежит через Гитлера" (каковой план и осуществился, но, опять-таки, с несколько неожиданными завихрениями по дороге и американско-атомной стенкой в конце посереди Германии).
4:18p
малый исторический ликбез

> чешские танковые заводы Гитлеру передали англичане и французы, а Вторую мировую почему-то развязали русские со своим Молотовым-Риббентроппом. До аннексии Чехословакии, одобренной в Лондоне, у Германии не было нормальных танков, ее танкостроение было на крайне примитивном уровне.

Англичане и французы не передавали Гитлеру никаких танковых заводов.

Если кто их "передал", так это СССР. Гитлер нарушил мюнхенский договор и вторгся в не-немецкие районы Чехословакии 15 марта, через 5 дней после выступления Сталина на съезде 10.3.1939, на котором Сталин публично гарантировал Гитлеру, что СССР не откроет второго фронта, и Гитлер может спокойно приступать к агрессии, не опасаясь войны на два фронта.

<< Previous Day 2009/08/23
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com