?

Log in

No account? Create an account
Sergey Oboguev's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Wednesday, May 5th, 2010

Time Event
9:17a
Да, возмутительно. Сталину место не на автобусе, а во главе страны...

http://kot-begemott.livejournal.com/727927.html

Товарищам сталинбасам, похоже, даже не приходит в голову, что главный выгодополучатель их социальной активности -- это нелюбезный им "путинский" режим, страшилка которого о коммунистическом реванше с 1996 года было поизносилась, и что все усилия, полагавшиеся сталинбасами направленными на "борьбу с режимом", на деле оказываются направленными на легитимацию режима и укрепление его положения.

Есть в этом соотношении сталинбасских усилий и их результатов нечто писаное на роду.
10:01a
У друзей ребенок перед майскими приходит из школы и радует: с родителей собирают по 600 рублей.

- Зачем? - изумляются родители (их там вообще не очень трясут, школа нормальная).

- На раскладушки, - отвечает чадо.

- ????

- Ветеранов привозят на День Победы, селят в школе. Спать они будут на раскладушках, вот, с нас собирают.

Родители дернули к завучу (благо были счеты): все правда, и завуч материт начальство ничуть не хуже родителей, но альтернатива - что ветераны будут спать на матах. НА ПОЛУ. Другой альтернативы захлебывающаяся от нефтебаксов сувенирная демократия с нашистами под каждым кустом им не оставила.
11:46a
11:52a
6:15p
Безвозвратные военные потери Германии сегодня, в общем, достаточно установлены и систематизированы Read more...Collapse ) Всего германские Вооруженные Силы на всех театрах военных действий в 1939–1945 годах потеряли 4,13 млн. человек, в том числе на Восточном фронте – от 2,8 млн. до 3,1 млн. человек. Read more...Collapse )

Определенная дискуссионность в оценках германских военных потерь есть. Read more...Collapse ) Но в целом картина достаточно представима. [...] общее количество военных безвозвратных потерь Германии и ее союзников, включая восточных добровольцев, в среднем можно оценить в пределах 4,1–5,1 млн. человек, в том числе 3–3,6 млн. – на Восточном фронте.

... более-менее близкое к действительности представление о безвозвратных военных потерях СССР позволяют составить два источника.

Во-первых, это картотеки персонального учета безвозвратных потерь рядового, сержантского и офицерского состава, которые хранятся в фондах Центрального архива Министерства Обороны (ЦАМО) в Подольске. После подвижнической и кропотливой работы по изъятию дублирующих карточек на рядовой и сержантский состав, которая была завершена сотрудниками уже в начале нового века, оказались учтенными 12,6 млн. человек. Еще в 1960-е годы примерно 1 млн. человек были учтены среди офицерского состава, включая политработников, итого – 13,6 млн. павших. Read more...Collapse ) 13,6 млн. павших – это без потерь призванных, но не учтенных до 22 июня военнообязанных резервистов, а также без потерь флота, пограничников, войск и органов НКВД, разных военизированных формирований, партизан, а главное – призывного контингента, который вливался в войска Действующей армии на освобожденных от оккупации территориях и сразу же бросался в бой. По разным воспоминаниям и свидетельствам, на освобожденных территориях в качестве маршевого пополнения соответствующие органы часто забирали буквально всех мужчин, способных держать оружие и, невзирая на возраст – и 16-17-летних, и 50-летних. Бывали случаи, когда их отправляли на передовую даже в гражданском. Для большинства первый бой оказывался и последним. Особенно широко это практиковалось в 1943–1944 годах. Армия шла на Запад, политорганы подгоняли, и «освобожденцев» не щадили, тем более они долгое время находились в оккупации и выглядели подозрительными по определению. Неудовлетворительно был поставлен и учет потерь бойцов разных ополченческих формирований в 1941–1942 годах. Поэтому, когда историк Д. А. Волкогонов опубликовал в одном из своих трудов суммарную цифру безвозвратных военных потерь СССР в 16,2 млн. человек, ссылаясь на некий секретный документ на имя Сталина, мне кажется, он был очень близок к истине.

Во-вторых, еще в 1995 году практически была завершена работа по введению в Центральный банк данных персональных записей о погибших, пропавших без вести, умерших в плену и от ран воинов, в первую очередь, на основании сведений, поступивших от родственников. Таковых записей оказалось округленно 19 млн. Надо сказать, что упомянутая группа Е. М. Андреева оценивала общее число мужчин призывного возраста, погибших в 1941–1945 годах, в 17 млн. человек.

На основании всех названных данных мне представляется, что безвозвратные военные потери СССР в 1941–1945 годах можно оценить не менее чем в 16–17 млн. человек, включая потери военнообязанных женщин, а также мужчин и юношей непризывного возраста, тем не менее, де-факто состоявших на военной службе.

Оставшиеся безвозвратные потери гражданского населения можно распределить так: примерно 1 млн. – жертвы ленинградской блокады, до 2,2 млн. – жертвы нацистского террора в оккупации, 300 тыс. – избыточная смертность при сталинских депортациях народов, 1,3 млн. – повышенная детская смертность на остальной части СССР, более 5 млн. – повышенная взрослая смертность в результате ухудшения условий жизни по обстоятельствам военного времени на остальной части СССР (включая заключенных, умерших в ГУЛАГе, где годовая смертность в 1942–1943 годах составляла 20–25 %!). Последние две категории жертв войны среди гражданского населения особенно редко упоминаются и учитываются. Власть скрывала, что в военные годы существовала, например, массовая смертность от голода на Вологодчине, в Якутии и некоторых других регионах Советского Союза. Возможно, что погибшими и пропавшими без вести в годы войны считаются и примерно 450 тыс. советских граждан, на самом деле оставшихся после 1945 года на Западе и оказавшихся в эмиграции (включая беженцев из Прибалтики, Западных Украины и Белоруссии). Такой печальный порядок цифр. Точные же безвозвратные потери нашего народа в годы Второй мировой войны, боюсь, не станут известными никогда.

Из вышеприведенных возьмем средние цифры: Вооруженные Силы СССР – 16,5 млн., Германия и ее союзники на Восточном фронте – 3,3 млн. Соотношение безвозвратных потерь – 1:5. Это поразительно близко к соотношению безвозвратных потерь в финскую войну – 1: 6.
6:30p
военную службу на стороне противника в 1941–1945 годах несли примерно 1,24 млн. граждан Советского Союза: 400 тыс. русских (в том числе 80 тыс. в казачьих формированиях), 250 тыс. украинцев, 180 тыс. представителей народов Средней Азии, 90 тыс. латышей, 70 тыс. эстонцев, 40 тыс. представителей народов Поволжья, 38,5 тыс. азербайджанцев, 37 тыс. литовцев, 28 тыс. представителей народов Северного Кавказа, 20 тыс. белорусов, 20 тыс. грузин, 20 тыс. крымских татар, 20 тыс. советских немцев и фольксдойче, 18 тыс. армян, 5 тыс. калмыков, 4,5 тыс. ингерманландцев. Последние преимущественно служили на стороне финнов. У меня нет точных данных о численности молдаван. В рядах власовской армии – войск КОНР – в 1944–1945 годах служили не только русские, но и представители всех других народов, вплоть до евреев и караимов. Однако власовцы составляли всего лишь 10 % от общего числа граждан СССР, служивших на стороне Германии и ее союзников.

. . . . .

Среди штаб-офицеров и генералов Вермахта очень многие имели важный опыт Первой мировой войны и службы в Рейхсвере, который в 1920-е годы был высокопрофессиональной армией. А сколько, например, командиров советских дивизий служили в старой русской армии? Имели русское военное академическое образование и воспитание, уровень кругозора и культуры? Признаемся честно: кого наши командиры опасались больше – вероятного противника или партийно-политических органов и органов НКВД? Среднестатистическим бойцом Красной армии к 22 июня 1941 года был колхозник… А кого мог воспитать нищий сталинский колхоз с его беспросветным принудительным трудом? Сегодня мы и не представляем себе реалии «счастливой колхозной жизни» в предвоенном СССР, когда один трудодень в среднем оплачивался из расчета один рубль, а при нечеловеческом напряжении сил за сутки колхозник редко вырабатывал около двух трудодней. При том годовой налог за избу составлял 20 руб., обязательная страховка (от пожара и т. д.) – 10 руб., за 0,5 га приусадебного хозяйства – 100 руб., за корову – 5 кг мяса или 30 руб., а также 100 литров молока или 15 руб.; за поросенка – 1 кг мяса или 5 руб., принудительная подписка на «добровольный» займ – 25–50 руб. и т. д. Потом такой колхозник шел служить в армию…
6:54p
о бомбардировках Японии и альтернативе

D. M. Giangreco, "Hell to Pay: Operation Downfall and the Invasion of Japan, 1945-1947", Naval Institute Press, Annapolis, 2009

http://www.amazon.com/gp/product/1591143160

Giangreco, a longtime former editor for Military Review, synthesizes years of research in a definitive analysis of America's motives for using atomic bombs against Japan in 1945. The nuclear bombing of Japan, he concludes, was undertaken in the context of Operation Downfall: a series of invasions of the Japanese islands American planners estimated would initially cause anywhere from a quarter-million to a million U.S. casualties, plus millions of Japanese.

Giangreco presents the contexts of America's growing war weariness and declining manpower resources. Above all, he demonstrates the Japanese militarists' continuing belief that they could defeat the U.S.

Japan had almost 13,000 planes available for suicide attacks, and plans for the defense of Kyushu, the U.S.'s initial invasion site, were elaborate and sophisticated, deploying over 900,000 men. Japanese and American documents presented here offer a chillingly clear-eyed picture of a battle of attrition so daunting that Army Chief of Staff George C. Marshall considered using atomic and chemical weapons to support the operation.

Faced with this conundrum, in Giangreco's excellent examination, President Truman took what seemed the least worst option.

. . . . .

A former editor at Military Review provides us with one of the first books to detail the planned U.S. invasion of the Japanese home islands in October 1945 and the Japanese preparations for that invasion. Drawing on solid research in both countries, Giangreco lays out the U.S. planning and the whole scenario of what would have happened: millions of casualties, prolongation of the Pacific war, possibly past 1947, and manpower shortages and war weariness in the United States, with Japanese militarists and their no-surrender policy in control in Japan.

The two-pronged invasion would have begun on the island of Kyushu, preceded by no fewer than nine atom-bomb drops behind the landing beaches. Illustrative of just how much the war with Japan was a close-run thing, this is essential reading.

<< Previous Day 2010/05/05
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com