September 21st, 2011

kluven

этнографические этюды


Туземный человечек задаётся вопросом относительно странных, непонятных заморских буржуинов:
Я не так давно размышлял - а зачем Вашобкому в его цээрушной ипостаси выторговывать, обменивать [...] каких-то там сутягиных [...] Зачем специфическое пеар-сопровождение про невинность сутягиных? Ведь сутягины теперь не представляют собой никакого интереса для американской разведки. Но почему же их выторговывают?

Здесь интересно не только то, что человеку непонятно, но и как он пытается понять на свой манер, исходя из того "что бы я на месте американцев делал":
главное - предатель в России должен чувствовать себя безнаказанным как минимум в долгосрочной перспективе... Агент должен чувствовать себя безнаказанным - это такой общий закон... Потому, что агент без чувства безнаказанности стоит дороже и работает с оглядкой.

Умилительное недоумение дикаря-Пятницы: "Как это можно не есть человечину? Она же такая сладкая!"

Ну да не беда, патентованная методика воспитания дикарей ещё когда описана:
Я приказал Пятнице собрать все черепа, кости и куски мяса, свалить их в кучу, развести костер и сжечь. Я заметил, что моему слуге очень хотелось полакомиться человеческим мясом и что его каннибальские инстинкты очень сильны. Но я выказал такое негодование при одной мысли об этом, что он не посмел дать им волю. Всеми средствами я постарался дать понять ему, что убью его, если он ослушается меня.

Дня через два или три после того, как я привел Пятницу в мою крепость, мне пришло в голову, что если я хочу отучить его от ужасной привычки есть человеческое мясо, то надо отбить у него вкус к этому блюду и приучить к другой пище. Collapse )
kluven

СССР как карго-культ


Благодаря к случаю вспомненному Дефо, меня наконец осенило, кого мне мучительно напоминают российские советофилы/сталинопоклонники с их "советская власть/Сталин провели индустриализацию": дикарей-людоедов, восхищающихся вождём, который подсмотрел, как белые люди употребляют соль с бифштексом, и ввёл в племени людоедство вкупе с солонками для соления жареной человечины.

Стоят рождественские елочки,
Скрывая снежную тюрьму.
И голубые комсомолочки,
Визжа, купаются в Крыму.

Они ныряют над могилами,
С одной — стихи, с другой — жених...