September 25th, 2011

kluven

(no subject)

Светлана Сырнева
«Прописи»


Помню: осень стоит неминучая,
Восемь лет мне, и за руку — мама:

«Наша Родина — самая лучшая
И богатая самая».

В пеших далях — деревья корявые,
Дождь то в щеку, то в спину,
И в мои сапожонки дырявые
Заливается глина.

Образ детства — навеки:
Как мы входим в село на болоте.
Вон и церковь с разрушенным верхом
Вся в грачином помете.
Лавка низкая керосинная
На минуту укроет от ветра.

«Наша Родина самая сильная,
Наша Родина самая светлая».

Нас возьмет грузовик попутный,
По дороге ползущий юзом,
И опустится небо мутное
К нам в дощатый гремучий кузов.
И споет во все хилые ребра
Октябрятский мой класс бритолобый:

«Наша Родина самая вольная,
Наша Родина самая добрая».

Из чего я росла-прозревала,
Что сквозь сон розовело?
Скажут: обворовала
Безрассудная вера!
Ты горька, как осина,
Но превыше и лести и срама —

Моя Родина, самая сильная
И прекрасная самая…
kluven

(no subject)

НА ВОКЗАЛЕ

Направо курили. Налево храпели.
В буфете жевали. У выхода пели.
Прилипчивый запах дороги и пота,
Ночного вокзала возня и дремота.

Но не был подвержен стихии вокзальной
Среди чемоданов сидящий ребёнок:
Ловил он мерцание лампочки сальной
Высоко под сводом железобетонным.
Прямая его удивлённого взгляда
Лежала на плоскости мира иного:

В той плоскости – звёзды над куполом сада,
И птицы, и день удивительно новый,
И что-то еще, непонятней и дальше,
Что душу настолько к себе привязало,
Что если бы встал и пошёл этот мальчик,
То шёл под углом бы он к полу вокзала.
Он шёл бы по линии пересеченья,
Двух смежных миров одновременный житель;
Он нёс бы ту линию пересеченья
Любому из вас, если вы захотите
Знать счастье – испытывать два притяженья,
Двух смежных миров ощущать сопряженье.
И маленький мальчик узнает об этом.
Он вырастет скоро. Он будет поэтом.
kluven

(no subject)

Скачет телега по стылой стерне,
стоя отец погоняет коня.
Мама в слезах наклонилась ко мне
– это в больницу увозят меня.

Черные ветки по-над головой,
с ними луна затевает игру.
Грех вам! Ребенок-то еле живой —
Милая мамочка, я не умру.

Как вам досталось, родные мои:
холод, болезни детей, нищета.
Только и было, что ноша семьи,
только и было – и жизнь прожита!

Это древнейших времен ремесло —
дыры латать у скупого огня —
к вам от родителей ваших пришло,
а через вас просочилось в меня.

Тяжкой усталости, долгих невзгод
сколько скопилось? За сколько веков?
Вены откроешь – и в землю уйдет
черная кровь, безнадежная кровь.

Легче ль тебе, что ты в землю зарыт?
Все ли с собою унес ты на дно?
Холод. И небо над нами стоит
так же, как вечно стояло оно.

* * *

Где бы знатное выбрать родство —
то не нашего рода забота.
Нет наследства. И нет ничего,
кроме старого желтого фото.

Только глянешь — на сердце падет
безутешная тяжесть сиротства:
между нами никто не найдёт
даже самого малого сходства!

Эта древнего стойбища стать,
кочевая бесстрастность во взоре!
В ваших лицах нельзя прочитать
ни волненья, ни счастья, ни горя.

О чужой, неразгаданный взгляд,
всё с собою своё уносящий!
Так таёжные звери глядят,
на мгновение выйдя из чащи.

И колхозы, и голод, и план —
всё в себя утянули, впитали
эти чёрствые руки крестьян,
одинакие тёмные шали.

И как быстро вы в землю ушли,
не прося ни любви, ни награды!
Так с годами до сердца Земли
утопают ненужные клады.

Что не жить, что не здравствовать мне
и чужие подхватывать трели!
Как младенец, умерший во сне,
ничего вы сказать не успели.

И отрезала вас немота
бессловесного, дальнего детства.
И живу я с пустого листа,
и своё сочиняю наследство.
kluven

(no subject)

... мы только что слышали на съезде предложение считать речи лидера программой партии, вы знаете, этого не было со времени смерти Сталина. Этого не было даже в Советском Союзе. Речи Брежнева не объявлялись программой партии. Так вот, в последний раз это было в конце 40-х годов, если я не ошибаюсь. Это лакейский стиль. Он будет нарастать, безусловно.

И самое страшное, о чем мы не говорили, — это политик Медведев, который по всем измерениям имеет несколько десятков миллионов сторонников в стране, поворачивается спиной к своим сторонникам, не объяснив им ничего. Это в чем-то похоже на казус Прохорова с партией "Правого дела". Только в гигантских масштабах. Это такой удар по доверию людей, который может оказаться меняющим всю атмосферу в стране. Я уверен, что очень многое изменится. Мы это увидим.

— Вы говорите, что политик Медведев повернулся спиной к тем людям, которые его поддерживают. Но он во главе списка "Единая Россия". Он единственный человек, стоящий во главе этого списка. Как в таком случае выглядит теперь позиция партии?

— Она выглядит таким образом, что ее возглавил человек, которого публично унизили, так сказать, на глазах всех.

[...]

Кудрин — это человек, на котором сейчас сосредоточатся взгляды очень разных сил, потому что он один из немногих, кто выходит чистым из этой истории. Путин выходит страшно ослабленным человеком.
kluven

(no subject)

Ну вот, поскольку о политике теперь думать незачем, в ближайшие 20 лет мы сможем думать о любви и смерти.
kluven

к событиям дня


Мой приятель-француз, гурман, с коим мы съели не один десяток ресторанных обедов и выпили не один десяток бутылок вина, объяснял мне разницу американских и (по моим ему описаниям) русских ресторанов с французскими так: в американском (или русском) ресторане можно попросить, чтобы блюдо изготовили иначе, чем в меню, например заменив один ингридиент на другой, или с какими-то другими модификациями. Крайний пример на моей памяти представлял (не очень, впрочем, хороший по кухне) ресторан в башне возле крепостной стены в Пушкине, где меню состояло из нескольких сот блюд, а в конце было добавлено: если вы желаете блюда, которого нет в нашем меню, пожалуйста сообщите рецепт нашему шеф-повару, и мы постараемся его приготовить, а если не сможем -- с нас бутылка французского вина бесплатно.

Во французском ресторане, объяснял мне Тьерри, запрос изменения блюда является highly inappropriate и будет воспринят как непозволительное оскорбление. Посетитель французского ресторана имеет статус со-участника предприятия, но его роль и его участие в этом предприятии сводятся к "есть то, что дают".

"Тефтель с рисом, котлета с картошкой, менять нельзя!"

В чём-то сходно с российским общественным устройством, за исключением качества кухни.
kluven

(no subject)

"Назначить тов. Путина В.В. председателем похоронной комиссии Д.А. Медведева"
kluven

(no subject)

Куздра интересуется: как по аглицки выразить разницу между "частями особого назначения" и "частями специального назначения"?

Армянское радио при спонсорстве Гугля отвечает:
"части специального назначения" = special-purpose troops = specnaz

"части особого назначения" = oprichnina