August 30th, 2012

kluven

(no subject)

Мне иногда это кажется истерически смешным. Мы - самый большой белый народ мира. Мы написали лучший роман в истории человечества, мы подарили Европе золотой фонд классической музыки, академической живописи и причудливо-аристократичной религиозной философии. Нами правили сливки европейской аристократии, в наших национальных организациях состояло до 2 000 000 человек, нашими мыслителями, поэтами и учеными (от Пушкина до академика Павлова) написаны тысячи томов о нашей национальности и нашем национальном характере, и, тем не менее, мы до сих пор не только не можем иметь русского национального государства, но даже говорить о нем (282, ага). Европа уже прошла этап национальных государств, Европа прошла этап национального империализма, Европа перешла в этап постнациональной всеевропейской империи (Европейский Союз), а мы по-прежнему всерьез дискутируем, должны ли мы послать к чертям собачьим примитивные азиатские полународцы, населяющие наши ледяные пустоши, и взять наконец нашу русскую судьбу в наши русские руки, перестроив этот кровоточащий обрубок СССР под наши русские нужды. "Нет, Ваня, ты не можешь иметь политическое представительство своих национальных интересов, потому что это обидит Ахмета! Ахмет чувствительный!". Вдумайтесь, это на полном серьезе говорят взрослые люди с экранов национального телевидения!

Это совершенно невероятная, неслыханная, невиданная в мировой практике национально-политическая история. Так не бывает. Так не может быть. Но именно посреди этого издевательства мы с вами и живем. И, что самое важное, и леваки, и либералы обходят вопрос национального государства стороной. То есть - я не хочу в это верить, это невозможно, но все-таки - имеется реальный шанс, что сбросив Путина, трудящиеся и хипстеры не вернут нас на магистральный европейский путь, а продолжат катить одинокий сожженный вагон сожженного русского поезда все дальше и дальше в джунгли безумия по ржавой колее интернационализма и подавления политической активности 80% населения страны.

У России действительно особый путь - после срыва нормального европейского сценария в 1917-ом году, мы до сих живем в затянувшемся социальном эксперименте "А давайте у великого народа убьем весь его правящий класс и всех его интеллектуалов, и будем смотреть, как трудящиеся кувыркаются в трех соснах интернационализма, так и не сподобившись за 100 лет хотя бы осознать свое бесправное, уникальное положение", и есть все шансы, что с нашими левацко-либеральными элитами этот эксперимент продолжится и после смерти РФ, в новом постпутинском государстве.
kluven

из-под глыб

olegnemen цитирует и комментирует:
Очень хороший текстик «То, что нас объединяет»:
http://anna-kush.livejournal.com/2237.html
За кажущейся простотой и банальностью здесь скрывается то, что в современной России осуждается по 282 статье.
Это почти этнографическое перечисление самых основных характеристик современного пространства русской культуры. И примечательно, что его автор живёт в Приднестровье.

Так вот – всё это нас действительно объединяет. И именно это.

А гражданство постсоветских государств – разъединяет.

Зато это гражданство объединяет нас с теми, к кому всё то, что здесь перечислено, отношения не имеет. С кем нас это совсем не объединяет – и даже наоборот. Потому что у нерусских народов другая кухня, нередко другая природа, другие дома, другая литература, другая живопись, другая музыка, другой фольклор, другие народные промыслы, другая религия, во многом другая история, часто другие праздники и т.д. И мы можем всё это любить и уважать (и хорошо бы так), однако никуда не уйдём от того факта, что для нас это именно «всё другое».
Но признавать теперь это – экстремизм. Потому что:
- Как же, мы один народ!
- А что нас объединяет?
- Чтоооо??? Да вы экстремист, вы хотите нас уничтожить!

Вот в такое странное время мы живём, когда говорить простые и всем на самом деле ясные вещи о нас, русских, признаётся не то что неполиткорректным, а попросту недопустимым. Собственно, даже в СССР это допускалось, благодаря господству идеологии межнационального союза. А теперь - нет, стало опасным.

И ещё ладно в ЖЖ. Но если кто-то с такими представлениями - о «том, что нас объединяет» - решит пойти в политику, то его либо уничтожат (морально или физически – не столь важно), либо он окажется прямо-таки революционером и вечным возбудителем «гражданского спокойствия». А общество будут заставлять видеть в нём «одного из этих ужасных нациков»
kluven

(no subject)

Нужен ли нам Кавказ? В качестве источника бесправной ИНОСТРАННОЙ рабочей силы, которую мы будем беспощадно эксплуатировать, выжимая из кавказцев все соки, а затем их, больных, сломленных, выжатых, выкидывать обратно в их страны, перекладывая на них медицинскую и пенсионную нагрузку - несомненно. Рабы - это всегда хорошо. Конечно, немного неэтично эксплуатировать другие народы, но, с другой стороны, с учетом уже вложенных в Кавказ денег, ближайшие пять поколений кавказцев должны круглосуточно на нас работать, чтобы хоть немного эти деньги отбить.

Но нужен ли нам Кавказ как неотъемлемая часть нашей страны?
kluven

умер Игорь Кваша


Для меня самая памятная его роль -- это роль в фильме "Тегеран 1943", где лучшим актёром был именно он, а не Аллен Делон.
Собственно, лучший -- неподходящее слово. Они были даже не в одной человечески- и актёрско-весовой категории.

"Но из прошлого, из былой печали,
Как не сетую, как там ни молю,
Проступает чёрными ручьями
Эта музыка прямо в кровь мою..."







На youtube нет его лица -- молодого.
Но есть его лицо -- недавнее.

kluven

умер Владимир Мотыль

Он умер накануне поздно вечером в одной из московских больниц. Создателю шедевров советского кино таких, как "Звезда пленительного счастья" и "Белое солнце пустыни», было 82 года. Талант Владимира Мотыля прорывался наружу сквозь все невзгоды его тяжелого детства. Когда мальчику было всего три года, его отца – польского эмигранта арестовали по обвинению в шпионаже и отправили на Соловки. Суровые 30-ые маленький Володя вместе с мамой провел в ссылке на Урале. Матери позволили работать в колонии для малолетних преступников воспитательницей. Единственной радостью для Владимира Мотыля было черно-белое кино. В северные городки, по которым они скитались, благодаря фильмам Чаплина и «Веселым ребятам» врывался новый – манящий мальчика - мир. Уже тогда у него возникла страстная вера: "Вырасту - буду делать кино". А бурную творческую деятельность Владимир Мотыль начал развивать уже в начальных классах – только представьте, в далеком пермском городе Ос он организует театральный кружок, ставит пьесы, сам играет главные роли и расписывает картонные декорации. Мать работала сутками, но даже из скромной зарплаты выделяла деньги, чтобы выписывать сыну журнал "Советский экран". Но в столичный институт кинематографии Владимир Мотыль поступить не смог, окончив Свердловский институт стал работать в театрах Урала и Сибири, поставил более 30 спектаклей на провинциальной сцене и в 27 лет стал главным режиссером свердловского ТЮЗа. Владимир Мотыль никогда не считал себя диссидентом, но в душе как говорится был вместе с шестидесятниками. После ХХ съезда и попытки развенчания культа Сталина, возникли определенные общественные иллюзии и Владимир Мотыль, как он сам вспоминал в одном из интервью, позволили себе чуть больше свободы. В итоге два спектакля Свердловского Театра юного зрителя закрыли. При этом сам Мотыль считал спектакли по пьесам Погодина и Светлова такой пока еще полуправдой о времени. Но даже эта полуправда настолько возмутила власть имущих, что Мотыля вынудили покинуть театр. Это стало толчком для реализации детской мечты. Свой первый самостоятельный фильм - «Дети Памира» - Владимир Мотыль снял в 1963 году на киностудии в Таджикистане. Его оценили критики и он перебирается в Ленинград. Вместе с Булатом Окуджавой они пишут сценарий для военной комедии - "Женя, Женечка и Катюша». Картина вызвала гнев госкомитета по кино и повлекла за собой запрет на профессию. Спасительной для Мотыля оказалась созданная к тому времени уникальная студия Григория Чухрая. Она имела особый статус - автономию в выборе сценариев и режиссера. Именно на этой экспериментальной киностудии был снят вошедший в классику мирового кино фильм "Белое солнце пустыни". Не обласканный советской властью продолжал снимать. И только через тридцать лет после выхода белого солнца пустыни на экраны Указом Президента РФ Бориса Ельцина фильму была присуждена Государственная премия РФ. Одной из последних киноработ Владимира Мотыля стал фильм "Багровый цвет снегопада", съемки которого он закончил два года назад как раз к своему 80-летнему юбилею. Человеком редкого таланта назвал Владимира Мотыля актер Александр Пороховщиков, сыгравший роль декабриста Павла Пестеля в фильме "Звезда пленительного счастья". Съемки в этом фильме Александр Пороховщиков называет незабываемым временем. "Владимир Мотыль был настоящим художником, влюбленным в свою страну, свой народ", - такое мнение в эфире радиостанции "Эхо Москвы" выразил народный артист России Александр Пороховщиков. "Страна сиротеет, когда уходят такие настоящие художники. То творчество, которым занимался Владимир Мотыль, подтверждает, что это человек цельной натуры сейчас таких очень мало", - сказал он. А.Пороховщиков подчеркнул, что Владимир Мотыль очень любил актеров. "Он создавал такую ауру, как будто ты все время находишься дома, среди близких, родных, доброжелательных, поэтому любой человек, даже с небольшими способностями, раскрывался и мог сделать очень много хорошего в актерской профессии", - заключил он. Еще один актер, снимавшийся в том же фильме, Игорь Костолевский, говорит, что из жизни ушел один из последних режиссеров-романтиков отечественного кино. В интервью радиостанции «Эхо Москвы» Костолевский рассказал, что испытывает огромное чувство благодарности к ушедшему из жизни режиссеру. "Для всех это огромная утрата, но особенно для меня особенно, потому что этот человек открыл мне мир кино, вывел меня в кино и действительно открыл для меня огромный мир Окуджавы, Шварца, очень больших артистов", - вспоминает И Костолевский. И.Костолевский подчеркнул, что "очень благодарен Владимиру Мотылю за ту школу жизни, которую он смог у него пройти". "Я благодарен ему за то, чему он меня научил. После Мотыля мне уже мало что было страшно и что меня пугало", - сказал он. "Он действительно был очень большим художником, грустно и жалко, огромная боль по этому поводу", - сказал И.Костолевский. Владимир Мотыль был гостем «Эхо Москвы» в 2004 году. Тогда он рассуждал о месте кинематографа в жизни общества. Режиссер был убежден в том, что кино не должно следовать по пути телевидения. О дате и месте похорон Владимира Мотыля пока не сообщается.

Я слушал, что многие актёры сыгравшие в "Звезде пленительного счастья" испытывают безграничную благодарность к Мотылю: "это фильм, на котором мы сложились и выросли".

А я испытываю такую же благодарность как зритель и просто как человек.

Зимней ночью 1975 года 11-летним мальчишкой я вышел из кинотеатра, и я знал, что в этом мире несмотря ни на что можно быть человеком -- с большой буквы.

И лишь много позже я впридачу понял, что это был также фильм о юности русских как нации.