July 26th, 2015

kluven

Возвращаясь в «Алькатрас»

Originally posted by roman_yushkov at Возвращаясь в «Алькатрас»


Ко мне в очередной раз обратились люди, русские предприниматели и члены их семей, страдающие от кавказского, а именно азербайджанского террора. На этот раз в Соликамске. Картина типичная: горящие лесопилки, избиения, угрозы убийством, проникновения в жилище и даже автодиверсии, когда у машины незаметно откручиваются колёса. И как обычно все эти сулеймановы остаются безнаказанными: местная полиция шлёпает один за другим отказы в возбуждении уголовных дел.

Буду с этим разбираться, но сейчас хотел попутно рассказать о другом. Вникая в соликамскую ситуацию, обнаружил ранее неизвестное широкой публике событие 3-летней давности: массовая драка и перестрелка в тамошнем ночном клубе «Алькатрас». История о том, как русские парни не захотели терпеть кавказский диктат и беспредел и взялись за оружие. История с долгой предысторией, со стрельбой, с трупом, и с явным кавказским колоритом. Да вот оказия: во всех без исключения публикациях пермских и соликамских СМИ этот вестерн, точнее, истерн пересказывался без каких-либо упоминаний этнической специфики. Просто «повздорили две компании».

Как мерзко и постыдно такое ваше замалчивание обстоятельств дела, коллеги-журналисты! Ну как можно здесь опускать, что источником агрессии стали в очередной раз азербайджанцы и грузины?! И то, что они на протяжении долгого времени чувствовали себя хозяевами в «Алькатрасе» и во всех прилегающих окрестностях?! И что совершенно не случайно запуганные ими до животного состояния хозяева «Алькатраса» пошли на прямое уничтожение улик: стёрли с регистраторов видеозапись происшествия. То есть не испугались наших вечно чмошных и бессильных перед кавказцами ментов, а испугались настоящих местных хозяев: кавказцев.

Таким образом, приходится констатировать, что лживые западные стандарты политкорректности в журналистском освещении событий, стандарты, бесстыдно попирающие свободу слова, пришли в Пермью. И это невероятно гадко.

И ещё одна деталь, из-за которой я обратил внимание на этот случай. Убит азербайджанец Асланов, подстреляны грузины Ангуладзе и Давитидзе. Я прекрасно понимаю, что суть отпора, полученного кавказцами, состоит в том, что местная шпана вступилась за своего. Понимаю, что за нас с вами, читатель, эти мелкокриминальные русские пацаны наверняка не впряглись бы. И всё-таки… И всё-таки, несмотря на последующие судебные сроки для троих молодых соликамцев, это редкий случай русской победы. И как всё-таки хорошо, что в соликамском «Алькатрасе» раз в кои-то веки пролилась не русская, а чужая кровь!..
kluven

О дискуссиях с гельминтами

Originally posted by afrika_sl at О дискуссиях с гельминтами


О скандале на журфаке МГУ, точнее, на вступительных экзаменах в онный.

Несколько удивляет наивность негодующих граждан.
"Как же так можно?", ага.

Господа, ну а вы как думали? Что высасывающая из России все соки опухоль этнических либералов/коммунистов/общечеловеков, чекистских народцев и русских коллаборационистов (последние, разумеется, на подхвате у хозяев) не пустит свои метастазы в СМИ?

Господь с вами, да зомбоящик и газеты - одна из основ оккупационного режима. Как без них плодить полезных идиотов?

"Дедывоевали, стгашныйрузскефошыздм, придуркипровокаторы", ага. Как без зомбоящика успешно поддерживать дальнейшее существование России для нерусских? А никак. Лет через 30, когда русских побольше вымрет, а нерусских побольше наплодится/приедет, можно будет скинуть маски, а пока никак. Само собой разумеется, что людей с чувством здоровой национальной гордости к пульту зомбоящика на пушечный выстрел не подпустят. Чему удивляться-то?

Попытки о чём-то дискутировать с "экзаменаторами" и их сторонниками вообще умиляют. Чё, кто-то и правда расчитывает "объяснить", добиться "справедливости"?

Вот представьте себе глиста. Разумного такого, способного к общению. Он живёт в вас, питается в вас, размножается в вас. Ему в вас тепло и хорошо. И вы вступаете с ним в дискуссию. Объясняете, что вам от этого плохо. Что вы хотите, чтоб он из вас ушёл, и оставил вас в покое. Как считаете, каковы шансы, что он добровольно из вас выползет в холодный и неуютный внешний мир, и поползёт куда глаза глядят? Вот то-то. Не, он, конечно, будет долго и упорно вас запутывать, рассказывать про толерантность, про "Дегельминтезация - скорейший путь к развалу организма", про "мы же вместе уже столько лет". Но добровольно он не перестанет на вас паразитировать НИКОГДА. И здесь то же самое.

С глистами нельзя договориться.
Их можно только вывести.

kluven

идут

Originally posted by olegnemen at идут

Который раз замечаю в ленте клип-коллаж с парадом на Красной площади на 9 мая под песню "Русские идут".

И вот подумал, ведь людей реально колбасит от такого соединения, то есть от соединения русской народности и российской государственности. Это потенциально мощный союз, от которого государство всё время отказывается. Но запрос на такое единство явно растёт.

* * *

Запрос-то есть, только вот после 9 мая прошлого года в Мариуполь не пришли ...
kluven

Консолидация усилий

Originally posted by el_murid at Консолидация усилий

Путин и Эрдоган провели телефонный разговор, касающийся Исламского государства. "Было подчеркнуто, что для успешной борьбы с распространением терроризма и экстремизма необходима консолидация усилий всех заинтересованных государств на международно-правовой основе", — заявили в пресс-службе российского президента.


По правде говоря, желание бороться с терроризмом и удушение его за пределами России выглядит вполне разумным. Если бы не парочка "но". Во-первых, Турция или та же Саудовская Аравия, с которой велись разговоры на ту же тему совсем недавно, сделали для подъема терроризма в регионе Ближнего Востока, пожалуй, даже больше, чем сами террористы.

Саудовская Аравия, Катар, Кувейт финансировали боевиков на самом сложном этапе - становления террористических армий. Помогли им подняться, окрепнуть и преодолеть проблемы первого периода. Турция активнейшим образом мешала Сирии в борьбе с террористической угрозой на своей территории, создав у себя лагеря подготовки террористов, инфраструктуру террора, перевалочные базы. Прямо сейчас именно через Турцию Исламское государство прокачивает контрабандную нефть, которая приносит ему до 60% всех доходов, достигающих нескольких миллиардов долларов в год.

Во-вторых, пока Россия не является прямой целью Исламского государства. Во всяком случае, оперируя в регионе Ближнего Востока, Государство решает задачи, в которых нет места России. Есть угроза на другом направлении - в Средней Азии. Где выстрелит эта угроза, пока неясно - и Туркмения, и Узбекистан, и Таджикистан, и в особенности Киргизия выглядят очень обещающе с точки зрения возможного нападения на них. Но союзничать с Турцией или Саудовской Аравией в этом регионе нет никаких причин, скорее, наш интерес в том, чтобы этих союзников держать как можно дальше от него.

Возможно, разговор Путина и Эрдогана был сугубо дежурным. Позвонил хороший человек - отчего бы не поговорить. Если же нет - то рост сообщений о нашем горячем желании помочь региональным спонсорам терроризма в борьбе с ним выглядит довольно неприятно.

Наш интерес в регионе - Сирия. Сирия, которая находится в критическом состоянии, и падение которой станет региональной катастрофой. Однако как раз в этом вопросе Турция и Саудовская Аравия непреклонны - Асад должен уйти, режим должен быть переформатирован. Говоря иначе - наши "партнеры" глубоко плевать хотели на наши интересы и выводят их за рамки любых переговоров - будь то "Турецкий поток", инвестиции Саудовской Аравии в Россию или союзничество в борьбе с терроризмом. Однако мы должны с нежным трепетом учитывать их интересы и зачем-то впрягаться в войну, которую они же и развязали.

Очень хочется надеяться на то, что Россия не станет влазить в эту кашу, которую заварили турки и саудиты. Причем влазить основательно и всерьез.

В ответ мы получим резкий всплеск террористической активности на своей территории - при этом никакой помощи от Турции или саудитов мы, естественно, не получим. Наших людей станут убивать за то, чтобы спокойно жили в Стамбуле и Эр-Рияде.

Ну, и вопрос с Донбассом тоже никуда не девается. Нам бы русских, которых продолжают убивать киевские нацисты, спасти, причем не трусливой капитуляцией перед бандеровцами. А уж турки и саудиты пусть сами расхлебывают, что заварили. По крайней мере пока нам там делать нечего.
kluven

Ольшанский в ФБ

Есть что-то в высшей степени справедливое в том, что у двух героев перестройки и ранних девяностых выросли дочки, которые теперь защищают свое право разоблачать чужую личную жизнь ("если человек нехороший") и работать на военного противника своей страны ("ну перспектив же здесь нет").

Было бы очень странно, если б из них вышли сестры милосердия.
kluven

Ольшанский в ФБ

Сто раз уже это сказано, но невозможно просто забыть об этом и перестать поражаться.
Допустим, у Путина или у Лукашенко случился бы большой политический кризис (хоть бы и выборы, например), и лояльные к власти активисты столкнулись бы на улице какого-то города с либеральными активистами, и заставили бы их отступить и закрыться в каком-то здании, и полетели бы коктейли Молотова, и начался бы пожар, и человек 40-50 либеральных активистов задохнулись бы от дыма, или погибли бы, выпрыгнув из окон, или были бы добиты, раненые, уже на земле.
Кто после этого ездил бы по приглашениям этой власти в этот город?
Кто стал бы делать там карьеру вице-губернатора?
И кто стал бы публично защищать тех, кто там делает такую карьеру?
И попытался бы кто-нибудь "открыть дискуссию" насчет того, кто виноват, и начать выгораживать сторонников власти, мол, "тут все непонятно"?
Давно бы уже работал Международный трибунал по этому поводу, и пронзительный фильм бы об этом сняли, и испачкаться даже в косвенной поддержке этой истории было бы - я даже не знаю, с чем это сравнить.
Но погибли не те.
И все можно.
Господи, какое же дно, какая же невыносимая сволочь эта наша "интеллигенция".
kluven

КОЗЕЛЬСК В ВЕЛИКУЮ ОТЕЧЕСТВЕННУЮ (в воспоминаниях очевидцев)

…Вот папы с фронта попришли,
Трофейный шелк попривозили.
У них на окнах занавески были
И детям платья они шили.

А мама все ждала отца
Ночами у окна стояла.
И обручальное кольцо
Она до гроба не снимала.

Мы были очень голодны,
Но не просили есть у мамы.
Мы вытерпели муки все
Как и на фронте партизаны.


Н.И.Зимина,
2 ноября 2003г

Наш отец погиб в 1943 году. Нас у мамы осталось трое детей.

Когда началась война, мы жили в Козельске. На отца наложили бронь (он работал на железной дороге), его вместе с нами отправили на Северный Кавказ, в Кизляр. Маму и меня, трехлетнюю, замучила малярия. И тогда отец попросил военкомат и свое начальство отпустить нас в Козельск, в деревню Трошна. Там жил наш дед, он был медик и мог нас вылечить. Мы ехали и добирались пешком 8 месяцев. Всю одежду побросали. И когда приехали в деревню Волосово, в 3 км от Трошны, отца забрали в военкомат и он ушел на фронт.

А после ухода отца мать родила третьего ребенка. Она пошла на работу: копала окопы. На меня оставляла люльку с ребенком, а мне шел 3-й год.

[...]

Отца я почти не помню. Он был разведчиком во время войны, и только один раз заходил домой, и это мне запомнилось на всю жизнь. Они с мамой сели на скамейку и посадили с собой старшего брата, а ножки скамьи подломились, и они все трое упали. В этот вечер все были веселые и много смеялись. Это мое единственное воспоминание об отце. В 1943 году пришла похоронка.

Мы опухали с голоду - у всех была картошка и капуста с собственного огорода, а у нас огорода не было. Хлеба мы никогда не видели. Мать ходила и собирала дохлых кур, лебеду, липник – в общем, что могла. Во время оккупации жили в лесу, в землянке. После войны из колхоза кто-то уехал, и нам дали землю. Старший брат пошел в школу, а мы, младшие, стали пасти колхозных свиней. Пасли мы их три года за мешок ржи в год. И вот был такой случай. Пришла к нам мать к стаду, а там с поля возили лен, и потеряли с машины три снопа. Мать спросила разрешения у бригадира и забрала их, принесла домой, чтобы сделать нам оборки – лапти привязывать. А на другой день приехал участковый милиционер забирать нашу маму. Он полез на чердак, взял эти снопы как улику, положил на телегу, туда же посадил и маму. Она умоляла простить ее, но он не слушал. И когда он дернул вожжами, лошадь тронула, к нам подоспел бригадир. Он сказал: «Лен перевозили две недели назад, да три снопа с тех пор валялись, и я ей сам предложил, чтобы она их взяла». Бригадир сдернул мать с телеги и прокричал: "Фашист, с кем дети будут, они и так голодные". Мне запомнилось это на всю жизнь, и с тех пор для меня, ребенка, не было разницы между фашистами и ментами.

И вот в деревню вернулись, наверное, мужиков человек шесть. Заняли неплохие должности: кто на склад, кто возил на ферму комбикорм. И вот этот, что возил комбикорм, он возил и жмых. И его двое детей ели жмых, а мы им смертельно завидовали. Время шло, у нас появилась своя картошка, но ее никогда не хватало. Каждый год весной обмеряли огороды и говорили нам – у всех поровну, по 25 соток. Тогда брат взял сажень и померял огород свой и того соседа, что ел жмых. У нас – 12 соток, а у соседа – 30. Брат спросил: «Как же так?». А они говорят: «Больно ты стал грамотный!». И все осталось по-прежнему.

Мы подросли. Брат после 7-го класса нанялся в пастухи под городом Клин, за лето купил себе шапку, пальто, валенки и портфель. А мне отдал фэзеушную шинель. Младший ходил два лета в пастухи в Ферзиково – после 1 и 2-го класса. А я отпасла 3 года свиней, отработала 3 года в лесу, и с 12 лет работала на ферме, доила коров. Все учились, как могли. Ходили в нашу школу-четырехлетку босые, обуви не было. Один раз пришла в школу и повалил снег. Учительница послала меня обуться. Я бежала до дома по колено в снегу, и у меня заболело что-то внутри. Кричала так, что мать, чтобы не слышать, ушла в погреб.

Однажды мать купила недельную телочку, мы ее отпоили. А осенью пришел сборщик налога, забрал телочку и отвел к себе домой – за налоги. У нас не было огорода, скотины тоже, какой налог? Эта телочка осталась у него дома. А вскоре он пошел в город через реку, лед провалился, и он утонул. Вытащили только весной. Может, Бог наказал?

Другим детям иногда оказывали помощь. Вот как-то раз и маму вызвали в райсобес, она пошла за 25 километров пешком. А заведующий райсобесом говорит: "Мы хотим оказать Вам помощь" и протянул бобину ниток. Мать заплакала и не взяла эти нитки - сказала, что ей зашивать нечего.

Пенсию за отца нам стали платить только после войны, когда его фронтовые товарищи обратились в райисполком, в райком, в райсобес - 24 рубля на троих. К тому времени старший учился в 8-10 классе в городе, ему надо было снимать квартиру, питаться. Закончил 10 классов и поехал в Калугу, в строительный техникум. Сдал экзамены, и для зачисления потребовались документы. Брат пришел к председателю колхоза просить справку. Председатель взял его за шиворот и сказал: "Нищебродия будет здесь ходить всякая". И выбросил брата из конторы. Спасибо, директор техникума понял его положение и направил его в Козельский паспортный стол, где ему выдали паспорт. Он закончил техникум, потом, после армии, сдал экзамены в институт. В общем, сейчас живет в Свердловске – доктор наук, профессор. А младший брат погиб.

Конечно, в молодости было желание изменить свою жизнь. Тогда из колхоза добром не отпускали, и мы с подругой решили уехать тайком. Когда совсем уже собрались – председатель колхоза узнал и прибежал к нам. Он оскорблял и маму, и меня. Но мы все равно уехали в Северный Казахстан, сейчас это г.Сергеевка, и там пошли работать доярками. Но раз я уехала, то председатель колхоза в отместку отнял у мамы землю.

Я в Казахстане вышла замуж. Родился сын. Ему не подходил тамошний климат и мы вернулись в Козельск. Начали строить дом, но закончить его довелось мне уже одной – муж ушел. Так и жила: зарплата 74руб. на руки, растила сына. Больше 30 лет отработала в Козельском райисполкоме экономистом.

И вот скоро год, как умер сын. Я осталась одна. У меня 2-я группа инвалидности, сахарный диабет, много других болезней.

Моя судьба – самая обычная для военного поколения. Множество детей, как и я, остались без отца. И вот теперь все чествуют и вспоминают ветеранов, репрессированных, а нас не вспоминает никто и никогда. Обидно до слез.

Вспоминается еще один случай, наверное самый страшный из всех. Все мы, кого называли «безотцовщина», ранней весной на картофельном поле собирали мороженую картошку. Собирая, проваливались по колено и лапти теряли в грязи. А из этой гнилой картошки пекли лепешки (их называли тошнотики) без муки, у нас ее не было. Один раз принесли такую картошку - мать быстренько обработала ее, потолкла в ступе и пошла за дровами, которые мы из леса носили на себе. А мы с младшим братом были такие голодные, что поели это гнилье сырым. Вернувшись, мать затопила печь и начала готовить сковороду, но когда увидела, что этой картошки нет, надо было видеть ее глаза – они были полны слез. Я хлеб по-настоящему распробовала и узнала на вкус только в Казахстане.

…А сейчас ведь мы тоже голодные, разве что гнилье не едим. То купить шприц или шприц-ручку колоть инсулин не на что, то инсулина не хватает. Мы в жизни ничего не видели и сейчас не видим. Была бы моя воля, я бы порасстреляла всех, кто ворует и у кого мешки денег. И начала бы с Думы. Откуда у них автомобили, деньги и все остальное, они что, коров доили всю жизнь? …А я нищая, хоть мой отец до конца стоял за Родину.

Нина Ивановна Зимина, г.Козельск.

«Час Пик» - Обнинская Eженедельная Газета - № 35 (304) от 5 ноября 2004
kluven

о механике цв. революций

Originally posted by tanya_mass at В США недовольны свертыванием революции в Армении

Письмо главы миссии USAID в Армении Карен Хиллиард председателю ванадзорского офиса Хельсинской гражданской ассамблеи Артуру Сакунтсу.

Перевод письма:

Уважаемый г-н Сакунтс,





Пишу Вам с целью выразить беспокойство в связи со значительным спадом протестной активности граждан в Ереване. Несмотря на Ваши заверения относительно готовности армянского общества непреклонно отстаивать свои интересы, мы наблюдаем не только снижение численности протестующих, но и переход от жесткой, бескомпромиссной риторики к диалогу с правительством, а также отказ от политических требований. Очевидно, Вы не смогли адекватно воспользоваться предоставленными Вам ресурсами. Результаты Вашей деятельности можно оценивать как слабые, а основная цель проекта не была достигнута.

Тем не менее, мы считаем недопустимым сейчас прекращать работу по какому-либо из ранее обозначенных направлений, так как это может привести к нарушению координации мероприятий, запланированных в Азербайджане. Вы должны приложить максимум усилий для активизации всех форм народного протеста. Данный проект является краеугольным камнем нашей региональной стратегии на ближайшее время. Ваши дальнейшие действия определят формат нашего сотрудничества в будущем.

С уважением,

Карен Хиллиард
Глава миссии USAID в Армении



Американцы не скрывают, что недовольны работой подотчетных НПО в Армении, не сумевших даже при финансовой и политической поддержке со стороны Белого дома и посольства США в Ереване в должной мере всколыхнуть общество, а также Артура Сакунтса, курировавшего эту деятельность.

Collapse )