?

Log in

No account? Create an account
Sergey Oboguev's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Monday, May 9th, 2016

Time Event
12:22a
С Победой!
Originally posted by 13vainamoinen at С Победой!


Николай Репин. С Победой!



1:02a
Исторический опыт России
Когда кончилась вторая мировая война, во всех театрах показывался документальный фильм: запруженные народом улицы Лондона, Парижа, Нью Йорка, ликующие толпы, радостные лица. Но – вот Москва. Там плачут. Как после Куликовской битвы, люди слезами встречали победу. Если США потеряли в войне немногим больше двухсот, французы – четырехсот, англичане – четырехсот пятидесяти тысяч, то русских погибло, по самым скромным подсчетам, шестнадцать миллионов. Что ни Батый, что ни Мамай, что ни Наполеон, то гекатомбы жертв, то призрак конечной гибели, длительное залечивание ран.

А ведь были и другие вторжения. По русским масштабам, они – “второстепенные”, но Запад и таких не знал. Чего, например, стоил набег Девлет Гирея в 1571 году? Вся Москва, за исключением Кремля, сожжена, жители перебиты, либо уведены в плен, а край на сотни верст обращен в пустыню. До миллиона человек сделались жертвами нападения. Это в то время, когда все Московское государство, дай Бог, если насчитывало пять миллионов жителей. Через тридцать лет “Смута” – дымящиеся развалины, опустошенные города, вырезанные селения, шайки иноземных грабителей, гуляющие по всей стране, захваченные врагом Москва и Новгород. Ни один из западных народов не жил под такой угрозой вечного нашествия. Духовные и физические силы столетиями поглощались борьбой со смертельной опасностью, шедшей со всех сторон. Уже киевской Руси, не знавшей с начала X века покоя от печенегов, половцев, торков, черных клобуков, всякой степной сарыни, пришлось предпринять сооружение линии городов-крепостей по Суле, по Стугне, по Трубежу, переводить для их заселения массу народа с новгородского севера. В Московском Государстве, изнуренном военными налогами и тяглами, силы уходили на выкуп полонянников, на возведение многочисленных каменных кремлей, гигантских городских стен, вроде смоленских, на поддержание “засечной черты” – бревенчатого вала протяжением свыше двух тысяч верст.

До XVIII века продолжались степные набеги, наполнявшие миллионами русских пленников невольничьи рынки Ближнего Востока. Только с сокрушением крымских и кавказских вассалов Турции, угроза с этой стороны миновала. Зато черной тучей поднялась опасность с Запада.

По словам Арнольда Тойнби, постоянные, начиная с XVI века, угрозы Запада приобрели особенно серьезный для России характер в связи с промышленным переворотом и ростом техники в Европе, когда создалась опасность порабощения ею всего мира.

Тойнби, в противоположность большинству своих собратьев, оказался способным признать, что в продолжение четырех с половиной столетий, вплоть до 1945 г., “Запад был агрессором в полном смысле слова”, что Россия только в этом 1945 г. могла вернуть последние части своей территории, отнятые у нее западными державами в ХIII-ХIV столетиях. Многовековое давление Запада на Русь он считает первостепенным фактором, определившим ее внутреннюю жизнь, в частности, создание самодержавия, без которого невозможно было противостоять завоевательным стремлениям соседей [3].

Крупнейшие русские историки – Соловьев, Чичерин, Милюков, придавали военному фактору определяющее значение в русском историческом процессе. Это был тот таинственный перст, что пожаром и кровью вычерчивал наш путь в веках. Он же диктовал суровые законы внутренней жизни – крепостное право для защиты страны, сильную централизованную власть.
1:08a
М. Соколов
[...]

Но то, что нам захочется ревизовать и итоги войны за физическое выживание народа, войны, ведшейся с самым грозным и жестоким иноземным врагом — это трудно было предвидеть. Ещё можно понять, когда в тоске самоубийства народ гостей немецких ждал в 1941 году. «Немцы — культурный народ», «Немцы приходили в 1918 году, и ничего страшного». При той изоляции, в которой жили советские граждане в 1941 году, и при всей неоднократной лжи советского агитпропа сразу и верно угадать всю ужасную членистоногую сущность нацизма не всякий был способен.

Но проявлять тоску самоубийства и ожидать гостей немецких задним числом, спустя и 60, и 70 лет после того, как окончилась война, — это нечто совсем ни с чем не сравнимое, и это монструозное чувство владело и владеет (ныне уже меньше) сердцами некоторой части наших сограждан. Справедливости ради отметим, что прямой агрессии, желания сразу бить наотмашь — «полководцы ваши мясники, солдаты шли на убой, как стадо баранов, Ленинград надо было сдать» etc. — попервоначалу не было. По крайней мере такой степени жёсткости.

В первые постсоветские годы, растянувшиеся применительно к Дню Победы лет на десять с лишним, предполагалось скорее естественное выбывание. Как выбывание самих тех, «кто командовал ротами, кто умирал на снегу, кто в Ленинград пробивался болотами, горло ломая врагу», — ветераны не вечны, так и всей соответствующей ауры, и слёз, и скорби, и благодарности, и гордости, знаменующей День Победы.

Прогрессивной общественностью предполагалось, что дело забывчиво, а тело заплывчиво. Когда «старый инвалид покойный на постеле» будет уже не «в силах завернуть свой измаильский штык», а там, согбенный годами, и в вечность отойдёт, — отойдёт куда-то далеко и память о войне, и все неразрешимые антиномии, которые с войной связаны.

Например: «Да, Сталин архизлодей, но уверены ли Вы, что либерал и демократ был бы вообще в состоянии победить Гитлера?» Это страшный вопрос, потому что ответа на него нет. Так предстоит с этим вопросом и мучиться, потому что предлагаемый ответ — «С лёгкостью. Силы демократии навели бы мост понтонный, по мосту пошли б колонны на войну, как на парад» — просто кристально глуп.

И вот примерно с 2005 года, когда отмечалось 60-летие Победы, и до празднования 70-летия в 2015 году по нарастающей шла ожесточённая распря. Прогрессивные силы, убедившись, что ставка на милосердие не пользует нимало, естественного отмирания не происходит, а «скрепы», «патриотизм», «Вставай, страна огромная» исправно воспроизводятся в новых поколениях, отбросили миндальничанье и приступили к ковровым бомбардировкам народных святынь.

Силы консервативные, исполнившись того духа, что на всякое безобразие должно быть приличие, пошли в контратаку. И объяснили, почему нельзя было сдавать Ленинград, раздавили в лепёшку «альтернативную историю», читанную в лектории ОГГ, и дошли даже до того, что подтвердили: Победа — величайшая, а роль СССР в Победе — решающая. Рассерженный медведь — он себя мощно показывает. Наряду с прочим, и в боях за историю.

Но сами эти бои — лишь один из театров идейных действий. Был ещё театр «Крым наш», был театр столичных белоленточников, которому противостояли с лозунгом «Мы не дрогнем в бою за столицу свою», был и есть театр, где должно решиться, будет ли «майдан» в России. Тем не менее бои за историю — важная составляющая. Ибо они показывают, что в итоге лежит на весах и что совершается ныне.

Сейчас в боях за историю некоторая позиционная передышка. При известном соотношении «14:86» и при качествах прогрессивных протагонистов для последних сводок с театра годится классическое: «И благо тому народу, который в минуту испытания, не спрашивая о том, как по правилам поступали другие в подобных случаях, с простотою и лёгкостью поднимает первую попавшуюся дубину и гвоздит ею до тех пор, пока в душе его чувство оскорбления и мести не заменяется презрением и жалостью».

К боям за историю это тоже относится, да и чувство презрения и жалости к специалистам по 1941-45 гг. вполне себе имеется.
1:38a


2:42a
2:49a
Попытался сейчас найти "Вспомните ребята, вспомните ребята, это только мы видали с вами..." -- была ведь запись человека (Ножкина?) поющего под гитару нормальным голосом.

Сейчас она не находится, зато вместо неё находится в тысяче копий "хор бардов" поющих хором под слащаво-приторную мультигитару -- поющих не про тех, кто шагали от военкомата, а наслаждающихся самими собой -- как здорово, дескать, что все они там сегодня собрались попеть и понаслаждаться причастностью к кругу особ с качественными лицами и прекрасными генами.

Омерзительно.
10:15a
C праздником!
Originally posted by trueredrat at C праздником!

Эта история случилась всего несколько часов назад. Возвращаясь с 44-го блокпоста на 2-ю базу, наш автомобиль был атакован и захвачен местными жителями во главе с мэром посёлка. Я только и успел передать по рации, что попал в плен, после чего нас чуть ли не силком вытащили из машины и потащили в сторону домов.

Дальнейшее помню только обрывками. "Нет-нет, я не пью! Э-э, он тоже не пьёт, не положено. Кулеш? Ну, только немножко, нам пора уже ехать. Нет, котлета уже не влезет. Очень приятно, товарищ мэр. Да, это я с вами по телефону... Нет, второй боец тоже за рулём. Да, сразу оба. Конечно, обязательно вернёмся! Какие потрошка? Ой, спасибо, но я уже... Нет, пиво тоже нельзя. Я столько не съем!"

В общем, только после кучи совместных фотографий, взаимных тостов и обещаний обязательно вернуться нам таки удалось вырваться. Провожали нас под руки до самой машины. После чего местные со всей едой ещё собрались идти на 44-й блокпост, поздравлять наших ребят!

Неисчислимы страдания местных жителей, стонущих под гнётом российских оккупантов, ага.
10:31a
product placement
Originally posted by wg_lj at Говорят, что американские режиссеры все такие независимые и вне политики…

Смотря сейчас "Штамм" (2-й) сезон:
– два главных «хороших» героя – евреи, при чем об этом в сериале постоянно напоминают, видимо, для тех у кого память плохая. Получается, что те, кто против евреев – это вампиры, нечисть и «плохие»,
- еще один положительный герой, политик, член городского совета Нью-Йорка – похожа внешне и по манерам на Хиллари Клинтон,
- в фильме как-то между делом прозвучало, что «Россия захватила Латвию и Литву».
Дальше продолжать?
Да, еще один из положительных героев - лесбиянка, а еще один - украинец...

10:39a


Как много желтых
Снимков на Руси!
Их вид порой грустнее эпитафий.
Как больно снова
Душу поразил
Сиротский смысл семейных фотографий!

Огнем, враждой
Земля полным-полна, —
И близких всех
Душа не позабудет!..
— Скажи, родимый,
Будет ли война?
И я сказал:

— Наверное, не будет.

— Дай Бог, дай Бог...
Ведь всем не угодишь,
Да от раздора пользы не прибудет!

И вдруг опять:
— Не будет, говоришь?
— Нет, — говорю, —
Наверное, не будет!

— Дай Бог, дай Бог...
И тускло на меня
Опять смотрела, как глухонемая,
И, головы седой не поднимая,
Опять склонясь,
Дремала у огня...

Что снилось ей?
Весь этот белый свет,
Быть может, встал пред нею
В то мгновенье?
Но я глухим бренчанием монет
Прервал ее старинные виденья.

— Господь с тобой!
Мы денег не берем...

— Простите, что ж!
Желаю вам здоровья.
За все добро расплатимся добром,
За всю любовь расплатимся любовью...




3:00p
День Победы


Originally posted by eremei at [2003-05-09 15:33] День Победы

Отец мой на фронт так и не попал, хотя просился - однако 1928 год рождения призыву не подлежал. А оба деда воевали. Для деда Миши, правда, война кончилась быстро: уже в конце 1941-го осколком снаряда ему раздробило руку, и сослали деда Мишу в тыловые части. А вот дед мой Юра прошел всю войну. Был он летчиком, действующим командиром эскадрильи бомбардировщиков дальнего действия. "Действующим" - в том смысле, что сам летал, а не сидел в штабе. Называли их за глаза смертниками - они летали уже в 1941-м через множество линий заградительного огня, и несколько раз Юра возвращался на родной аэродром с мертвым экипажем, а то и вовсе один из всей эскадрильи. Взлетали, скажем, пять или шесть машин, а назад шла одна юрина. Дважды прилетал на одном крыле, как в песне. Один раз приземлился ночью на немецкий аэродром - не по ошибке, нет, осознанно - самолет был подбит, требовал ремонта, Юра сел к немцам, спокойно починился в темноте и улетел.

То, что все это - правда, и то еще, что мой дед Юрий Апполинарьевич Витчевский, гвардии капитан Красной Армии, был легендой советской АДД, я осознал в 1975-м, когда он взял меня на встречу однополчан в честь 30-летия Победы. Когда Юра вошел в банкетный зал - все встали, а потом наперебой рассказывали мне истории о юриных фронтовых чудесах. А чудеса были чудные и разные.

В них тем более трудно поверить потому, что по всем законам жанра Юра должен был окончить свои дни у стенки в подвале СМЕРШа. Он был не просто антисоветчиком - он был открытым, более того - декларативно открытым антисоветчиком. Факт существования Советской власти вызывал у него, потомственного дворянина, не то что ненависть, - не было в нем ненависти, - холодное презрение. Когда в 1943-м его наградили очередным орденом, в часть приехал военкор какой-то центральной газеты. И первым делом спросил: "Почему вы, бывший дворянин, пошли воевать за Советскую власть?". "Во-первых, молодой человек, - спокойно ответил ему Юра, - дворяне бывшими не бывают. А во-вторых, я пошел воевать не за вашу е..ную Советскую власть, а за Россию". На этом разговор и закончился. Корреспондент написал донос в политодел. Но там, по счастью, сидел бывший юрин штурман, и дело замяли.

Перед каждым вылетом Юра молился. У него был старый походный алтарь, трехстворчатый, размером где-то с энциклопедический том. Юра, будто правоверный мусульманин, расстилал перед самолетом коврик, ставил на него алтарь, потом вставал на колени сам, и долго молился. Политрук, тоже из летчиков, ходил вокруг него кругами. "Ну товарищ капитан... - ныл он, когда Юра вставал после молитвы. - Вы же мне всю воспитательную работу к х..м рушите... Ну что же вы с богами этими...". Политрука Юра любил. "Мы с тобой с сорок первого вместе? - спрашивал он, обнимая его могучей рукой за плечо. - А сейчас сорок четвертый? Чего киваешь? Так сколько, скажи мне, в живых осталось из нашего первого набора? Только я да ты, тыловая крыса". Политрук удрученно молчал.

Юра был человеком не просто атлетического телосложения. Он был... Как его описать? Призвать на помощь образ Портоса? Нет, слабо. Юрина рука была толще, чем моя нога, а я в общем-то тоже не совсем мелок. На моих глазах, уже в шестидесятые, он на спор отрывал от земли "Запорожец" за задний бампер. (За задний, я уточняю. Сзади у "Запорожца" был мотор.) В 73 года имел 30-летнюю любовницу, которая была им довольна. Съедал за пасхальным столом поросенка. Не курил и не пил. За несколько дней до смерти, в мае 1981-го, в одной из московской больниц, он поймал взглядом еле прикрытые фиговым тонким халатиком ягодицы молоденькой медсестры и, нагнувшись к нам с отцом, сказал чуть слышным, изможденным голосом: "А неплохо было бы поставить ей пистон...". Когда мы вышли из палаты, папа вытер слезу рукавом и сказал: "Эх, нам бы так помереть..."

Орденов и медалей у Юры было невероятное количество, но подбор их был еще более невероятен: за Москву, Ленинград, Сталинград, Киев, Кенигсберг, Варшаву, Будапешт, Прагу, Берлин... Еще иностранные какие-то были ордена. По необъяснимой странности относился он к ним, как к бирюлькам. Вечно забывал, где они лежат. Не носил. Иногда только надевал планки. А году в 1970-м подарил мне огромного белого медведя - с меня, припоминаю, ростом, - прицепив ему на грудь все свои награды. Медведь их и носил. Не знаю, почему Юра так относился к орденам и медалям. Не думаю, что тут причиной Советская власть. Что-то другое, но что - не знаю, и не спросишь уже.

Нелюбовь к Советской власти, впрочем, сохранилась у него до последних дней. Помню, в автобусе он иногда разворачивал свежий номер "Правды" и говорил на весь салон: "Ну-с, посмотрим, что пишут сегодня господа большевички...". (У него был роскошный густой баритон; видно, он привык говорить, перекрикивая шум мотора; а еще он прекрасно пел, аккомпанируя себе на рояле, и стекла при звуках его голоса резонировали.) Пассажиры шарахались в стороны. К 15 годам я уже прекрасно понимал, что такое поведение не является, мягко говоря, поощряемым, и потому спросил на той самой встрече у одного из его однополчан: "А если бы Юру все-таки забрали тогда, в сорок третьем?". "А тогда, - ответил тот, - никто из нас даже под страхом расстрела машину бы с места не поднял до его возвращения". И, помолчав, задумчиво добавил: "А может, и по СМЕРШу отбомбились бы...".

Конечно, он, этот юрин однополчанин, был уже крепко пьян. Но я иногда вспоминаю его задумчивый взгляд, и думаю: кто их знает... может, и отбомбились бы. За Юру - стоило.
__________________

НА ФОТО 1939 ГОДА: ЮРА - КРАЙНИЙ СПРАВА В РЯДУ СТОЯЩИХ. КРЕСТАМИ ОН ПОМЕТИЛ ЛЕТЧИКОВ, ПОГИБШИХ НА ВОЙНЕ.
3:13p




3:29p


* * *

Зашел сегодня (я живу в Калифорнии) в местный русский магазин, который содержит южнороссиянка родом из Сум, с которой мы раньше никаких околополитических разговоров не вели. Пока она собирала мне продукты, телевизор в углу показывал парад на Красной Площади. "Хороший, впечатляющий парад", - обронила она. Я поколебался и сказал:

- Может быть вам это не понравится, но я скажу: лучше бы этот парад проходил в Киеве.

Она ответила: - А почему это не должно мне понравиться? Но что вы имеете в виду: чтобы Украину присоединить к России?

- Я имею в виду: убрать это правительство и дать самим людям решить их судьбу.

Она схватила меня за руку и начала говорить: - Как я с вами согласна! Я обычно не говорю об этом, потому что люди сюда заходят разные. Но хотя я сама по роду чистая украинка, но как я это ненавижу...
3:34p
Бессмертный полк в Москве
Originally posted by tor85 at Бессмертный полк в Москве

Нескончаемый людской поток от Динамо по Тверской до Красной площади.



Говорят, что было 700 тыс. человек. Отдельному участнику из потока нет возможности оценить и измерить всё это - человеческому взгляду это никак невозможно, но похоже, что так оно и было. И это тот случай, когда размер действительно имеет значение, да-с...

3:53p
Подписать петицию против ЭХА МОСКВЫ - защитить честь и память наших ветеранов!
Originally posted by tanya_mass at Подписать петицию против ЭХА МОСКВЫ - защитить честь и память наших ветеранов!

Вот здесь - в конце поста-  петиция с требованием закрыть  говнорадио "ЭХО МОСКВЫ", вещающее гадости про русских и про нашу Победу, ставящее под сомнение подвиг наших дедов-героев.

С утра петиция набрала всего лишь 7 тысяч подписей!

Если вы действительно уважаете память тех,  кто воевал, проливал кровь, отдавал жизни за Победу, идите и подписывайте эту петицию! Защищайте честь тех, кто защищал вас в 41-45 гг.!

Столько в ЖЖ было  возмущений  в адрес этого "Эха"- /Это радио   на самом деле не сми,  а какая-то  либеральная отрыжка из 90-х /

А  сейчас есть реальная возможность распустить  злобный  русофобский коллективчик, существующий на гос. средства - петицию зарядили  топ блоегры и политологи - просто поставь свою подпись, нажав кнопочку!

Во Франции такое радио, поливающее помоями французов и французскую историю, не просуществовало бы и дня! Хватит терпеть и прекраснодушно рассуждать - время  победить!


https://www.change.org/p/%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%B1%D1%83%D0%B5%D0%BC-%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D1%80%D1%8B%D1%82%D1%8C-%D1%8D%D1%85%D0%BE-%D0%BC%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%B2%D1%8B-%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%BF%D0%B8%D1%88%D0%B8%D1%82%D0%B5-%D0%BF%D0%B5%D1%82%D0%B8%D1%86%D0%B8%D1%8E





Я бы подписал петицию о том, чтобы снять "Эхо Москвы" с госдовольствия.
Понятно, что не сняли бы, ибо затем и держат -- но подписал бы.
3:57p
тост тов. Сталина за русский народ

«Я хотел бы поднять тост за здоровье нашего Советского народа, и прежде всего, конечно, Русского.
Я пью прежде всего за здоровье Русского Народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза. В том смысле, что, конечно, он проявил героизм, ага. И, судя по всему, он заслужил в этой войне общее признание, как руководящая сила Советского Союза среди всех народов нашей страны. Во всяком случае, ему уже можно что-то доверить.
Однако я поднимаю тост за здоровье Русского Народа не только потому, что он — руководящий народ, но и потому, что у него имеется, так сказать, в некотором роде ясный ум, стойкий характер и терпение. Главное, товарищи, конечно, терпение. Где-то даже граничащее с тупостью.
Мы, конечно, понимаем, что натворили всяких дел и наломали дров. Прямо скажем, на коренное население нашей страны и его интересы мы почти все предвоенные годы срали с большой колокольни. Я было думал, что нас ждёт за это неминуемое возмездие. Были, были у нас моменты отчаянного положения в 1941—42, когда наша армия отступала, покидала родные нам села и города Украины, Белоруссии, Молдавии, Ленинградской области, Прибалтики, Карело-Финской республики, покидала, потому что не было другого выхода.
Иной народ мог бы сказать Правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой. Хуже того, в 1917 г. тот же самый вооружённый народ прогнал и царя, и керенских, и вообще под нашим чутким руководством погрузился чёрт-те во что. Где гарантии, что это бы не повторилось? Их не было.
И тем не менее Русский Народ не пошел на это.
Это меня озадачивает и повергает в размышления. Тут возможны два варианта: либо Русский Народ непроходимо, по ослиному туп, либо он видит какие-то иные цели и средства в своём существовании. Если верно второе, то такой народ, конечно, непобедим.
Так что, похоже, к населению следует относиться с несколько большим вниманием, товарищи.
Тем не менее, важен результат, а он таков, что мы, большевики, остались у власти и даже её укрепили. Хотя, по правде сказать, никаких шансов у нас не было.
Спасибо за это великому Русскому Народу!
Давайте подумаем вместе, что мы можем для него сделать. В разумных рамках, естественно, чтобы скоты особо не распускались.
Ура, товарищи большевики!»

После этого товарищ Сталин слегка расслабился и продолжил потише, чтобы слышали только свои, и добавив акценту:

«А раз Русский Народ нас паддэржал, то у нас тэпэр ест всэ аснавания гаварит, что русские за каммунизм. И кагда каммунизм кончится, таварищи, мы скажэм, что это русские свинии сами арганизавалы такой строй, а мы у них били только приказчиками, патаму что что нам аставалась дэлать в этай стране? И тагда русские свинии во всём будут винаваты... А ваши внуки, таварищ Микаян, к примеру, приватизируют мясокамбинат.

Вот теперь, таварищи, давайтэ за это и випьем!»
3:58p
Бессмертный Полк в Москве
Originally posted by visualhistory at Бессмертный Полк в Москве

Сегодня второй раз принял участие в московском шествии Бессмертного Полка.  Ощущения были такие же как и в прошлом году — невероятная энергетика, волнение, эмоциональный подъём, сильнейшее чувство национального единения. Не остаётся сомнений, что 9 мая — это главное, а по сути единственное, что объединяет нашу нацию. И есть только один день в году, когда можно выйти на улицу и почувствовать, что вокруг тебя в толпе не чужие люди, а братья и сёстры по крови, что у нас одна память, одна гордость и боль не всех.
В отличие от 2015 года, когда после 15-00 по Тверской можно было идти достаточно свободно,  на этот раз мы (я пошёл с семьёй) попали в двухчасовую "пробку" между Пушкинской и Манежной площадями. Сделав несколько шагов масса людей останавливалась на минуты и стояла под солнцепеком. К счастью волонтёры раздавали воду, что было особенно важно для маленьких детей. Никакого раздражения, обычного в таких случаях, не наблюдалось. Люди терпеливо ждали, пели песни, периодически кричали "ура" и скандировали "Россия". Последнее, правда, несколько резало слух: всё-таки Победу одержал Советский Союз.

DSC_0434.JPG





Красноречивый пример отсутствия политического языка: точно так же как на Донбассе люди вынуждены оперировать образом Ленина в качестве (по горькой иронии) символа властного москаля, перегружая акселерометры и вращетометры в мавзолее, точно так же и марширующие в Москве вынуждены вместо слов Российская Империя употреблять слово "СССР".
7:40p
Восхождение
Originally posted by nicolaitroitsky at Восхождение



Страшный фильм. Тяжелый фильм. Именно 9 мая его и надо было посмотреть.
Лариса Шепитько - удивительная, железная женщина. Если этот фильм так страшно и трудно смотреть, то каково было его снимать? Не могу себе представить.
Конечно, это "религиозная притча с мистическим оттенком", и фильм этот чудом прошел через советскую цензуру, только у "чуда" была конкретная фамилия - Машеров, первый секретарь ЦК Компартии Белоруссии, которому показали фильм в обход подонков-чиновников из Госкино.
Поэтому фильм-притча попал к зрителям, причем вместе с потрясающей, нечеловеческой музыкой Шнитке.
По стилистике этот фильм я могу сопоставить только с "Хрусталев, машину" Алексея Германа. Та же скупость красок и звуков, тот же пронзительный, физиологический реализм, претворяющий обыденность в символ. В том числе и библейский, и какой угодно.
Восхождение к подвигу и к предательству.
Но я устал искать слова. Это просто, как всё гениальное, и очень глубоко.






<< Previous Day 2016/05/09
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com