?

Log in

No account? Create an account
Sergey Oboguev's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Sunday, June 26th, 2016

Time Event
10:54a
Сергей Сергеев: Вечное возвращение?
Originally posted by vol_majya at Сергей Сергеев: Вечное возвращение?

http://gefter.ru/archive/19076?_utl_t=fb

«Русский проект» без русификации: экстерны модерна

Вечное возвращение?
© Фото: Trondheim byarkiv, The Municipal Archives of Trondheim [CC BY 2.0]

Эти беглые заметки представляют собой нечто вроде постскриптума к моему циклу статей о генезисе и эволюции русской нации и русского национализма в досоветской России. Именно заметки и именно постскриптум — на большее данный текст не претендует, ибо его автор не является специалистом по отечественной истории после 1917 года, но в то же время ему кажется необходимым хотя бы в самых общих чертах проследить дальнейшую судьбу тех социально-политических трендов, о которых шла речь в указанном цикле.

***

Большевизм представлял собой самое радикальное крыло русского марксизма, воспринимавшегося в России конца XIX — начала XX века как идеология крайнего западничества. Коммунистическое общество, которое намеревались построить новые властители страны, судя по их декларациям, должно было стать едва ли не полным отрицанием всего предшествующего исторического опыта упраздненной империи. Само название основанного ими государства — Союз Советских Социалистических Республик — вроде бы полностью зачеркивало память о тотально отвергнутом дореволюционном «проклятом» прошлом, упраздняя старорежимное слово «Россия». О последнем в начале 30-х Малая советская энциклопедии авторитетно сообщала: «…бывшее название страны, на территории которой образовался Союз Советских Социалистических Республик».

«Российское» сохранилось только в названии самой большой из союзных республик, стыдливо спрятавшись в аббревиатуре РСФСР. Но даже поверхностного изучения реалий советской жизни достаточно, чтобы понять: при всем отталкивании «первого в мире социалистического государства» от уничтоженной им «исторической России» основополагающие социально-политические константы последней воспроизвелись в нем с удивительной внутренней схожестью, хотя и в новом, экстремальном, восторгавшем сторонников и вызывавшем омерзение у противников внешнем обличии. Еще в 1927 году бывший генерал императорской армии К.Л. Гильчевский проницательно заметил в письме к М.И. Калинину: «…вы [коммунисты]… постепенно отказываетесь от большевистских принципов, переходите к прежнему. Вообще там, где вы возвращаетесь к выработанному тысячелетиями жизненному укладу, у вас все налаживается: и дисциплина, и единоначалие, и преданность службе, и винная монополия, и проч.».

Начнем с того, из чего растет все остальное, — со структуры власти. Она в СССР, как и в Российской империи и Московском царстве, продолжала оставаться «автосубъектной и надзаконной» (А.И. Фурсов): главный ее элемент — РКП(б) — ВКП(б) — КПСС, — являясь, по брежневской Конституции, «руководящей и направляющей силой советского общества», не имел никакого определенного юридического статуса. Г.Е. Зиновьев в 1919 году говорил: «Всем известно, ни для кого не тайна, что фактическим руководителем Советской власти в России является ЦК партии». Позднее «надзаконность» большевистской диктатуры так или иначе камуфлировалась в советском официозе, тем ценнее проговорка Хрущева, когда он в 1960 году потребовал расстрела для группы «валютчиков» и в ответ на возражение Генпрокурора, что такое наказание не соответствует закону, воскликнул: «Закон над нами, над коммунистической партией, или мы над законом?!» Естественно, обвиняемых расстреляли.

Форма новой инкарнации «русской власти» была новаторской. Компартия — «партия нового типа» — не имела аналогов в отечественной истории, разве что опричнина Грозного может смотреться ее отдаленным и несовершенным предком. Вероятно, о чем-то подобном мечтал Павел I, когда пытался организовать российскую элиту по образцу рыцарского ордена. И именно «орденом» назвал РКП(б) Сталин в июле 1921 года: «Компартия как своего рода орден меченосцев внутри государства Советского, направляющий органы последнего и одухотворяющий их деятельность». Связывало этот орден и создавало его легитимность обладание и верность «единственно верной», дающей исчерпывающие ответы на все вопросы идеологии-квазирелигии. Но при всех новациях установленный Лениным еще на II съезде РСДРП (1903) и окончательно закрепленный запретом фракционной деятельности на X съезде РКП(б) (1921) жесткий централизм внутри «ордена» вел к привычному единодержавию, которое, конечно же, не было зафиксировано ни в каких партийных документах, но которым неизбежно заканчивались все эпохи олигархического «коллективного руководства»: иных вариантов управления компартией (а следовательно, и страной), кроме указанных двух, такое ее устройство и не предполагало.

Read more...Collapse )

12:59p
Ещё раз о том, кому открыли памятную доску в Петербурге
Originally posted by visualhistory at Ещё раз о том, кому открыли памятную доску в Петербурге

Ещё немного о том, кому в Петербурге открыла памятную доску вконец охреневшая кодла.

Русские ненавидят Маннергейма, прежде всего, как соучастника Блокады Ленинграда, загубившей до миллиона горожан и беженцев. Но у кровавого маршала было немало и других "заслуг": от почти всеми забытого геноцида русских Финляндии в 1918 году до политики зачистки Карелии от славянского населения в период оккупации 1941-44 гг. Тут он уже выступал не просто как союзник Гитлера, а просто как самый настоящий "финский Гитлер", ещё и пытавшийся порой переплюнуть самого фюрера в "окончательном решении вопроса".


Это очень известная фотография. Она даже рассматривалась на Нюрнбергском процессе в качестве доказательства. Сделала её советский военный корреспондент – Галина Санько, в освобождённом Петрозаводске, в июне 1944 года. Советские дети за колючкой финского концлагеря.
Только в одном Петрозаводске «гуманными» финнами было помещено в концлагеря 14 тыс. человек мирного населения (практически каждый третий!). Всего же по Карелии ими было организовано 24 концлагеря и спецтюрьмы. Да, в газовую камеру там не загоняли, но голод и болезни обеспечивали темпы уничтожения русского населения не ниже, чем у немецких "коллег".
Правда, в масштабах истребления советских военнопленных финны за фрицами угнаться так и не смогли: уничтожили "всего лишь" каждого третьего, а не 55%, как гитлеровцы.

Теперь автору этой политики открыли мемориальную доску в Петербурге и отдавали честь.
Вот такому Маннергейму путин возлогал цветы на могилку.

1:17p

<< Previous Day 2016/06/26
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com