?

Log in

No account? Create an account
Sergey Oboguev's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Tuesday, July 5th, 2016

Time Event
2:42a
Смерть жатву жизни косит, косит
И каждый день, и каждый час
Добычи новой жадно просит
И грозно разрывает нас.

Как много уж имен прекрасных
Она отторгла у живых,
И сколько лир висит безгласных
На кипарисах молодых.

Как много сверстников не стало,
Как много младших уж сошло,
Которых утро рассветало,
Когда нас знойным полднем жгло.

А мы остались, уцелели
Из этой сечи роковой,
Но смертью ближних оскудели
И уж не рвемся в жизнь, как в бой.

Печально век свой доживая,
Мы запоздавшей смены ждем,
С днем каждым сами умирая,
Пока не вовсе мы умрем.

Сыны другого поколенья,
Мы в новом — прошлогодний цвет:
Живых нам чужды впечатленья,
А нашим — в них сочувствий нет.

Они, что любим, разлюбили,
Страстям их — нас не волновать!
Их не было там, где мы были,
Где будут — нам уж не бывать!

Наш мир — им храм опустошенный,
Им баснословье — наша быль,
И то, что пепел нам священный,
Для них одна немая пыль.

Так, мы развалинам подобны,
И на распутии живых
Стоим, как памятник надгробный
Среди обителей людских.

* * *

Когда я был душою молод,
С восторгом пел я первый снег;
Зимы предвестник, первый холод
Мне был задатком новых нег.

Мне нравилось в тот возраст жаркий
Зима под сребреным венцом,
Зима с своей улыбкой яркой
И ослепительным лицом.

В летах и чувствах устарелый,
Я ныне с тайною тоской
Смотрю, как вьётся пепел белый
Над унывающей землёй.

В картине вянущей природы
Я вижу роковой намёк,
Как увядают дни и годы,
Как увядает человек.
3:01a
Когда народным бурям внемлю
И с тайным трепетом гляжу,
Как Божий гнев карает землю,
Предав народы мятежу;

Когда надменные ученья,
Плоды лжемудрости и тьмы,
Питают ядом обольщения
Самолюбивые умы;

Когда рукой слепой гордыни,
Не зная граней, ни препон,
Срывает общество твердыни:
Преданья, правду и закон;

Когда дух трудный и тревожный,
Когда разнузданная страсть
Под знаменем свободы ложной
Насилий воцаряет власть, –

О, как в те дни борьбы мятежной
Еще любовней и сильней
Я припадаю с лаской нежной
На лоно матери моей!

Как в эти дни годины гневной
Ты мне мила, Святая Русь!
Молитвой теплой, задушевной,
Как за тебя в те дни молюсь!

Как дорожу твоей любовью
И тем, что я твой сын родной!
Как сознаю душой и кровью,
Что кровь твоя и дух я твой!

Как я люблю твое значенье
В земном, всемiрном бытии,
Твое высокое смиренье
И жертвы чистые твои,

Твое пред Промыслом покорство,
Твое безстрашье пред врагом,
Когда идешь на ратоборство,
Приосенив себя крестом!

Горжусь венцом многодержавным,
Блестящим на челе твоем,
И некогда, не меньше славным,
Твоим страдальческим венцом.

Мне святы все твои скрижали:
Из них стереть бы не хотел
Я ни одной твоей печали,
Ни одного из громких дел.

Мне святы старины могилы,
И дней грядущих колыбель,
И наша Церковь – благ и силы,
И душ, и доблестей купель.

И он, Царей Престол наследный,
От вражьих бурь и от крамол
Любовью, как стеною медной,
Обезопасенный Престол.

Безумствуя, вражда слепая
На бой нас вызвать ли дерзнет?
Подымется стена живая
И на противников падет.

Мне свят язык наш величавый:
Столетья в нем отозвались;
Живая ветвь от корня славы,
Под нею царства улеглись.

На нем мы призываем Бога,
Им – братья мы семьи одной,
И у последнего порога
На нем прощаемся с землей.

Святая Русь! Родного слова
Многозначительная речь!
Завет нам Божьего покрова
И отклик наш средь бурных сеч!

Из слов земных живей и чаще
Звучишь ты сердцу и уму,
Всех песней ласковей и слаще
Поешь ты слуху моему.

Святая Русь! В самом значенье
Ей Промысл путь предуказал:
Недаром при ее крещенье
Он ей то имя даровал.

Нам явны из Его глагола
Ее признанье и судьба:
За Божий дом, за честь престола,
За правду – жертва и борьба,

Безукоризненная клятва
И попеченьем чистых рук
О Боге зреющая жатва
Добра, успехов и наук,

Почет и власть в земных державах,
Дух братства, мира и любви,
И простота в надежных нравах,
И пламень мужества в крови!

О, дорожи своим залогом!
Блюди тобой избранный путь
И пред людьми, и перед Богом,
Святая Русь, святою будь!

О, будь всегда, как и доныне,
Ковчегом нашим под грозой,
И сердцу русскому святыней,
И нашей силой пред враждой!
3:04a
Бесконечная Россия
Словно вечность на земле!
Едешь, едешь, едешь, едешь,
Дни и версты нипочем!
Тонут время и пространство
В необъятности твоей.

Степь широко на просторе
Поперек и вдоль лежит,
Словно огненное море
Зноем пышет и палит.

Цепенеет воздух сжатый,
Не пахнет на душный день
С неба ветерок крылатый,
Ни прохладной тучки тень.

Небеса, как купол медный,
Раскалились. Степь гола;
Кое-где пред хатой бедной
Сохнет бедная ветла.

С кровли аист долгоногой
Смотрит, верный домосед;
Добрый друг семьи убогой,
Он хранит ее от бед.

Шагом, с важностью спокойной
Тащут тяжести волы;
Пыль метет метелью знойной,
Вьюгой огненной золы.

Как разбитые палатки
На распутии племен —
Вот курганы, вот загадки
Неразгаданных времен.

Пусто всё, однообразно,
Словно замер жизни дух;
Мысль и чувство дремлют праздно,
Голодают взор и слух.

Грустно! Но ты грусти этой
Не порочь и не злословь:
От нее в душе согретой
Свято теплится любовь.

Степи голые, немые,
Всё же вам и песнь, и честь!
Всё вы — матушка-Россия,
Какова она ни есть!
3:42a
ПОЛТАВА
Вотъ они — поля Полтавы!
Здѣсь, воспитанный Петромъ,
Обновилъ орелъ двуглавый
Сокрушительный свой громъ.

Здѣсь былъ смѣлый жребій кинутъ,
Здѣсь рѣшенъ вѣковъ вопросъ
И въ составъ Европы вдвинутъ
Новый Сѣверный колоссъ.

Здѣсь разсадникъ Русской славы;
Степь одѣлась въ вертоградъ —
И, добравшись до Полтавы,
Утомленный путникъ радъ.

Былью славной для народа
Городъ, Русскимъ всѣмъ родной!
И преданья, и природа
Облекли его красой.

Опоясанный садами,
Какъ онъ свѣжъ и моложавъ!
Какъ увѣнчанъ онъ цвѣтами
И вѣнкомъ пахучихъ травъ!

Воздухъ сладостно-струистой
Благовоньемъ напоенъ;
Здѣсь съ акаціей душистой
Стройный тополь, темный кленъ

Разрослись красою чудной —
И блестятъ изъ за садокъ,
Какъ изъ рамы изумрудной,
Стѣны бѣлыя домовъ.

Бросивъ посохъ свой дорожной,
Хорошо бы здѣсь въ тѣни
Утишить, тоской тревожной
Волновавшіеся дни;

Отдохнуть хоть на закатѣ
Отъ житейскихъ непогодъ,
И развесть при скромной хатѣ
Темный садъ и огородъ.

Но и радость смотритъ горемъ:
И въ Аркадіи моей
Городъ смотритъ грязнымъ моремъ,
Какъ придетъ пора дождей.

Здѣсь стоитъ по цѣлымъ суткамъ
И по мѣсяцамъ вода,
И по улицамъ лишь уткамъ
Безпрепятственна ѣзда.

Такъ! Но трудъ переупрямитъ
Это зло. Колдунъ и вождь,
Онъ и топь амакадамитъ
И проучитъ наглый дождь.

Heсской ѵдаліт дорогу
Петръ очистилъ здѣсь штыкомъ
И съ тѣхъ поръ мы, славна Богу,
Кое-какъ себѣ идемъ.

Между тѣмъ, какъ будто Шведы,
Чтобъ воздать Полтавѣ зломъ,
Мы ее, ковчегъ побѣды,
Потопленью предаемъ.

Братья! не грѣшно ли вчужѣ
Видѣть, Господи спаси!
Какъ барахтается въ лужѣ
Городъ, славный на Руси?

Поспѣшимъ же безъ оглядки!
Нади ближнихъ и добра,
0тъ Тавриды до Камчатки,
Отъ Олеги до Днѣстра,

Отовсюду, гдѣ богато
Слово Русское гремитъ,
Гдѣ о горѣ братьевъ свято
Сердце Русское болитъ, —

Всѣ и каждый, общей силой,
На поминкѣ о Петрѣ,
Всѣ поможемъ нашей милой
Утопающей сестрѣ.

Что же? нѣтъ бѣды въ попыткѣ!
Стихъ мой брошу на авось:
Съ міра просимъ — не по ниткѣ,
А по камешку намъ брось!

Пусть откроется подписка —
И Полтава спасена;
Ей не нужно обелиска,
Мостовая ей нужна!

(1849)

Приписка 1853:


Не напрасно Русь младая,
Крѣпнет славой и добромъ,
Исполински выступая
За Царемъ-богатыремъ.

Онъ умѣетъ мысль и дѣло
Подъ одинъ итогъ подвесть.
Съ нимъ задуманное смѣло —
Завтра будь! И завтра есть.

Надъ потокомъ и надъ бездной
Чудо смѣлой красоты,
Здѣсь и тамъ, какъ змій желѣзный
Извиваются мосты.

Платамъ, тундрамъ и порогамъ
Вѣкъ нашъ знать себя даетъ,
Онъ раскинулъ по дорогамъ
Чудный коврикъ — самолетъ.

Вотъ юнѣетъ съ юнымъ градомъ
Старость матушки Москвы;
Вотъ Иванъ-Великій рядомъ
Съ мѣднымъ всадникомъ Невы.

Любознательно и жадно
Петръ на міръ глядитъ съ небесъ:
Дѣду въ радость, и досадно
Видѣть новый рядъ чудесъ.

За Россію и за Внука
Торжествуетъ радость въ немъ,
Но груститъ онъ, что наука
Опоздала торжествомъ.

Онъ грустилъ, что чуткимъ смысло
Власть паровъ онъ не проникъ,
Дымъ пустилъ бы коромысломъ
Сжалъ бы Русь онъ въ паровикъ.

Не скорби, родной державы
Охранительная тѣнь!
Ты зажгла намъ утро славы
И нашъ полдень твой же день.
3:45a
15 ІЮЛЯ 1849 г.
(Владиміру Павловичу Титову).

Предъ минаретами Пророка,
Здѣсь, гдѣ объятый цѣпью горъ,
Подъ небомъ голубымъ востока
Свѣтлѣетъ голубой Босфоръ, —
Мы, дѣти Руси православной,
Единодушною семьей
Тебѣ поемъ припѣвъ заздравной,
Нашъ именинникъ дорогой.

Въ дому твоемъ для насъ Россія.
Здѣсь все, чѣмъ намъ она мила:
Креста преданія святыя
И слава Русскаго орла,
И языка родного звуки,
Чтобъ сердцу сердца вѣсть подать,
И Русскія сердца и руки,
Чтобъ брата съ нѣжностью обнять.
3:48a
Уроки лавровского
Originally posted by cil86 at Уроки лавровского



Господин Лавров, который у нас глава МИД, снова опозорился. В принципе, для человека, назвавшего Сан-францисский мирный договор декларацией (!), ничего особо необычного тут нет, если бы данный субъект не возглавлял важнейшее министерство.
Вот что пишет шведская Dagens Nyheter, перевод которой сегодня публикует портал ИноСМИ
Когда министр внешней политики Финляндии Тимо Сойни (Timo Soini) недавно приезжал в Москву на встречу с коллегой Сергеем Лавровым, Лавров подчеркнул, что «любой умный и честный западный политик знает, что Россия никогда не нападет на члена НАТО». Учитывая, что Финляндия — не член НАТО, высказывание в данном контексте выглядит по меньшей мере странно.


Уровень профнепригодности просто зашкаливающий.

3:53a
Originally posted by chukcheev at post

Рассказывают, что когда фильм Фридриха Эрмлера «Перед судом истории» (оригинальный жанр постановочного диалога между реальным Василием Шульгиным и неким вымышленным Историком, озвучивающим советскую точку зрения на прошлое России первой половины ХХ века) вышел на экраны, то его очень скоро изъяли из проката по цензурным причинам.
Живой Шульгин, сохранивший ум и красноречие на девятом десятке, подлинный, настоящий, трагичный, прошедший тюрьмы, вынужденный прославлять Ленина и новую власть, превосходил своего визави на несколько голов, отчего эффект картины получался прямо противоположный.
Белая Россия, уничтожаемая, оболганная, почти полностью вымершая, восставала вместе с Шульгиным, чтобы – пусть окольно, намёком, одной интонацией – дать понять зрителю, что ещё ничего не кончено, что, сколь бы ни пытались, её веру и её дело не вычеркнуть, ни выпилить, ни замолчать…
Короче, цензоры спохватились правильно, только, глядя из дня сегодняшнего, на удивление поздно, поскольку не ясно, как вообще «Перед судом истории» допустили до проката, ибо фильм был буквально переполнен серьёзными идеологическими проколами и, вместо утверждения верности исторического пути страны и, соответственно, правоты марксистко-ленинского учения, превращался в удобную для любого диссидента грушу.
Начать следует с того, что Шульгину приходилось озвучивать вызубренный и навязанный ему отчасти текст, отчего он не был свободен в аргументации, и потому, когда его оппонент с удовольствием оттаптывался на неудобных для Василия Витальевича тема, сам Шульгин вынужден был молчать, избегая столь же болезненных для советских сюжетов.
Так, ни разу не было произнесено имя Сталина, а тема репрессий, которую, при желании, можно было повернуть более чем безжалостно («Чем закончились сорок лет вашей власти? Гулагом, который вы срочно демонтируете, выпуская сотни тысяч ни в чём не виновных!»), прошла вскользь: помянули ХХ съезд и приданный этим форумом могучий импульс да пребывание Шульгина в советской тюрьме.
Не меньшую самоподставу устроил Эрмлер, когда вздумал поймать Шульгина на профашистских симпатиях. Оказывается, в 1927 году Шульгин (напомним, монархист, ненавидевший большевиков) в одной из статей тепло отзывался о Муссолини, чья правая диктатура предотвратила сползание Италии влево.
Шульгин пытался было объяснить, что итальянский фашизм и германский нацизм не есть одно и то же, что политическая обстановка в 20-х годах кардинально отличалась от обстановки в 30-х, но наш Историк ухватился за термин и с энтузиазмом стал побивать Шульгина, показывая ему хронику 40-х годов, где немолодой и грузный Дуче приезжает на свидание к Гитлеру.
Как это опровергает слова Шульгина, который и не думал отрицать союзничества Германии и Италии в годы Второй Мировой – по причине их очевидности, не слишком понятно; вероятно, Эрмлер рассчитывал, что у зрителя от одного вида Фюрера включится условный рефлекс и волна вызванной ненависти заставит позабыть обо всём: «Гитлер, Гитлер, гав-гав-гав!»
Но дальше Эрмлер вообще совершает смертельный кульбит, со вкусом стреляя себе в ногу. Намереваясь пригвоздить вместе с Шульгиным всю эмиграцию (эти поразительное советское стремление всех своих недругов грести под одну гребёнку – что нацисты, что фашисты; что монархисты, что либералы, что эсеры, что меньшевики, что троцкисты), Эрмлер заставляет Историка показать ещё один ролик, посвящённый заседанию Конгресса освобождения народов России.
Шульгин, которому деваться некуда и надо отбывать роль до конца, смотрит этот ролик без возражений, всем видом изображая моральный надлом: на плёнке подробно запечатлено, как высшие руководители Рейха присылают в адрес КОНР приветственные телеграммы, которые зачитываются под восторженные крики и массовое зигование.
Шульгин, подчеркнём, подневольный человек, которому нельзя отступать ни вправо, ни влево от утверждённого текста, и потому Эрмлер благополучно этот острейший момент минует, потому что, в противном случае, его, вместе со всей съёмочной группой, ждал бы унизительный и совершенно неотразимый разгон.
«Всё прекрасно, – мог бы заметить Шульгин, будь он по-настоящему свободен, – но есть одно небольшое уточнение. Лидер КОНР генерал Власов не был эмигрантом, тем более он не был белоэмигрантом. Он – ваш, советский, с головы до пят. Член ВКП(б). Орденоносец. Сталинский выдвиженец. Спаситель Москвы. А когда попадает в плен, то тут же начинает сотрудничать с немцами. В русской армии во время Великой войны десятки генералов попадали в плен, но ни один – ни один! – не перешёл на сторону врага. А ваш Власов перешёл.
Да, и среди бывших белых генералов были те, кто пошёл на службу гитлеровцам. Это – чёрная страница эмиграции, за которую мне стыдно. Но, и это важный нюанс, никто из них, на момент перехода под германское знамя, не был генералом воюющей с Германией армии…»
Но Шульгин, естественно, таких слов не произносит, спасая Эрмлера от серьёзных неприятностей двоякого рода: во-первых, напоминание о подлинной карьере Власова, который не был отщепенцем, случайно оказавшимся во главе 2-й Ударной армии, но являлся типовым военачальником, прошедшим последовательно все ступеньки (дивизия – корпус – армия); во-вторых, явная идеологическая диверсия, перебить которую попросту нечем.
Но, спасая Эрмлера, Шульгин, парадоксальным образом, подготавливает крушение главного своего врага – большевиков. Если Эрмлер не способен выиграть спор у загнанного в угол старика, который лишь изредка, одним тоном, может обозначить подлинные свои чувства и мысли, не способен победить Шульгина аргументами, имея при себе весь арсенал средств – от архивов до кинотек, если для привлечения зрителя на свою сторону приходится использовать подтасовки и передёрги, ставя встык учредительную конференцию КОНР и кадры Ленинградской блокады, то это означает, что советская картина мира (которую Эрмлер, в отличие от его конъюнктурных сменщиков, исповедовал искренне и которая была плодом и его рук тоже) может существовать только в тепличных условиях.
В тот момент, когда она столкнётся с настоящим умственным сопротивлением, которое не загнать в бан угрозами нажаловаться товарищу майору, эта идеология, как показали 80-е годы, очень быстро начинает разваливаться, не выдерживая подавляемых внутренних противоречий.
Это, возвращаясь к изгнанному из картины Эрмлера Сталину (кстати, лауреату Сталинской премии), в условиях официального советского дискурса можно было сказать, что ХХ съезд, осудивший культ и вернувший страну к ленинским нормам, обнуляет всё великое тридцатилетие (1924 – 1953), но в нормальной дискуссии такой приём не пройдёт: «Как это «не о чём больше говорить» и «всё в прошлом»? Мы только-только начали разбираться, что это на самом деле было!..»
Изъяв «Перед судом истории» из проката, кинематографическое начальство поступило, в общем, правильно (идейный вирус следовало купировать), но, это была лишь половина дела. Вторая половина заключалась в вырабатывании у аудитории иммунитета к такого рода воздействию.
Эта задача, безусловно, сложнее; проще держать свой народ в изоляции – сколько возможно, но вот когда окна распахиваются настежь, как это и произошло в 80-е, дёргаться уже поздно.
3:13p
О некоторых методах и приемах иностранных разведывательных органов .1937

Особенно широкое распространение опечатки получили за последние два-три года.
Причем опечатки эти в значительной своей части отличались от прежних, обычных опечаток тем, что они искажали смысл фразы в антисоветском духе.

Чаще всего техника опечаток такова: заменяются одна-две буквы в одном слове или выбрасывается одна буква, и фраза в целом приобретает контрреволюционный смысл.
Многие редакторы и работники газет иногда не видят за опечаткой вражескую руку и склонны эту опечатку объяснять неопытностью корректора или наборщика.
Надо кончать с этой идиотской беспечностью и кончать немедленно.

Нам известны факты, когда вражья рука в обыкновенный снимок ловко и тонко врисовывала портреты врагов народа, которые становятся отчетливо видными, если газету и снимок рассматривать со всех сторон.
Расследование многих из этих фактов показало, что в ряде типографий безнаказанно орудовали группами или в одиночку враги народа: троцкисты, матерые меньшевики и эсеры в прошлом, бухаринские последыши и просто разведчики.

Пользуясь политической близорукостью редактора, Д. проводил в газете вредительскую работу, сделал газету политически беззубой, скучной, беспринципной


Л. Заковский, "О некоторых методах и приемах иностранных разведывательных органов и их троцкистско-бухаринской агентуры", Партиздат ЦК ВКПБ, 1937

http://vault.exmachina.ru/spy/3/

3:30p
Всякий шпион, посланный к нам из капиталистических стран, стремится поскорее акклиматизироваться в советских условиях, сойти за советского человека, устроиться на работу. Особенно это облегчается полным отсутствием у нас безработицы. Шпион стремится проникнуть на завод, поступить в советское учреждение, завести там знакомство, посмотреть, кого и каким образом можно втянуть в свою сеть. С этой целью шпион обеспечивает себя подложным или краденым паспортам, иногда даже партийным билетом, всякого рода справками и рекомендациями. Для своей легализации шпион не останавливается ни перед какими средствами. Он начинает, например, разыскивать доверчивых женщин или известных на заводе девушек-стахановок из семей старых кадровых рабочих, с тем чтобы, породнившись с ними, сразу войти в крепкую и известную на заводе среду как «мужу такой-то», «зятю или родственнику такого-то». Для выполнения шпионских задач все средства хороши: и «активность» в общественной жизни, и «стахановская работа», и подхалимство, и угодничество, и лесть, и, наконец, неоднократные «женитьбы» и «разводы» с целью подыскания более подходящей партии.

Как показали последние процессы, троцкисты, зиновьевцы и правые—реставраторы капитализма—враги народа быстро откликнулись на призыв своих фашистских хозяев и не за страх, а за совесть старались работать для японо-германского фашизма. Суд над троцкистско-японо-немецкой агентурой показал, что эти грязные предатели—троцкисты, вредители, шпионы, диверсанты с такой же энергией искали хозяев среди фашистских разведок, как последние искали троцкистов в качестве своих агентов.

Известен ряд случаев, когда шпионы-вербовщики подставляли наивным людям жен. Эти жены «чутко» проявляли повышенный интерес к работе своих мужей, выведывали их служебные секреты. Получив достаточно материалов, чтобы политически скомпрометировать мужа, такая жена раскрывала карты, предлагая в лоб перейти на прямую, хорошо оплачиваемую службу «своей» разведки. Не у всех находилось достаточно мужества для честного выхода из такого положения. А этим-то и пользовались шпионы и превращали свою бессознательную и беспечную жертву в изменника и предателя своей родины.

На самом же деле каждый честный советский гражданин имеет полностью возможность отвести от себя грязные шпионские поползновения, освободиться от опутывающей его паутины и принести пользу своей родине, разоблачив назойливо пристающих шпионов.

С. Уранов, "О некоторых коварных приемах вербовочной работы иностранных разведок"
http://vault.exmachina.ru/spy/1/


* * *

На Украине в Краматорске троцкисты не надеялись на одного из своих сообщников, думая, что он их выдаст. Тогда руководитель организации пригласил его покататься на автомобиле вместе с женой. На полном ходу, на повороте он пустил автомобиль на телеграфный столб, а сам выпрыгнул. Он убил жену этого предполагаемого изменника, а потом сказал: «Вот чорт, шкурка выделки не стоит, зря бабу убил, а тот жив остался».

Это приемы заграничных контрразведок.

Л. Заковский, "Троцкисты и правые — шпионско-диверсионная агентура фашизма"
http://vault.exmachina.ru/spy/3/3/


* * *

К огорчению шпионов, большевики и местность изменили…

К. Кириллович, "Шпионы за работой"
http://vault.exmachina.ru/spy/7/


* * *

Очень многие японские православные церковники были мобилизованы для службы в частях оккупационной армии, действовавшей на территории Дальнего Востока.

Японские попы участвовали в нападении японских войск на партизанские части 4—5 апреля 1920 г. во Владивостоке, Нижне-Уссурийске, Хабаровске и многих других городах. Японские войска при участии попов устраивали в те дни кровавые погромы в рабочих кварталах, убили тысячи рабочих и крестьян Дальнего Востока.

Б. Кандидов, "Церковные шпионы японского империализма"
http://vault.exmachina.ru/spy/9/
3:35p
Почему Ивану Грозному не везёт в кино
Originally posted by marss2 at Почему Ивану Грозному не везёт в кино

Это был, в общем, нормальный царь переломной эпохи. С тяжёлым детством, со множеством внутренних и внешних вызовов, со своими победами и неудачами. Со своими заслугами и со своим списком жертв — как известно, по тогдашним европейским меркам вполне скромным, резко уступавшим спискам испанского коллеги Филиппа или английской коллеги Марии (если бы те, конечно, вели свои «синодики обиженных»).

На каждое утверждение об Иване Васильевиче обязательно можно найти какое-нибудь «зато».

Например: взял Казань и Астрахань – зато проиграл Ливонскую войну, открыв тем самым ворота будущему польскому нашествию.

Проиграл Ливонскую войну — зато разбил Девлет-Гирея, окончательно похоронив идею возвращения ига в любой форме.

Похоронил иго — зато казнил кучу народу.

Казнил кучу народу — зато установил сильную центральную власть, как показали последующие столетия истории, для России необходимую до неизбежности.

Установил сильную центральную власть – зато устроил опричнину, подготовив почву для будущего Смутного времени.

Устроил опричнину – зато увеличил размеры государства вдвое…

И так далее и так далее. В принципе, из таких «зато» состоит политическая биография любого крупного исторического лидера.

Но мы сегодня о другом. А именно – о том, почему Ивану IV, первому русскому царю, так сильно не везёт в отечественном кино.

Вспомним основные этапы его кинематографической карьеры.

***

В первую очередь это, конечно, «Иван Грозный» С.М. Эйзенштейна (1944/1957 г.). Первая часть фильма, задуманного как трилогия, снималась в эвакуации, в войну, в тяжёлые годы. И это был, конечно, чистейший фильм-плакат без примесей. Вот юный Иван коронуется на царство и немедленно сообщает, глядя огненным взглядом, свою политическую программу укрепления вертикали боярам — чтоб те боялись. Бояре, которым предстоит бояться — смотрят в ответ с лютой ненавистью, которую даже не пытаются скрыть. За одетым и подстриженным «по польской моде» Курбским только что парашют не волочится — видно, что предаст. Ханский посол предлагает царю зарезаться прямо на коронации.

Фильм, в отличие от безупречного шедевра «Александр Невский», не получил безусловного признания, но получил Сталинскую премию – надо думать, главным образом за своевременность и ясность изложенного послания.

Вторая часть того же фильма от первой отличается разительно — как будто Эйзенштейн спохватился и решил наверстать весь упущенный в первой части психологизм и полутона. Плакатности стало вдруг очень мало — а вместо неё появился символизм, и психологизм, и цветная пляска опричников, и Федька Басманов в женской маске, и воспоминания Ивана об ужасах детства, и его двусмысленное опасное шутовство.

Фильм не только не получил Сталинской премии, но и не был выпущен в прокат, отправившись на полку более чем на 10 лет. Надо думать, главным образом за превращение проекта, который должен был стать частью популярного разъяснения государственной идеологии, в локальную шекспировскую драму.

***

Затем, в 90-е годы, было совершено целых две попытки экранизировать «Князя Серебряного» А.К. Толстого. Первая называлась «Царь Иван Грозный», где постоянно орущего холерика с правом на убийство Ивана играет Кахи «Чёрный Абдулла» Кавсадзе, а князя Серебряного — Игорь Тальков, и больше об этом говорить ничего не хотелось бы.

Второй фильм – «Гроза над Русью» — возник из-за того, что режиссёр предыдущего фильма поссорился с продюсером и нашёл на Украине другого, выделившего ему 400 тысяч долларов. Об этом фильме хотелось бы говорить ещё меньше, чем о предыдущем. Отметим лишь, что вместе они безусловно являются своеобразным памятником девяностым как явлению: распилу подвергся даже царь Иван.

Наконец, последним на сегодня киновоплощением истории Грозного следует считать «Царя» Павла Лунгина 2009 года. Об этой картине говорилось в своё время много — и всё, что о ней говорилось дурного, безусловная правда. Исторически в ней нет ни одного достоверного кадра, 35-летнего статного царя исполняет пожилой, беззубый и сутулый П.Н. Мамонов, диссидентов загрызают медведем, Иван предпочитает пытать и казнить лично, а вообще и Мамонов, и о. Иоанн Охлобыстин (по роли – шут) играют одного и того же бесноватого фрика, очевидно соревнуясь, у кого фриковатее и бесноватее.

***

Что объединяет все перечисленные фильмы? Они не изображают нормального живого царя. За исключением первой эйзенштейновской картины, которая вовсе не изображает человека, а изображает венценосную государственную идею, — они показывают нам разные формы «безумца на троне». Чрезвычайно напоминающего, что естественно, И.В. Сталина — тоже не настоящего, а того, какого полюбили изображать кинематографисты перестройки.

По сути, единственный убедительный человеческий образ Ивана Грозного был воплощён актёром Яковлевым в кинокомедии «Иван Васильевич меняет профессию». При взгляде на этого царя вполне веришь, что он Казань брал и Астрахань брал — и вполне веришь, что он легко переходил, если что, к репрессиям. К сожалению, в задачи режиссёра Л.И. Гайдая не входило раскрытие исторической роли этой личности — и с этим остаётся только смириться.

***

…У меня есть версия, уважаемые читатели, почему так вышло.

Так вышло потому, что киношный Грозный был, по сути, прямым наследником Грозного литературного.
А тот, в свою очередь – наследником того Грозного, которого описывали публицисты недобитых при «последнем Рюриковиче», выживших и позже пришедших к власти (вплоть аж до трона) боярских родов.

Примерно тот же фокус, только ещё более разительный, был выкинут с «последним Йорком» Ричардом III в далёкой Англии публицистами победившего Генриха Тюдора.

И поэтому у всех, кто сталкивался с двумя Иванами — эксцентричным, но достаточно обычным для своего эксцентричного времени русским самодержцем, персонажем политической истории, и откровенно диким шутом-маньяком, персонажем публицистики, — возникала нестыковка форматов.
И творцов в подавляющем большинстве тянуло к Ивану номер два – такому сценичному, с такой богатой палитрой отрицательных качеств, такому близкому к духу сцены, драмы и надрыва с буффонадой.

А для выражения политической державной идеи в русской истории обычно находились персонажи менее противоречивые – от того же Александра Невского до Петра Великого.

Поэтому нормального фильма о нормальном царе переломной эпохи у нас нет.

Хотя стоило бы — чисто из чувства справедливости. В конце концов, при строительстве памятника тысячелетия России Ивана Васильевича уже обделили.

http://histrf.ru/biblioteka/reviews/review/tsar-nie-nastoiashchii-pochiemu-ivanu-groznomu-nie-vieziot-v-kino

3:39p
К вопросу о "Слава Украине"
Originally posted by abcdpolk at К вопросу о "Слава Украине"

Надоело объяснять "славаукраинствующим" персонажам, считающим эти фразы "нефашистскими", что одновременно с произнесением: "Слава Украине! - Героям слава!" необходимо поднять вытянутую правую руку под углом, чуть выше головы, то есть - выполнить жест гитлеровского (нацистского) приветствия, а попросту говоря - "зигануть" или "кинуть зигу".

По крайней мере, именно так написано в пункте 3 раздела IV постановлений (обложка на заглавной картинке) II Великого сбора ОУН, состоявшегося в апреле 1941г. (Спасибо т. a_dyukov за наводку)

Цитирую: "Организационное приветствие [ОУН] имеет форму поднятия вытянутой правой руки вправо - на уровне выше верхушки головы. Обязательные слова полного приветствия: "Слава Украине" - "ответ - "Героям Слава". Допускается сокращение приветствия - "Слава" - "Слава".

А вот и первоисточник:
(Архіви та колекції:  ГДА СБУ — Ф. 13. — Спр. 376. — Т. 4.)
Полностью документ можно посмотреть на сайте "Електронний архів УКРАЇНСЬКОГО ВИЗВОЛЬНОГО РУХУ" (рус. "украинского освободительного движения").

На этом же сайте можно найти немало любопытных документов ОУН.
Вот, например, обращение "ГРОМАДЯНИ УКРАЇНСЬКОЇ ДЕРЖАВИ!" и  "Заява Краєвого Проводу ОУН", датированные тем же 1941 годом.

(за помощь в переводе отдельное спасибо моему другу Дмитрию):

"На Украинскую землю вошла Немецкая Армия (Дойче Вермахт). Вошла сюда как союзница в борьбе против Москвы. Не как завоевательница, а как союзница. И за это ее необходимо уважать. Основная роль на первой стадии войны лежит на немецкой Армии. Пока немцы буду воевать с Москалями, мы сумеем создать свою Украинскую Армию, чтобы потом совместными силами приступить к разделу мира и установления порядка. Утверждаю, что единственным "сувереном" на Украинских Землях есть Украинский Народ, а его авангардом Руководство украинских националистов со Степаном Бандерою во главе. Всякое покушение на это наше Святое Право встретит наш решительный отпор."

"В свое дальнейшей борьбе ОУН придерживается и будет стараться развивать сотрудничество с Германией и со всеми теми силами, что, будучи дружественными Украине, сегодня под руководством Германии бороться с наибольшим врагом Украины - московским большевизмом до установления нового европейского порядка, соучастником которого хочет стать Украина. ОУН выражает уверенность, что независимо от сегодняшней ситуации, эти силы признают в ближайшем будущем великую роль ОУН, как источника, который один может организовать и повести украинский народ в его борьбе против Москвы за независимое украинское государство и строительства надежного мира на Востоке Европы."

К сожалению, на сайте "Украинского освободительного движения" почему-то (интересно почему?) нет «Акта провозглашения Украинского Государства» (укр. «Акт проголошення Української Держави») объявленного 30 июня 1941г. членами ОУН во Львове, после вступления в город подразделений вермахта, походных групп ОУН и абверовского диверсионного батальона «Нахтигаль», состоявшего из украинских националистов.

Тем не менее, этот документ широко распространен в Интернете:


"Акт провозглашения Украинского Государства.

1. Волей украинского народа, Организация Украинских Националистов под руководством Степана БАНДЕРЫ провозглашает создание Украинского Государства, за которое положили свои головы целые поколения лучших сынов Украины.
Организация Украинских Националистов, которая под руководством ее Создателя и Вождя Евгения КОНОВАЛЬЦА вела в последние десятилетия кровавого московско-большевистского порабощения упорную борьбу за свободу, призывает весь украинский народ не складывать оружия так долго, пока на всех украинских землях не будет создана Суверенная Украинская Власть.
Суверенная Украинская Власть обеспечит украинскому народу покой и порядок, всестороннее развитие всех его сил и удовлетворение всех его нужд.

2. На западных землях Украины создаётся Украинская Власть, которая подчинится Украинскому Национальному Правительству, которое создастся в столице Украины — КИЕВЕ.

3. Вновь создающееся Украинское Государство будет тесно взаимодействовать с Национал-Социалистической Велико-Германией, которая под руководством своего Вождя Адольфа ГИТЛЕРА создает новый порядок в Европе и в мире и помогает украинскому народу освободиться из-под московской оккупации.
Украинская Национальная Революционная Армия, которая создается на украинской земле, будет бороться дальше совместно с СОЮЗНОЙ НЕМЕЦКОЙ АРМИЕЙ против московской оккупации за Суверенное Соборное Государство и новый порядок во всем мире.

Да здравствует Суверенное Соборное Украинское Государство! Да здравствует Организация Украинских Националистов, Да здравствует руководитель Организации Украинских националистов и Украинского Народа СТЕПАН БАНДЕРА!
СЛАВА УКРАИНЕ!"

Вот так. Ни больше ни меньше. Предшественники нынешних "славаукраинцев" были готовы участвовать в разделе мира и "тесно взаимодействовать с Национал-Социалистической Велико-Германией, которая под руководством своего Вождя Адольфа ГИТЛЕРА создает новый порядок в Европе".

Однако, у их "союзников" были совсем иные планы.
Вот, например, что
сказано в "Замечаниях и предложениях «Восточного министерства» по генеральному плану "Ост":

"К вопросу об украинцах.
По плану главного управления имперской безопасности, на территорию Сибири должны быть переселены также западные украинцы. При этом предусматривается переселение 65 процентов населения. Эта цифра значительно ниже, чем процент польского населения, подлежащего выселению...

Пока мы заинтересованы в том, чтобы увеличить численность украинского населения в противовес русским. Но это не должно привести к тому, что место русских займут со временем украинцы...
Ни в коем случае не следует давать местному населению более высокое образование. Если мы совершим эту оплошность, мы сами породим в будущем сопротивление против нас. Поэтому, по мнению фюрера, вполне достаточно обучать местное население, в том числе так называемых украинцев, только чтению и письму...

Ни в коем случае не следует строить русские (украинские) города или благоустраивать их, ибо местное население не должно иметь более высокого жизненного уровня.
Немцы будут жить в заново построенных городах и деревнях, строго изолированных от русского (украинского) населения…"

И возвращаясь к теме "СлаваУкраине" - несколько примечательный фотографий:


"Hail Hitler" и "Слава Украине", "Слава Гитлеру!" и "Слава Украине!" - как органично сочетаются эти два лозунга.

<< Previous Day 2016/07/05
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com