?

Log in

No account? Create an account
Sergey Oboguev's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Friday, September 16th, 2016

Time Event
8:53a
2:17p
"Очень плохой день" - 15.08.1944
Originally posted by wyradhe at "Очень плохой день" - 15.08.1944

"Очень плохой день" - 15.08.1944

Выше ( http://wyradhe.livejournal.com/484671.html , п. III) приводилась сводка сообщений о мало кому известной немецкой попытке покончить с нацизмом и войной. Согласно распределению ролей в детсадовской мифологии, заменяющей общественному сознанию историю Видерштанда (мифологию эту сколотил на коленке в 1946 не кто иной, как Даллес, используя двух своих давних контактеров - упорных участников Видерштанда, Шлабрендорфа и Гизевиуса. Собственно, ничего плохого в этом не было - задачи военно-политического обустройства и пропаганды суть явно не те задачи, которые выводят в приоритет полное и соразмерное освещение истины. А тут даже еще и действовали с удивительным запасом против приемлемой для таких задач меры неправдивости: дезинформации как таковой Гизевиус не допускал даже и фактически, а Шлабрендорф - не допускал формально и почти не допускал фактически. Плохое было в том, что эту мифологию жует общественно-историческое сознание и Запада, и Востока уже 70 лет, и влияет она и на научное освещение предмета),
- так вот согласно означенному распределению ролей главный светлый герой Видерштанда - натурально, Штауффенберг, кульминация всего - взрыв 20 июля, а попытка 15 августа игнорируется практически всеми. При этом как-то опускается, что Штауффенберг и Хефтен с треском провалили убийство Гитлера, потому что очень хотели гарантированно уцелеть (причем не по робости нрава, а по категорическому желанию Штауффенберга принять участие в дележе власти после переворота и стать харизматическим политическим лидером и провозвестником великих новых истин [всякая довольно отвратная юнгеровщина] в новой Германии. Опускается и то, что попытка 15 августа была замышлена куда масштабнее, а провалилась, в отличие от попытки 20 июля, совсем не по вине исполнителей.

Еще в июле, до покушения, Клюге, командующий Западом, принял для себя ту идею, что в случае провала покушения надо будет, при возможности, идти на последнюю меру, - открывать Западный фронт союзникам, поднимать мятеж, разворачивать войска и стремительно вести их в Берлин (очищая заодно Францию) - вместе с союзниками или первым эшелоном перед ними. Между 20 июля и 15 августа Клюге каким-то образом обеспечил достаточные, по его мнению, шансы, что весь фронт, кроме разве что авиации и ваффен-СС, такой его приказ выполнит. А перед мгновенным ошеломляющим ударом такого рода должны были бы смириться и авиация с ваффен-СС. Клюге вошел также в секретные шифрованные переговоры с англо-американским командованием и в общих чертах приготовил его к мысли о сделке, в которой он откроет союзникам фронт, сдаст Францию и поведет войска на восток. На 15 августа была назначена встреча Клюге прямо с Паттоном на ничьей земле в Фалезском полукотле (Монтгомери был в курсе). [Не могу в связи с этим не вспомнить, как Кутузов собирался встречаться с Лористоном на ничьей земле, подальше от своего штаба и подчиненных, чтобы заключать с противником соглашение о перемирии и выводе войск].

Ранним утром 15 августа Клюге отбыл из своей штаб-квартиры на своей командирской машине (с единственными спутником - адъютантом) в котел и наглухо пропал без вести для собственной стороны - в 9:30 утра его машина прекратила радиосвязь без объяснения причин. Одновременно из своей штаб-квартиры точно так же убыл Паттон - с ним встречаться. А вот союзникам Клюге каким-то образом довел, что выехал на место, так как начальник разведки Монтгомери сообщал самому Монтгомери, что Клюге "пропал без вести" для своих и что-де, значит, скоро союзники получат от него известие.

Однако никакого известия от него не получили, а Паттон, приехав на условленное место, никого там не нашел. Союзники сильно обеспокоились и кто-то у них стал по радио справляться у кого-то, так где же Клюге. Эти радиосигналы перехватила немецкая служба перехвата, и наверх немедленно ушло, что союзники справляются у кого-то, где же Клюге. Гитлер, уже знавший, что Клюге куда-то испарился из своей ставки и пропал, сложил два и два и немедленно все понял.

А Клюге на встречу с Паттоном в оговоренное место добраться не смог все из-за того же полного превосходства союзников в воздухе. Какой-то штурмовик союзников, заметив одиноко движущуюся командирскую машину неприятеля, и не зная, естественно, о тайной договоренности Клюге с союзниками и о том, что это именно он, - атаковал эту машину и поразил в итоге бомбой. Клюге уцелел (да и под огонь попадал не в первый раз), но машина и рация были разбиты. Клюге не мог добраться до нужного места, и пошел пешком к своим - ночью явился в штаб частей в котле, а наутро вернулся в свою ставку. Возможности повторить попытку Гитлер, естественно, ему не дал - стремительно сместил его, сменил Моделем и отозвал в Германию. Клюге по дороге покончил с собой. В течение следующих двух недель немецкая сторона собрала немало информации, и 31.08 Гитлер уже поминал все подробности: "Английские и американские патрули вышли навстречу, но, видимо, не вошли в контакт... Англичане объявили, что поддерживают контакты с каким-то немецким генералом... 15 августа — худший день в моей жизни. Только по счастливой случайности их план не удался. На самом деле он ждал английский патруль, который... они не заметили друг друга. Он потерял… когда налетел штурмовик. Он оставался на месте, не мог ехать дальше и двинулся назад… "

А что было бы, удайся Клюге его намерение?
А было бы:
- в нашей стране остался бы в живых миллион убитых, умерших от ран и сгинувших иначе военнослужащих, которые в реальности потеряли жизнь после августа 1944 и до конца войны; не было бы ранено несколько миллионов человек;  равномерно и мирное население СССР больше не страдало бы.
- товарищу Сталину осталось бы щелкать зубами и ничего не занимать и не советизировать в Европе, поскольку никто бы его туда уже не пустил;
- отчего хорошо было бы не только Европе, но и опять же людям нашей страны, поскольку товарищ Сталин не взялся бы кормить подвассальную советизируемую Европу и немеренное количество советских оккупационных сил и вассальных формирований, так что  послевоенный неурожай не превратился бы, как в реальности, в голод на миллион примерно умерших;
- тот же товарищ Сталин после войны сидел бы тихо и не грозил отсель шведу в Китаях-Кореях с соответствующими "мобилизациями" и новыми витками военного строительства, ибо вольно ему было так себя вести, имея под собой пол-Европы - да не очень-то вольно ему было бы так себя вести, имея к западу от себя независимую Польшу, а за ней - единую нераздолбанную Германию, подвассальную союзникам, с армией и промышленностью. Конечно, великую мечту о том, что после войны союзники заставят Сталина отменить крепостное право, никто не исполнял бы все равно, поскольку союзники и не подумали бы этого добиваться. Но тем не менее.
- миллионам ди-пи, от казаков до любого люда, не угрожала бы выдача в руки любимой родины, ибо ни на черта не сдался бы при таком сценарии союзникам товарищ Сталин, чтобы так ему потрафлять.

Это только то, что выиграли бы наши люди. Все остальные выиграли бы тоже - и от того, что не погибли бы и не пострадали от оружия, военных и послевоенных казней,  голода-разрухи, этнических чисток и депортаций все те миллионы человек, которые  под них попали осенью 1944,   в 1945, в 1946... И оттого, что никакой советизации половины Европы не произошло бы.

А все это случилось бы потому, что ок. 15  авг. 1944 обстановка была такая:
красное - территории, занятые союзниками,
серое - нейтралы
белое - Финляндия
прочее - Германия и вассалы, а именно:
фиолетовое  - территория Болгарии и оккупированная Болгарией
синее - территория немецких фронтовых главнокомандований в Италии и на Балканах
желто-зеленое - территория Восточного фронта
салатовое - территория Западного фронта
остальное - внутренняя территория Германии и ее союзников, не входящая в территорию фронтов, а также оккупированная Скандинавия.


Во внутренней зоне было почти пусто. Если бы Западный фронт исполнил приказ Клюге и двинулся, очищая Францию, скорым маршем на Берлин - NS режиму осталось бы жить самое большее недели две, и то если бы он сумел каким-то получудом закрыть для войск Западного фронта железные дороги. А  если бы не сумел - то покончили бы с ним в неделю. Потому что посылать сопротивляться фронтовым войскам главнокомандования Запад режиму было бы просто некого.

Так что 15 августа - это не только для Гитлера такой черный день. Это вообще очень черный день. Знали бы пилоты в том штурмовике...





После провала революции 1907 Ленин бежал из Петербурга за границу через Финляндию. Уходя от финского берега на пароход по льду Ботнического залива, он провалился в треснувший лёд, в прорубь и спасся лишь чудом.

Если бы чуда не произошло и Ленин (один-единственный человек) утонул, то не было бы никаких апрельских тезисов, не было бы социалистической революции. Никто, кроме Ленина, даже в РСДРП(б) её весной 1917 изначально не планировал, все были настроены на длительный период буржуазной республики.
Конечно, это было бы не самым аппетитным из зрелищ: был бы огромный наплыв в образованный слой евреев, был бы огромный подъём полуобразованных слоёв уводящих гегемонию у качественных культурных слоёв. Но все бы (почти все) остались живы. Учредительное собрание основало бы буржуазную республику, первоначальные составы парламента и власти были бы левыми, но 5-10 лет спустя наступило бы отрезвление и возвращение в политику центристских буржуазных сил, политическое представительство РСДРП ужалось бы до естественного для неё веса в несколько процентов, а в ПСР доминирующим стало бы правое крыло.

Гегемония качественного культурного слоя пошатнулась бы, но не была бы уничтожена. Из этого неаппетитного состояния ценой значительных усилий, но оказалось бы возможным со временем вырулить -- потому что люди остались бы живы.

И даже Малороссия не стала бы "украинской", потому что с ходом естественного развития производительных сил украинцам пришлось бы переквалифицироваться в управдомы.

Ах, финский ледок...
3:04p
6:35p
"Ода на Победу"
(Марк Тарловский)

Лениноравный маршал Сталин!
Се твой превыспренный глагол
Мы емлем в шелестах читален,
В печальной сутолоке школ,
Под сводами исповедален,
Сквозь волны, что колеблет мол...
Се – глас, в явлениях Вселенной
За грани сущего продленный.

Тобой поверженный тевтон
Уже не огнь, а слезы мещет,
Зане Берлин, срамной притон,
Возжен, чадящ и головещат,
Зане, в избыве от препон,
Тебе природа дланьми плещет.
О! Сколь тьмократно гроздь ракет
Свой перлов благовест лиет!

За подвиг свой людской осанной
Ты зиждим присно и вовек,
О муж, пред коим змий попранный
Толиким ядом преистек,
Сколь несть и в скрыне злоуханной,
В отравном зелье ипотек!
Отсель бурлить престанут тигли,
Что чернокнижники воздвигли.

Се – на графленом чертеже
Мы зрим Кавказ, где бродят вины,
Где у Европы на меже
Гремят Азийские лавины:
Сих гор не минем мы, ниже
Не минет чадо пуповины;
Здесь ты, о Вождь, у скал нагих
Повит, как в яслях, в лоне их.

Восщелком певчим знаменитым
Прославлен цвет, вельми духмян,
Единой девы льнет к ланитам
Пиита, чувствием пиян;
А мы, влеченны, как магнитом,
Сладчайшим изо всех имян,
Что чтим, чрез метры и чрез прозу,
Как Хлою бард, как птаха розу?

О твердь, где, зрея, Вождь обрел
Орлину мощь в растворе крылий,
Где внял он трепет скифских стрел,
С Колхидой сливши дух ковылий,
Где с Промифеем сам горел
На поприще старинных былей,
Где сребрян Терека чекан
Виется, жребием взалкан!

В дни оны сын Виссарионов
Изыдет ведать Росску ширь,
Дворцову младость лампионов,
Трикраты стужену Сибирь,
Дым самодвижных фаетонов
И тяготу оковных гирь,
Дабы, восстав на колеснице,
Викторны громы сжать в деснице.

Рассудку не простреться льзя ль
На дней Октябревых перуны?
Забвенна ль вымпельна пищаль,
Разряжена в залог Коммуны?
Иль перст, браздивший, как скрижаль,
Брегов Царицыновых дюны?
Нет! Ленин рек, очьми горя:
Где ступит Сталин, там стезя!

Кто вздул горнила для плавилен,
Кто вздвиг в пласты ребро мотык,
Кем злак класится изобилен,
С кем стал гражданствовать мужик,
Пред кем, избавясь подзатылин,
Слиян с языками язык?
За плавный взлет твоих ступеней
Чти Сталинский, Отчизна, гений!

Что зрим на утре дней благих?
Ужели в нощи персть потопла?
Глянь в Апокалипсис, о мних:
Озорно чудище и обло!
Не зевы табельных шутих -
Фугасных кар отверсты сопла!
Но встрел геенну Сталин сам
В слезах, струимых по усам!

Три лета супостат шебаршил,
И се, близ пятого, издох.
В те дни от почвы вешний пар шел,
И мир полол чертополох.
И нам возздравил тихий Маршал
В зачине лучшей из эпох.
У глав Кремля, в глуши Елатьмы
Вострубим миру исполать мы.

Коль вопросить, завидна ль нам
Отживших доля поколений,
Что прочили Сионов храм
Иль были плотью римских теней,
Иль, зря в Полтаве Карлов срам,
Прещедрой наслаждались пеней, -
Салют Вождя у Кремлих стен
Всем лаврам будет предпочтен.

Нас не прельстит позднейшей датой
Веков грядущих сибарит,
Когда, свершений соглядатай,
Он все недуги истребит
И прошмыгнет звездой хвостатой
В поля заоблачных орбит!
Мы здесь ответствовали б тоже:
Жить, яко Сталин, нам дороже.

Итак, ликующи бразды
Вкрест, о прожекторы, нацельте,
Лобзайте Сталински следы
У Волжских круч и в Невской дельте,
Гласите, славя их труды,
О Чурчилле и Розевельте,
Да досягнет под Сахалин
Лучьми державный исполин!

В укор неутральным простофилям
Триумф союзничьих укреп.
Мы знаем: Сатану осилим,
Гниющ анафемский вертеп.
Да брызжет одописным штилем
Злачена стилоса расщеп!
Понеже здесь - прости, Державин! -
Вся росность пращурских купавен.

Сочинено: 9-13 мая 1945
9:15p
Олимпийский допинг
Originally posted by tor85 at Олимпийский допинг

"Предвосхищая очередные разоблачения хакерской группы Fancy Bears, Антидопинговое агентство Великобритании (UKAD) сообщило, что 53 британских спортсмена из 366, принимавших участие в Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро, имели терапевтическое разрешение на прием запрещенных Всемирным антидопинговым агентством (WADA) веществ". (с) http://palm.newsru.com/sport/16sep2016/uk.html

Как тут не вспомнить вечнозелёное:

Кум докушал огурец
И закончил с мукою :
"Оказался наш Отец
Не отцом, а сукою..." (с)





Вообще, пора "отбросить стыд" и распределять медали пропорционально доле в уставном фонде МВФ.

"Студентку вуза спрашивают, сколько ей нужно денег, чтобы превратить их студенческое общежитие в публичный дом?
— Две копейки, — отвечает она. — Чтобы позвонить туда и сказать: — Переходим на легальное положение."

<< Previous Day 2016/09/16
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com