?

Log in

No account? Create an account
Sergey Oboguev's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Wednesday, December 7th, 2016

Time Event
1:09a
Не Шарли
Originally posted by sergeyhudiev at Не Шарли






Во Франции в четверг парламент проголосовал "за" большинством левых и центристов за расширение закона о преследовании за создание препятствий для аборта.

Этот закон раньше касался создания прямых препятствий - т.е. бесед, попытки удержать перед абортарием. А теперь он касается интернета.

Сайты, которые информируют о вреде абортов и людей, которые об этом пишут, будут признаны совершающими преступление, и их будут наказывать : штраф 30 000 евро и два года тюрмы. Этот закон был предложен Министром про правам женщин, Лоранс Россиньоль... 7 декабря его будут утверждать в Сенате.


http://www.lefigaro.fr/actualite-france/2016/12/05/01016-20161205ARTFIG00087-si-vous-n-avez-pas-suivi-le-debat-sur-le-delit-d-entrave-a-l-ivg.php
http://tanya-mass.livejournal.com/3581180.html
8:10a
Положение русских в России
Originally posted by vol_majya at Положение русских в России

Александр Жучковский

"В связи с инициированной Путиным темой "российской нации" (каковую тему курирует Магомедсалам Магомедалиевич Магомедов) обострились прения по поводу дефицита русскости в нашей газоспасаемой Росфедерации.

Русские националисты как всегда говорят о кризисе идентичности русского народа. Но ведь проблема не в кризисе идентичности - так или иначе большинство людей в России считает себя по национальности русскими (хотя тут "есть над чем работать" - определенную просветительскую работу проводить нужно). Проблема в отсутствии у русских власти и собственности и, как следствие, отсутствие у русских ощущения себя "хозяевами положения", хозяевами собственного дома - России.

Конечно, в русском национальном государстве, где русские будут "хозяевами положения", в основополагающих документах будет закреплена роль русских и как создателей российского государства, и как господствующей нации в России. Но это будет не условием власти русских в своей стране, а всего лишь оформлением, признаком этой власти.

Сейчас же более актуальным представляется не требование официально признать русских "государствообразующими", вписать русских в Конституцию и т.д., а требование, сформулированное Галковским: "Отдавай деньги и власть и вали на все четыре стороны".

Очевидно что в наших реалиях какая-либо "прописка" мало изменит фактическое положение русских в Росфедерации. Поэтому требование прописать русских в РФ сугубо вторично по отношению к требованию вернуть русским власть и собственность. Хотя, строго говоря, это просто "постановка вопроса" ("в каком направлении следует мыслить"), а не задача, потому как требование "вернуть власть" само по себе звучит смешно; никто просто так власть и деньги не отдает - как говорится, "власть не дают, власть берут". Впрочем, это отдельная тема.
Мы сегодня находимся в откровенно слабом и смешном положении, потому что, во-первых, не реализуем что-либо, а лишь просим/требуем (сам факт этого указывает на слабость позиции). Во-вторых, потому что говорим о необходимости признать наше существование - выдать нам свидетельство, справку о том, что "мы русские", "мы государствообразующий народ". То есть не отсутствие прописки в нашем доме (России), а именно само требование нас прописать говорит о том, что мы не хозяева в своем доме. Хозяину эта справка не нужна, а если даже нужна, он не будет о ней просить, он сам себе ее выпишет, "для порядку".

Недавно смотрел фильм, там фигурировал французский мафиози, позиции которого настолько ослабли, что он был вынужден доказывать свою значимость простому полицейскому. "Этой мой город, я в нем хозяин", - говорил он. "Если бы это было действительно так, ты бы мне этого сейчас не говорил", - ответил тому полицейский, и был прав.

Попытка русских националистов всячески артикулировать свою русскость (разные аватарки, футболки "Я - русский", описание любых проблем и происшествий с позиции именно русскости - "Русские подростки погибли в Пскове" и т.п.) объяснима, но откровенно удручает, а иногда и утомляет своей навязчивостью. Да, стремление обозначить свою национальную идентичность понятно (и это лучше, чем полное отсутствие понимания идентичности), но увы - это именно проявление нашей слабости, а не силы. По этой причине мне никогда не хотелось носить футболку "Я - русский", ведь с таким же успехом можно было бы носить футболку, к примеру, "Я - мужчина" или "Я дышу воздухом".

На данном этапе требование "прописать" русских в Конституции наверно один из немногих возможных сегодня методов "напоминания о себе", вот только к фактическому положению вещей это имеет мало отношения. Фактическое главенство русских в России, настоящая их государствообразующая роль наступит не тогда, когда (если) об этом напишут на бумажке Магомедсаламы Магомедовы, а когда русские сами будут писать и выдавать всем остальным эти бумажки. Когда русские в России будут иметь реальную власть и собственность, то есть будут в роли хозяев, а не просителей."





http://oboguev.livejournal.com/5724938.html
http://pravoe-org.livejournal.com/1047560.html?thread=2202376#t2202376
12:56p
воспоминания о неизбежном
Originally posted by ivkonstant at Двадцатипятилетие Беловежского сговора (из воспоминаний)

Заседание Верховного Совета в тот день – 12 декабря 1991 года открылось ровно по расписанию – в 10.00. В президиуме восседали Ельцин и Хасбулатов – Руслан Имранович на председательском месте, а Борис Николаевич, скромно, несколько в сторонке – разделение властей, понимаешь!
                                                           
Зал был битком набит депутатами: на заседание съехались не только члены Верховного Совета (они-то, как раз, явились не все – самые осторожные проголосовали ногами), но и многие депутаты Съезда, что поактивней. Общий настрой казался приподнятым, чуть ли не праздничным: на лицах самых ярых «демократов» играли плохо скрываемые улыбки победителей – как же – Карфаген, наконец, разрушен!

-- Уважаемые депутаты! – буднично начал Хасбулатов, - «О Соглашении о создании Содружества Независимых Государств» - выступление Президента Российской Федерации Бориса Николаевича Ельцина.

Ельцин выглядел уверенным  в себе.

-- Седьмого – восьмого декабря произошли события принципиальной важности.
Главы государств Беларуси, Российской Федерации и Украины после напряженных переговоров заключили Соглашение о создании Содружества Независимых Государств!
Еще два года назад стало ясно, что союзные структуры не способны к коренному обновлению. Наоборот, свои последние жизненные силы командная система бросила на сохранение своего всевластия, стала главным препятствием реформ.

И дальше Борис Николаевич начал подробно рассказывать, как много сил приложило руководство России и он лично, чтобы спасти распадающийся Союз, но все оказалось напрасным, из-за интриг и коварства Горбачева и его команды. События приобрели неуправляемый характер и, чтобы взять ситуацию под контроль, и было подписано Беловежское соглашение.

-- Была найдена единственно возможная формула совместной жизни в новых условиях, - продолжил президент, внимательно оглядев зал, словно стараясь заручиться поддержкой своих фанатов, - Содружество независимых Государств, а не государство, где никто не имеет независимости.

Депутаты молча слушали рассказ о разгроме страны, где все они родились, выросли и стали народными избранниками, не раздалось ни хлопков одобрения, и криков возмущения. А Ельцин, между тем, обещал, обещал и обещал: сохранить единое командование вооруженными силами, общую денежную систему, единое экономическое и правовое пространство.

Я огляделся по сторонам: священник Глеб Якунин, шевеля губами, повторял за Ельциным каждое слово, особенно энергично, когда президент заговорил о «смерти Конституции СССР, не отрываясь, восторженными лазами глядела на своего кумира Белла Куркова.

Но встречались и другие лица: задумчиво жевал губами видавший виды Николай Травкин, недовольно морщился многоопытный юрист Владимир Исаков, с трудом сдерживал негодование горячий Сергей Бабурин. Да и я тоже не находил себе места, и едва Ельцин закончил, бросился к ближайшему микрофону.

-- Борис Николаевич! Соглашение, подписанное руководителями трех республик, явно носит конституционный характер, то есть требует внесения изменений в Конституцию РСФСР. И в этой связи у меня вопрос.  Правомочен ли Верховный Совет ратифицировать данное Соглашение и не следует ли по этому вопросу обратиться в Конституционный суд России?

Вопрос был с подковыркой: Верховный Совет не имел права вносить изменения в Конституцию, и Ельцин прекрасно это понимал. Как и то, что стремившийся продемонстрировать свою независимость Конституционный суд ни за что не признает состряпанное на коленке Беловежское соглашение соответствующим Конституции.  Руслан Хасбулатов попытался вывести президента из-под удара:

-- Ну, может быть, это вопрос к юристам?

Но Ельцин уже закусил удила. Он состроил недовольную гримасу и взмахом руки отверг предлагаемую помощь:

-- Не считаю, - пристукнув кулаком по трибуне, прорычал президент, - Верховный Совет правомочен ратифицировать и соглашения между республиками, тем более – Соглашение между тремя республиками.

Хасбулатов внезапно засуетился:

-- Последний вопрос. Пятый микрофон.

Последний вопрос касался пенсионного обеспечения военнослужащих и сразу снижал накал обсуждения. Ельцин привычно пообещал эту проблему «отрегулировать» и поспешно покинул трибуну.

Его место занял главный советник президента по юридическим вопросам Сергей Шахрай, который сразу вступил со мной в полемику:

-- В статье 104 о компетенции Съезда  народных депутатов - нет полномочий  ратифицировать заключенные договоры, - уговаривал он депутатов.

Это была прямая ложь: действующая тогда Конституция позволяла Съезду принять к рассмотрению любой вопрос, относившийся к ведению Российской Федерации. Уж кто-кто, а опытный правовед Шахрай знал это лучше других. Поэтому он не стал задерживаться на этой скользком месте, а сразу перешел к примату международного права над национальным.

-- Вы также знаете, что несоответствие норм национального права заключаемому договору не является препятствием для заключения договора, - пудрил он мозги наивным слушателям.

-- Чушь! – обернулся ко мне Владимир Исаков, - международные соглашения вступают в силу только после их ратификации, - а ратифицировать это соглашение вправе только Съезд, поскольку оно касается вопросов национально-государственного устройства. Исключительная компетенция Съезда – Шахрай ведет себя как наперсточник.

А на трибуне уже красовался министр иностранных дел Андрей Владимирович Козырев. Лицо этого человека производило странное впечатление: широко распахнутые серые глаза, казалось, должны были свидетельствовать об искренности их владельца. Но в данном конкретном случае в них светилась лишь спокойная, уверенная в своих силах наглость.

К микрофону с трудом пробился Михаил Астафьев.

-- Из глубин Беловежской пущи можно отменить Конституцию СССР, как сейчас нам объяснили, можно отменить Конституцию РСФСР и нарушить президентскую клятву. Но, скажите Вы, как министр иностранных дел, можно ли отменить устав Организации объединенных наций, который гласит, что членами ООН  могут быть только государства, а не Содружества.
Кто займет место СССР в Совете безопасности ООН?

Козырев заюлил и начал рассказывать о «положительной реакции международного сообщества и, прежде всего, США на подписание соглашения», потом заговорил о реформе ООН и, наконец, признался, что он не может ответить на поставленный вопрос. А когда другой депутат поинтересовался у министра, каково будущее единой советской армии, решительно вмешался Хасбулатов:

-- Все, все. Отключите пятый микрофон.

Но тут получил слово Сергей Бабурин.

-- У меня вопрос к министру иностранных дел. Можете ли Вы привести пример какого либо договора, ратифицированного страной, вопреки действующей в ней Конституции?

-- Некоторые вопросы носят концептуально-философский характер, - развел руками Козырев, - Мы не можем абсолютизировать суверенитет. Есть международное право, ООН.

-- Тьфу, пустобрех! – раздраженно выругался Тюменский депутат Николай Павлов, - Так и не ответил ни на один вопрос.

-- Уважаемые депутаты, - запел свою заунывную песню председательствующий, - Вопросы повторяются. Переходим  к обсуждению.
Прошу записываться для выступлений. Сколько времени отведем для обсуждения? Один час хватит?

-- Пятьдесят минут, - выкрикнул из зала какой-то торопливый депутат,  - Чего тут обсуждать? Голосовать надо!

-- Пятьдесят минут все-таки, маловато, - вальяжно изрек Хасбулатов, - давайте – один час.

-- Руслан Имранович! – пытался вразумить председателя Бабурин, - Я уверен, что все присутствующие понимают, о каком историческом решении идет речь. Политики вновь предают свой народ. Пятьдесят минут – это ни в какие рамки не укладывается. Минимум два часа.

-- Сергей Николаевич, - прервал его Хасбулатов, - может быть, начнем обсуждать? А там, если у депутатов будет желание продлить, поставим на голосование. Слово предоставляется депутату Шейнису.

Шейнис, поправив красивым жестом очки в золотистой оправе, обрушился на «отдельных товарищей, которые пытаются затянуть и сорвать ратификацию судьбоносного Соглашения».

-- Задумайтесь о возможных последствиях! - стращал нас Виктор Леонидович.

-- На что он намекает? – растерянно посмотрел на меня Аксючиц, - Репрессиями грозит?

-- Хватит! – тут же понеслись возгласы из зала, - Устали!

-- Ну, все, - подвел черту Хасбулатов, - Давайте голосовать. Призываю ратифицировать Соглашение. Не ошибитесь кнопкой, уважаемые депутаты.

-- Поименно! – разнесся чей-то зычный бас.

-- Пожалуйста, - согласился Руслан Имранович, - голосуем поименно.
В целом, или за основу?

-- За основу, - настаивал Бабурин, надеясь  с помощью поправок вдохнуть в Соглашение какой-то человеческий смысл.

-- Не возражаю, - невозмутимо согласился Руслан Имранович, - давайте «за основу».

Гнев выкинул меня из кресла: я кинулся вперед и, растолкав  удивленных коллег, вцепился в рифленую поверхность микрофона.

-- Чем мы здесь занимаемся, - закричал я не своим голосом, - это нарушение конституции! Мы не имеем права ставить этот вопрос на голосование! Это издевательство над законом.

-- Отключите первый микрофон, - спокойно распорядился Хасбулатов.

-- Это нарушение регламента!

-- Не слышу, - усмехнулся председатель.

И тогда, во всю силу легких, я крикнул ему:

-- Есть люди, которые начинают слышать только тогда, когда им отрезают уши!

Он услышал, я понял это по глазам, и по неуверенному движению плечами - чуть смутился, но тут же взял себя в руки.

-- Прошу голосовать.

Быстро вернувшись на место, я успел нажать кнопку «Против».

-- «За» - 185, «Против» - 5, «Воздержалось» - 6, - считал Хасбулатов данные с электронного табло. Принято за основу. Но, что уж мы будем останавливаться на полдороге? Ратификация всегда голосуется «в целом».
Кто за то, чтобы принять постановление в целом?

-- Протестую, - раздался слабый голос из зала, - Я вносил поправки. По регламенту они должны быть проголосованы.

-- Голосуем, - не обращая внимания на крики, гнул свою линию председательствующий,  -  Поактивней пожалуйста!
Так: «За» - 188, «Против» - 6, «Воздержалось» - 7 человек.
Принято. Поздравляю с принятием исторического решения!

В стенограмме заседания Верховного Совета в этом месте имеется пометка:
«Бурные, продолжительные аплодисменты. Все встают». Но встали, конечно, не все. Проголосовавшие против, продолжали сидеть, уныло глядя в пол. Советского Союза больше не было.

-- Бобик сдох, - торжествующе прошипел кто-то в зале.

А я представлял, что сейчас чувствует моя мать и думал, что она, наверняка, в шоке.

2:14p
Сделка
Originally posted by el_murid at Сделка

Новость дня - приватизация "Роснефти", 19,5% которой приобрел консорциум, в составе которого катарский инвестиционный фонд.

Судя по цене сделки, общая капитализация "Роснефти" составляет всего 53,85 млрд долларов - что даже меньше той суммы, которую выплатила "Роснефть" в 13 году, выкупая свою долю у ТНК-ВР. Но это нормально - эффективные друзья Путина зарабатывают не на прибыли, а на убытках. Рухнувшая капитализация "Роснефти" в разы никак не отражается на фантастических зарплатах менеджеров. Собственно, и тот же "Газпром" "усох" в семь раз, что никак не повлияло на прочность положения и вознаграждения его руководства. В общем, здесь всё в порядке.

Однако вопрос более интереснее. Интерес вызывает один из покупателей - Катар.

Чуть больше года назад Катар провел великолепную (со своей точки зрения) операцию, взорвав руками своих боевиков из "Ансар Бейт аль-Макдис" на Синае наш российский самолет, убив 220 наших граждан. В общем-то, уже в первые дни после катастрофы список подозреваемых сузился до одного, равно как и список заказчиков теракта . Целью, конечно, были не наши люди - это был просто повод.

Целью был ответ Катара, который в 12 году сумел прибрать к рукам жемчужину Ближнего Востока - Египет с его Суэцким каналом. Финансируемые Катаром "братья-мусульмане" пришли к власти, сбросив режим, ориентированный на республиканскую элиту США в интересах группировки Клинтон-Обамы. Все шло хорошо до 13 года, когда ориентированные на Саудовскую Аравию египетские фелюли из прежней элиты через контр-госпереворот вернули власть и вышвырнули Катар из Египта.

В 2015 году Катар ответил. Теракт, убивший наших людей, позволил России запретить поездки туристов в Египет, почти убив туротрасль Египта - при том, что экономическая ситуация в Египте близка к катастрофической, и это после двух государственных переворотов.

ЦРУ опубликовало данные, согласно которым за терактом стояла группировка радикальных джихадистов, большую часть которых составляют наиболее непримиримые члены "братьев-мусульман" - естественно, группировка финансируется тем же самым Катаром. В общем, кто убил наших людей, давно секрет полишинеля.

Тем не менее, расследование теракта в тупике, ни звука о нем не слышно. Естественно, что о наказании виновных - исполнителей, организаторов и заказчиков - нет и речи.

Сегодня появился ответ - почему. Да потому, что Катар купил "Роснефть". Заплатив полновесными долларами. Да за такой подарок наши правители, если надо, еще пять самолетов катарским боевикам подгонят - чего их жалеть, людишек-то?

Основной вопрос: теракт был сепаратной операцией Катара или с ним в доле был кто-то из наших? Слишком согласованно прошла операция - взрыв, запрет на туризм - глухое молчание о результатах расследования - покупка "Роснефти". Я уже ничему не удивлюсь, если откровенно. После рязанских учений подозревать наших в гуманизме по отношению к формально своим гражданам не приходится. А уж если на кону стоят доллары - тут вообще сомнения трактуются точно не в пользу подозреваемых.

<< Previous Day 2016/12/07
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com